Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыСтенограммы публичных выступленийУстановление уровней высшего образования: проблемы нормативно-правового регулирования. стенограмма круглого стола

Установление уровней высшего образования: проблемы нормативно-правового регулирования. Стенограмма круглого стола

. Москва. Здание Государственной Думы, Комитет по образованию и науке

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги, я глубоко убеждён в том, что закон, который сегодня обсуждается, не технический. В том, что это один из самых важных законов, который принимает четвёртая Государственная Дума, и, более того, рискну утверждать, что немало вредных для образования законов в четвёртой Государственной Думе было принято, вот этот, если он не будет исправлен, один из самых вредных.

Более того, я считаю, что до сих пор мы не услышали ни одного серьёзного аргумента в пользу этого законопроекта, зато мне известна масса аргументов против его принятия. Почему я об этом говорю, как бы возвращаясь к первому чтению? Да потому, что, по моему глубокому убеждению, вполне исправить этот законопроект невозможно, хотя частично мы его будем пытаться исправлять, его следовало бы только не принимать.

Итак, какие аргументы обычно выдвигаются в пользу этого законопроекта?

1. Болонский процесс. Убеждён, такого аргумента нет. Внимательно читал Болонскую декларацию, по духу и букве она допускает широкую степень свободы выбора для образовательных учреждений. По-русски говоря, хочешь европейский диплом, переходи на европейскую систему академических степеней, не хочешь - твои проблемы.

А, между прочим, мы тоже Болонский процесс только что обсуждали на совместном заседании профильной комиссии МПА СНГ с учётом комиссии Совета Европы. Я там изложил позицию о том, что, с моей точки зрения, Болонский процесс должен внедряться на основе добровольного выбора, добровольности, свободы. Забавно, что от имени Совета Европы депутат из Македонии мне сказал: "Конечно, свобода - это хорошо, но вот если где-то засели консерваторы, то можно и насилие применить". После этого я уже услышал выступление нашего президента, который напомнил, что после смерти Махатмы Ганди демократа ни одного не найдёшь, поговорить особенно не с кем. Повторяю, к Болонскому процессу законопроект отношения не имеет, действующий закон ему не мешает.

2. Нам говорят, что действующий закон позволяет лучше сориентироваться на рынок труда, поскольку сейчас, дескать, работодатели не могут прогнозировать рынок труда более чем на два, три года вперёд. Во-первых, как нам было известно, невежество не есть аргумент и не способность тоже. Но самое главное не в этом. Я глубоко убеждён, что вузы в регионах лучше, чем представители правительства, знают, каков рынок труда и каким он будет через три года или два года. И в этом смысле законопроект, принятый в первом чтении, ухудшает ориентацию на рынок труда, а не улучшает её.

Теперь по поводу пяти очевидных минусов этого закона. Большинство из них уже называли, но не все.

Позиция первая. По сравнению с действующим законом законопроект резко ограничивает свободу высших учебных заведений. Дело в том, что по действующему закону право выбора программы: непрерывная программа или двухступенчатая программа, принадлежит вузу. По новому закону оно передаётся правительству. Правительство будет определять, кому можно, а кому нельзя. Не думаю, что это правильно, тем более что некоторые заявления представителей правительства повергают в шок образовательное сообщество.

Я, жаль, нет Андрея Александровича Фурсенко, не люблю говорить за глаза. Но когда он сказал, что из педвузов мало слишком людей идёт в школы, и поэтому нужно сократить набор в педвузы, это вызвало шок в педагогическом сообществе. Потому что все остальные-то думали, что нужно прибавлять зарплату учителю. И это совершенно очевидно. А оказывается, нужно второй раз наказывать педвузы за то, что государство не платит зарплату учителю. Вот если так будет определять правительство, кому разрешить, кому не разрешать, то ничего, кроме вреда, мы не получим.

Вторая позиция - трёхлетний бакалавр. Об этом здесь уже говорили. И, видимо, эта позиция будет исправлена ко второму чтению. Дай Бог.

Третья позиция - это ограничение свободы выбора студента. Сейчас студент может учиться по любой траектории: из бакалавра - в специалисты, из специалистов - в магистры, из бакалавра - в аспирантуру. Теперь количество таких траекторий ограничено двумя: бакалавр - магистр, либо специалист, больше ничего. Не думаю, что ограничение свободы есть шаг вперёд.

Четвёртая позиция - конкурсный отбор на высшую ступень высшего образования, магистратуру, говоря попросту. Да, здесь нам представитель правительства на комитете говорил, что 30-50% студентов смогут получить такое образование. Пессимисты говорят, 10%. Вот Виктор Антонович говорит, процентов 25. До сих пор этого никто не знает. Но, по крайней мере, такой меч Дамоклов над студентом мы вешаем. Правительство всегда, исходя из стремления к бюджетной экономике, может сократить число магистров, обучающихся на бюджетной основе, остальным придётся платить, кто сможет, конечно.

И, наконец, пятая позиция - это то, что фактически в данной редакции в первом чтении принятый закон лишает права на отсрочку магистров. Не буду цитировать закон, это совершенно очевидно. Хорошо, что Николай Иванович, похоже, это тоже понимает. Может быть, мы сможем этот порок тоже исправить ко второму чтению, дай Бог, внеся поправку в Закон "О воинской обязанности и военной службе". Таким образом, может быть, два порока из пяти закона будут устранены, но три порока останутся.

Мною предложена целая серия поправок. Суть их предельно простая. Мы пытаемся с помощью этих поправок при другом тексте свести новый законопроект к действующему закону.

Теперь, почему же всё-таки этот законопроект вводится? Мне представляется, что здесь реальных аргументов тоже два, хотя они явно обычно не озвучиваются.

Аргумент первый - это стремление к бюджетной экономике. Я напомню, уважаемые коллеги, что за следующие три года расходы на образование предполагается увеличить порядка на 23 примерно процента, так как только в этом году, если изъять там статьи перенесённые, то порядка 32% - рост бюджетных расходов на образование. Явное замедление темпа роста бюджетных расходов.

Аргументация вторая не явная - это попытка создания элитарной системы образования, состоящей из двух уровней. Низший уровень фактически пониженного высшего образования до среднего профессионального, так скажем, для дипломированных жён. И более высокий уровень - для реальной работы на должностях, требующих реально достаточной квалификации. Я не думаю, что от этого мы повысим качество нашего высшего образования.

Ещё раз хочу напомнить, что все страны, которые всерьёз намереваются двигаться вперёд, говорят о вхождении в общество знаний, общество профессионалов, как бы там это не называлось.

И последнее. Как ни странно, пожалуй, единственным, кто на заседании правительства всерьёз был обеспокоен этим законом, правда, не последовательным, был Первый заместитель правительства Дмитрий Медведев, который, как мы помним, средства массовой информации это озвучивали, заявил, что нам нельзя допустить разделение студентов на белых и чёрных.

Дмитрий Анатольевич абсолютно прав в данном случае. Единственное, что надо быть последовательным. Если мы не хотим делить студентов на белых и чёрных, на тех, кто может получить элитарное образование и тех, кто может довольствоваться суррогатами, этот закон не нужно принимать. Это единственная реальная возможность. Спасибо.

Полный текст стенограммы (файл PDF, 670 Кб).