Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыПубликации в газете «советская россия»Закон магнитского, или еще раз о национальных и классовых интересах

Закон Магнитского, или Еще раз о национальных и классовых интересах

декабря

Страсти по закону еще не улеглись, но время спокойного анализа, похоже, наступило. Попробуем сформулировать его основные положения.

1. Разумеется, смешно было бы верить, будто американцы борются за права человека в России или хотя бы за права наших граждан, симпатизирующих США. В таком случае американский конгресс давно принял бы «закон Ходорковского», «закон Алексаняна» или какой-нибудь другой в этом роде.

Американцы мстят российским чиновникам и силовикам за то, что те фактически убили в тюрьме человека, который работал на американский фонд. Что называется, за своего. И в этой борьбе они без труда определили самую болезненную для наших чиновных олигархов точку – их счета и имущество за рубежом.

В переводе с юридического на русский закон Магнитского означает следующее: не смейте обижать тех, кто работает для нас, иначе мы возьмем вас сами знаете за что.

Вопрос о том, действительно ли Магнитский раскопал колоссальное разворовывание российского бюджета, пока опускаю, поскольку не верю, что американцы заботятся о нашем бюджете больше нас самих.

2. То, что отечественные олигархические чиновники (включая часть силовиков) и чиновные олигархи занервничали, отнюдь не удивительно: их действительно задели за живое.

То, что занервничали также и политические руководители страны, тоже вполне закономерно: у многих из них за рубежом не только счета, недвижимость, дети-студенты. Некоторые даже работают «вахтовым методом», приезжая на неделю в российский Белый дом или министерства, на выходные отправляясь к семьям.

Удивительно другое: за «олиго-чиновников» обиделась политическая оппозиция! Но разве не очевидно, что ни самих левых политиков, ни наших избирателей закон Магнитского никак не ущемляет по той простой причине, что за рубежом нас просто не за что ущемить. Лично я не был в США более 10 лет, и если не поеду еще 10 – наверняка не расстроюсь.

Разве не ясно, что наличие крупных имущественных интересов превращает российских политиков от партии власти в потенциальных агентов влияния?

Разве не мы, политическая оппозиция, многократно требовали запретить зарубежные счета и имущество государственным чиновникам и парламентариям?

Наконец, разве не закон Магнитского подвигнул Владимира Путина присвоить это требование оппозиции и в конце концов его реализовать?

В этой ситуации мне лично понравился батька Лукашенко, смысл высказывания которого был предельно ясен: «А чего вы переживаете? Переводите счета в другие страны». Президент Белоруссии явно намекал на Минск, а я бы предложил Москву, Питер или любой другой российский регион.

Убежден: левым политикам никак не с руки отождествлять национальные интересы страны с интересами олигархов и чиновников. Если закон Магнитского заставит хотя бы половину этих господ перевести деньги в Россию, он сыграет, скорее, положительную роль.

3. На фоне закона Магнитского почти незамеченным прошло гораздо более важное заявление госсекретаря Хиллари Клинтон, которая высказалась в том смысле, что Соединенные Штаты не могут допустить восстановления в каком-либо виде Советского Союза.

Не буду говорить о том, что на самом деле Владимир Путин Советский Союз восстанавливать вовсе не собирается – речь идет только о какой-то ограниченной форме экономической интеграции. Не стану удивляться, что подобное заявление прямо идет вразрез с политикой «перезагрузки».

Скажу о главном: на мой взгляд, заявление Клинтон грубо нарушает суверенитет России и других государств бывшего Союза: Белоруссии, Казахстана, Киргизии, потенциально и Украины.

Если закон Магнитского практически никак не задевает моих патриотических чувств, то от заявления госсекретаря США я начинаю клокотать. Так и хочется жестко заявить американской администрации: вместе или врозь жить нашим народам, имеющим общую историческую судьбу, – это не вашего… ума дело (крепкие выражения опускаю, дабы уберечься от дипломатического скандала).

Напомню: в истории социалистического движения наши предшественники, начиная с Владимира Ленина, никогда не отождествляли интересы своего народа с интересами правящей верхушки. Вряд ли эту позицию следует менять по столь простому вопросу, как закон Магнитского. Пусть американские и российские олигархи разбираются между собой.

4. Что касается отдельной и ставшей ключевой темы усыновления российских детей, то к закону Магнитского она притянута, что называется, за уши.

В свое время мы предлагали Государственной думе проект постановления с требованием приостановить усыновление американцами российских детей до тех пор, пока не будет заключено межправительственное соглашение. И были совершенно правы. В этих делах есть все: от альтруизма американских родителей и их желания обрести близкого человека до коррупции в российских детских домах и органах управления образованием и бесчеловечного обращения с нашими детьми в американских семьях.

Вообще детей обычно усыновляют из менее развитых стран в более развитые. Вывоз детей – признак плохого состояния медицины и социальной сферы. В каком-то смысле для страны это унизительно. И тем не менее приходится признать:

– в российских семьях наших детей погибает вдвое больше, чем усыновленных детей в семьях американских;

– иностранцы нередко усыновляют таких детей, которые у нас обречены вечно оставаться в детских домах (больных, с врожденными дефектами, с инвалидностью);

– согласно социологическим данным, около 90% выпускников российских детских домов не могут нормально социализироваться – становятся жертвами криминала, попадают под его влияние, оказываются жертвами сексуальной эксплуатации, попадают в трудовое рабство, пополняют число лиц без определенного места жительства и т.п.

Как ни печально, среднестатистическая судьба усыновленного российского сироты на Западе лучше, чем у нас. А потому я готов проголосовать за полный запрет международного усыновления, как только моя страна по-настоящему научится ценить своих детей. Увы, пока рано.

Но сейчас дело даже не в этом. Так называемый «закон Димы Яковлева» в переводе с юридического на русский означает следующее: российские чиновные олигархи отвечают своим американским партнерам: «ах, вы покушаетесь на наши счета и имущество, так мы прикроем их живым щитом из наших же детей». Участвовать в этом не могу и не хочу.

5. Если же мы хотим дать американцам достойный ответ, то делать это следует, скорее, не в отношении закона Магнитского, а в отношении заявления госпожи Клинтон. И ответ этот должен быть ассиметричным. Предлагаю две простые, высокоэффективные, безукоризненные в моральном отношении и к тому же крайне полезные для России версии:

– в течение двух-трех лет в валютных накоплениях заменить доллар иными иностранными валютами, а также золотом;

– отказаться от хранения российского резервного фонда в американских ценных бумагах и заменить их другими (швейцарскими, китайскими и т.п.), а лучше всего, как многократно предлагала оппозиция, вложить эти деньги в экономику, в развитие высоких технологий и отечественного человеческого потенциала.

Для американской олигархии это будет гораздо больнее, чем сомнительный «закон Димы Яковлева», а для России – на два порядка полезнее.

Опубликовано: Советская Россия - 2012. - 27 декабря.