Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыСтенограммы пресс-конференцийПресс-конференция, посвященная последней сессии работы государственной думы iii созыва

Пресс-конференция, посвященная последней сессии работы Государственной Думы III созыва

. Омск

Уважаемые коллеги, благодарю всех, кто пришел на пресс-конференцию. Тема нашей пресс-конференции “Социальная политика: перспективы 2004 года”.

Как известно, 19 сентября Государственная Дума приняла в первом чтении проект закона “О федеральном бюджете на 2004 год”, как известно, после этого закон можно слегка править, но не возможно изменить в корне. Основные параметры бюджета утверждены, и практически о перспективах социальной политики следующего года мы с высокой долей достоверности можем говорить уже сейчас.

Прежде чем мы перейдем к основным характеристикам этого документа и сопутствующих ему других документов, я хочу сказать, что 19 сентября в Москве мы наблюдали своеобразный контраст: с одной стороны, выступая в Думе, премьер-министр России М. Касьянов утверждал, что Дума должна принять бюджет социального прогресса, который приведет к повышению уровня жизни и другим замечательным результатам; с другой стороны, рядом с Государственной Думой выстроился пикет участников съезда профсоюза работников образования, примкнувшие к нему работники медицины, культуры и науки, которые выставили традиционные для таких пикетов лозунги:

  • Минимальную заработную плату – не ниже прожиточного минимума!
  • Среднюю зарплату в образовании – не ниже средней зарплаты в промышленности!
  • Мы поддержим вас только в том случае, если вы поддержите нас!

Давайте посмотрим объективно на основные параметры бюджета и поймем, кто же был прав: премьер, который утверждал, что принимается бюджет социального прогресса, или работники образования, медицины, культуры, которые никак не хотели с этим согласиться.

Сразу скажу, что буду опираться на данные статистики (либо статистика Правительства, либо статистика профильных комитетов Государственной Думы, в т.ч. социального, бюджетного, комитета по обороне и т.д.). И сразу хочу сказать, что мы будем говорить о некоторых составляющих социальной политики: политика в области заработной платы, в т.ч. зарплаты интеллигенции и других работников бюджетной сферы, проблема ветеранов и пенсионного обеспечения, это проблема социальной поддержки детей, инвалидов, военнослужащих. Начнем по порядку.

Еще 11 июня на мой вопрос, будет ли повышаться зарплата интеллигенции в 2004 году, М. Касьянов ответил: “Мы зарплату интеллигенции повышаем опережающим образом”. Примерно то же самое он отвечал депутатам 19 сентября. Давайте посмотрим, как это выглядит на самом деле, с одной только оговоркой. Я считаю, что правительственная статистика совершает маленькую подмену, она все время сравнивает рост заработной платы, пенсий, пособий со средним ростом цен, со средним темпом инфляции. На самом деле подмена заключается в том, что большинство этих заработных плат, абсолютное большинство пенсий, не говоря уже о детских пособиях, стипендиях, все это вращается вокруг прожиточного минимума. И сравнивать рост этих форм социальной поддержки надо не с общим ростом цен, а с ростом прожиточного минимума. А разница между этими темпами почти в 2 раза. Напомню, средние цены в этом году в текущем году должны вырасти на 12 %, а прожиточный минимум – на 23 %. План следующего года: рост цен – 10 %, рост цен на товары первой необходимости (прожиточного минимума) – 16 %. Мы будем оперировать главным образом ростом прожиточного минимума, потому что пенсионеру неважно, как изменились цены на дорогие импортные товары, его интересуют цены на товары первой необходимости, также как и учителя, большинство семей с детьми и т.д.

Начнем с вопроса о минимальной заработной плате и ее соотношении с прожиточным минимумом. Конечно, все вы знаете, что с 1 октября минимальная заработная плата составит 600 руб., я думаю, позиция Совета Федерации будет согласована. Мы много слышим, что минимальная заработная плата при современной Думе поднялась во много раз по сравнению со II Думой. Давайте посмотрим на проблему с другой стороны. Выступая по проекту бюджета на 2004 год, я напомнил своим уважаемым коллегам: в 2002-м году соотношение минимальной зарплаты к прожиточному минимуму – 24,4 %; 2003-й год – это отношение 21,6 % (на 3 % меньше); план 2004 года – 22 % (на 0,4 % лучше, чем в 2003 году). Я обратился к депутатам и напомнил, что если мы по 0,4 % в год будем приближать минимальную заработную плату к прожиточному минимуму, то она выйдет на этот уровень через 196 лет.

Далее. Что касается заработной платы интеллигенции и работников бюджетной сферы, заявление премьера о том, что она якобы повышена опережающими темпами, мягко говоря, явно преувеличено. Даже если считать средние цены (37 % за три года), в конце 2004 года даже по инфляции средний учитель, работник культуры, врач и т.д. будет несколько беднее, чем в конце 2001 года. Но, повторяю, считать надо по прожиточному минимуму. Опять же по официальным данным с декабря 2001 года до октября 2003 года прожиточный минимум поднимается на 40 %, по данным профсоюза работников образования – 45 %, следовательно, после повышения тарифной части заработной платы на 33 % средний российский интеллигент и работник бюджетной сферы станет беднее на 7 %. Далее. В следующем году прожиточный минимум повышается еще на 16 %, 7+16= 23 %, грубо говоря, в конце 2004 года российский интеллигент будет беднее на четверть, чем был в конце 2001 года. Вот вам и весь социальный прогресс.

Далее, что касается пенсий, мы еще не имеем бюджет Пенсионного фонда, мы можем говорить только о той части пенсий, которая финансируется из Федерального бюджета (как вы помните, это базовая пенсия), она будет увеличена в следующем году на 10,5 %. Это значит, на столько же, на сколько увеличатся цены, на 5 %, на эти же 5 % пенсионер станет беднее, чем был в конце текущего года.

Что касается детей, детское пособие останется на прежнем уровне 70 руб. без коэффициентов. О размере этого пособия говорить не приходится. Группа депутатов, включая вашего покорного слугу, обратились в Конституционный суд на предмет несоответствия такого размера детского пособия статье 7 Конституции РФ, утверждающей, что у нас социальное государство. Притом, что прожиточный минимум ребенка до 1 года самый дорогой. Как известно, дороже всего родиться и умереть. Реально в деньгах детское пособие сократится на 16 % в следующем году, поскольку ровно на столько вырастет прожиточный минимум. Однако, если в этом году, плохо или хорошо, но за счет федерального бюджета летом прошли оздоровление около 12 млн. детей, то в следующем году таких детей скорее всего будет 4 млн. Почему? В проекте бюджета фонда социального страхования расходы на летний отдых и оздоровительную кампанию детей снижаются с 11,6 до 3,6 млрд. руб. Если грубо, 1000 руб. на ребенка на летний отдых.

Далее, что касается проблем инвалидов, пенсионное обеспечение у них в соответствии с тем же самым законом “О трудовых пенсиях”, но инвалиды вообще оказались в результате пенсионной реформы в настоящее время в критическом положении. Рассказываю, в чем суть дела. Между прочим, это 11 млн. наших людей и это почти каждый десятый наш читатель. В чем заключается критичность их положения? По новому пенсионному закону в России пенсия по инвалидности заменяется пенсией по утрате трудоспособности. Когда принимался этот закон, мы объясняли г-ну Зурабову и г-ну Люблину из Минтруда, что это приведет к тому, что часть людей потеряет пенсии, а у другой части пенсии будут снижены. Нас уверяли, что это делается для нашего же блага, что в законе записано, что пенсия выплачивается в случае утраты трудоспособности, дает инвалидам право претендовать на другие формы социальной поддержки. Знаете, как по известному принципу:

- Я право имею?

- Да.

- Значит, я могу?

- Нет.

- Но я право имею?

- Конечно, да.

Единственное, что нам удалось сделать в пенсионном законе (это был результат длительных переговоров с М. Зурабовым), это - первое, объявить, что степень утраты трудоспособности определяется по медицинским показаниям; второе – записать, что пенсия работающему инвалиду выплачивается независимо от продолжения работы; третье – установить переходный период в 2 года для того, чтобы Правительство смогло наконец определиться, что такое степень утраты трудоспособности. Эти 2 года истекают 1 января 2004 года. Возникает следующая проблема. Первое, если за это время Правительство не примет новых критериев определения утраты трудоспособности, правовые основы для выплаты пенсий инвалидам исчезают вообще. Я не думаю, что кто-нибудь отважится перед президентскими выборами перестать платить пенсии инвалидам, но правовые основы для этого исчезнут целиком.

Второе, если даже в срочном порядке будет принят новый порядок определения степеней утраты трудоспособности, переосвидетельствовать 11 млн. российских инвалидов будет просто невозможно. На это уже нет времени.

Третье. Летом текущего года г-н Осадчих Анатолий Иванович, зам. Починка (принято ругать Починка, но я даже в такое время скажу, что нам Починок нередко шел навстречу, в отличие от своего зама Осадчих, который именно призван защищать права инвалидов), так вот Осадчих разослал в общественные организации инвалидов проект определения критерия утраты трудоспособности, по которому (я не преувеличиваю) Николай Островский не был бы признан инвалидом I группы (а по-новому инвалидом III степени утраты трудоспособности), потому что в новом проекте написано, что III степень утраты трудоспособности дается лишь тому, кто не может работать ни при каких условиях (ни при помощи других людей, ни при помощи технических средств). Это значит, что пенсию инвалида I группы, если бы такие критерии были приняты, не смог бы получить никто. Я думаю, что такую степень утраты трудоспособности мог бы получить только человек без рук, без ног и с болезнью Дауна.

Недавно мы были у министра труда, он пообещал нам пойти навстречу очередной раз, будет совещание у него с участием руководителей общественных организаций инвалидов, заинтересованных депутатов, Комитета по труду и социальной политике. Надеюсь, что Государственная Дума и Правительство все-таки войдут в некоторый здравый смысл и проголосуют за один из наших законопроектов. Один законопроект предлагает вернуть все на свои места, другой – предлагает продлить еще на 2 года переходный период, когда группы инвалидности и степени утраты трудоспособности приравниваются друг к другу.

Такой драматической ситуации по пенсиям для инвалидов я не припомню за всю свою депутатскую деятельность. Инвалидные организации в шоке, бомбардируют письмами, но правительственные фракции в Госдуме отказались вызвать на пленарное заседание министра труда Починка. Самое интересное, что сам он вовсе не возражал против этого. Считается, что нельзя приглашать на заседание никого из Правительства, чтобы, не дай Бог, им не задали какие-нибудь неудобные вопросы.

Что касается военнослужащих, известно, что с 1 октября ставки окладов военнослужащих увеличиваются на 11 %, это в лучшем случае компенсирует инфляцию текущего года, но не компенсирует рост прожиточного минимума в следующем году. Это значит, что к концу 200 4 г. российские военнослужащие станут на 16 % беднее, чем в октябре текущего года.

Не думайте, пожалуйста, что российский бюджет – это бюджет, направленный только против интересов людей, работающих в бюджетной сфере, и тех, кто получает поддержку из федерального бюджета. Может быть, вы думаете, что это бюджет поддержки армии? Ничуть не бывало. Я привез с собой один документ – заключение Комитета по обороне на бюджет 2004 г. Вот, что касается того, как смогут готовиться к обороне наши вооруженные силы. Читаю: “налет летного состава ВВС и ВМФ составит не более 35 час при нормативном показателе – 80 часов, а нормы нахождения в море судов ВМФ – не более 16-20 суток при норме – 40 суток”. Т.е. по-прежнему самолеты будут стоять на аэродромах, а потом при отсутствии опыта у летного состава взрываться в неподходящее время. А корабли будут стоять на приколе, и, может быть, крупномасштабные маневры, которые прошли летом текущего года на Дальнем Востоке, повторятся неизвестно через какое время.

Но, может быть, вы подумаете, что бюджет окажет существенную поддержку отечественного товаропроизводителя. Ничуть не бывало. Могу сказать, что инвестиции в промышленность в следующем году должны сократиться на 5,5 %, прибавьте к этому рост цен, и получится 15 с лишним % в следующем году.

Что касается расходов на сельское хозяйство, их предполагается увеличить на 3 млрд. руб., что не покрывает рост инфляции. И доля сельского хозяйства в Федеральном бюджете в очередной раз сократиться. Напомню, 1990 она составляла 19 %, в 97-м году – 3 %, в текущем году – 1,3 % расходной части Федерального бюджета, в следующем году составит 1, 2 % расходной части федерального бюджета. Т.е. деревня российская в очередной раз от федеральной власти ничего не получит.

Нот самое интересное заключается в следующем: все это крайне жесткое бюджетное планирование, вся эта сверхжесткая социальная политика происходит на фоне благоприятной нефтяной и газовой конъюнктуры, благоприятной ситуации на внешних рынках и огромных дополнительных доходов бюджета. Приношу извинение за цифры. Дополнительные доходы Федерального бюджета по официальным данным: 2001 г. – 318 млрд. руб., 2002 г. – 156 млрд. руб., 2003 г. – прогноз 150 млрд. руб., 2004 г. – объявленный Правительством профицит бюджета – 83,5 млрд. руб. На вопрос, заданный в свое время премьеру, почему Вы не хотите дополнительные доходы бюджета потратить либо на поддержку отечественного товаропроизводителя, либо на социальные программы, либо на повышение заработной платы той же интеллигенции, которая примерно в 3 раза меньше, чем была в советский период, когда мы критиковали власть за низкую зарплату интеллигенции. Ответ был таким: “тогда в магазинах нечего будет покупать, с полок все сметут”. На самом деле это, конечно же, не соответствует действительности, поскольку даже самые жесткие монетаристы, включая Фридмана и Гайдара, всегда говорили, что инфляция происходит от “печатного станка”. Теперь печатный станок включать не надо, деньги в стране есть вполне реальные, повышение зарплаты, пенсии, пособий могло бы привести к стимулированию отечественного товаропроизводителя в сочетании с мерами защиты отечественного производства от иностранной конкуренции. А, между прочим, у нас за последние 3 года доля импортного мяса возросла с 22 до 58 % на внутреннем рынке по данным ведомства Германа Грефа. Но показательно другое: власть не хочет при наличии больших дополнительных доходов бюджета поднимать жизненный уровень собственного населения. Депутаты Государственной Думы внесли на второе чтение законопроект о том, чтобы минимальная зарплата хотя бы в 2007 году вышла на прожиточный минимум. Он исходит из того, что в следующем году она должна составить 40 % от прожиточного минимума, в 2005 - 60 %, в 2006 – 80 %, в 2007 – 100 % от прожиточного минимума. На наши неоднократные вопросы Касьянову и Кудрину, когда они планируют вывести “минималку” на прожиточный минимум, ни одного внятного ответа мы не получили. Но я хочу сказать, что если это будет происходить темпами 2004 года, то – ровно через 196 лет.

Я уже не говорю о том, что налоговая политика Правительства тоже вызывает серьезные сомнения. Правительство в следующем году сокращает налог на добавленную стоимость на 60 млрд. руб. Это сопоставимо с расходами на здравоохранение. При этом, по мнению экспертов, в том числе не только левых, но и правых фракций, это не даст никаких результатов, наши люди не досчитаются в бюджете 60 млрд. руб. на зарплату, пенсии, детские пособия. Между тем, если Правительство хотело стимулировать рост производства, то снижать надо было не налог на добавленную стоимость, а социальный налог.

Я уж не говорю о том, что, готовясь к вступлению в ВТО, Правительство по-прежнему пытается снижать таможенные пошлины. Это вредно дважды: с одной стороны, мы не досчитываемся бюджета, а с другой стороны, это приводит к более трудным условиям конкурентной борьбы для наших товаропроизводителей. Причем, никакого существенного поворота в отношении налогообложения природных богатств в этом бюджете нет. Даже Сергей Степашин, руководитель Счетной палаты, выступая на пленарном заседании Госдумы, это отметил. Он задал вопрос, почему не происходит никакого поворота, хотя сейчас не только левые, но и правые фракции, в частности Б. Немцов, стали выступать за перераспределение доходов от природных богатств в пользу государственного бюджета и в пользу людей.

Заканчивая, я хочу вернуться к началу пресс-конференции. Так кто же все-таки прав: Правительство, которое утверждает, что “все к лучшему в этом лучшем из миров”, что у них все растет и поднимается, или работники образования, медицины и культуры, которые пикетируют Государственную Думу, собираются проводить акцию протеста 15 октября и говорят, что у них особенно ничего не растет, а даже не успевает за ростом прожиточного минимума. Увы, мне кажется, что каждый прав по-своему, просто у каждого своя правда. Действительно, это две математики, две статистики, два представления о том, что такое экономический рост и для кого он должен быть. Если хотите, как в старину говорили, два образа жизни. Для Правительства важно, чтобы рос бизнес и его доходы, для работников бюджетной сферы важны совершенно другие показатели. Вот только остается вопрос: долго ли Правительство будет работать только исключительно в интересах большого бизнеса?