Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыПубликации в газете «советская россия»Больше света и больше свободы

Больше света и больше свободы

сентября

Стартует осенняя сессия Госдумы

Повестка первого пленарного заседания палаты выглядит рутинной и серой: свыше 40 вопросов и ни одного соответствующего острой политической обстановке, связанной с гражданской войной на Украине. Еще не проснулись ведущие единопартийцы в профильных комитетах?

Вброшены законопроекты, залежавшиеся с предыдущей сессии и вызывающие у депутатов противоречивые мнения: внесение изменений в Бюджетный, Жилищный кодексы, деятельность ЦБ, налоговая политика, «реклама», оборот алкогольной продукции. Все эти законопроекты порождают только дикуссии, но ничего не меняют в экономике, подчиненной интересам классу имущих.

Неожиданности обещают преподнести заявления депутатов и лидеров фракций. Коммунисты планируют выступить в поддержку Новороссии, украинского ополчения.

В Государственной думе открывается очередная сессия. Опытный парламентарий, надежный, ответственный депутат Олег Николаевич Смолин подготовил развернутый конспект обращения к коллегам-законодателям по насущным проблемам образовательного процесса. Вряд ли регламент позволит ему всё озвучить, но эти мысли и суждения достойны того, чтобы стать достоянием общественности.

Как известно, сентябрь – начало не только нового политического, но и нового учебного года. Думаю, практически все мы 1 сентября поздравляли школьников и студентов, педагогов и родителей с Днем знаний – действительно общенародным и действительно большим праздником.

Кстати, ровно три года назад, 17 сентября 2011 г., на Конгрессе российского образовательного сообщества нами был представлен проект закона «О народном образовании». Однако Госдума, как известно, приняла другой закон. Последствия его принятия мы, а главное – народ, еще долго будет расхлебывать.

Экономисты, социологи и журналисты дружно утверждают: в России, за исключением отдельных сегментов, бесплатное образование дорожает. И что самое печальное – не без влияния законов, принятых Государственной думой. Давайте начнем по порядку.

Напомню: когда закон принимался, мы предупреждали, что вреда от него будет много больше, чем пользы. И, к сожалению, не ошиблись. Как только закон вступил в силу, Государственная дума вынуждена была заняться его исправлением. Слава богу, кое-что удалось.

Исправляя ошибку, Дума приняла Федеральный закон от 3 февраля 2014 г. №11-ФЗ «О внесении изменений в статью 108 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» о возвращении льгот детям-сиротам при поступлении в высшие учебные заведения. Правда, только на три года. Убежден: за это время нужного числа подготовительных отделений создано не будет, и закон придется продлевать.

Исправляя другую ошибку Думы, мы приняли Федеральный закон от 26 июня 2014 г. № 182 об ограничении платы за студенческие общежития.

Напомню: в Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации» № 273, который, в том числе с этой трибуны, подавался как великий прорыв, ограничений платы за общежития практически не было. У меня на руках находится письмо студентов из московского творческого вуза, где эта плата в результате поднялась в 20 раз. Более того, я знаю ректора, который согласовал со своим студсоветом повышение платы до 7 тысяч рублей в месяц. Федеральный закон № 182 этого не позволит.

Но и здесь не всё в порядке. В настоящее время плата за общежитие составляет в среднем около 400 рублей. По сравнению с нормами прежнего закона (5% от расчетной стипендии), она поднялась примерно в 6 раз. Но это исходя из методических рекомендаций минобрнауки от 20 марта 2014 г., которыми вузам было предложено установить для оплаты коммунальных услуг в общежитии понижающий коэффициент 0,5. Иначе говоря, студент платит половину реальной цены. Теперь же в проекте постановления правительства, по настоянию минфина, предлагается сохранить коэффициент 0,5 по отоплению, ввести коэффициент 0,9 по электроснабжению и не вводить никаких ограничений по водо- и газоснабжению. Легко понять, что плата за общежитие поднимется, как минимум, еще в два раза.

Могли ли мы это предотвратить? Да, безусловно. Если бы прямо в законе установили предельную плату за общежитие либо в рублях, либо в расчете от прожиточного минимума или стипендии, либо прямо в законе прописали бы те самые понижающие коэффициенты. Но такие предложения при обсуждении законопроекта были отклонены, и теперь мы снова боремся с трудностями, которые сами создали.

Конечно, правительство, как и родину, не выбирают. Но назначение и смысл работы парламента вовсе не в том, чтобы «с чувством глубокого удовлетворения» отдавать «родному правительству» собственные полномочия. Повторю: мы обязаны расставлять «флажки», за которые коллеги из исполнительной власти выходить не вправе. Иначе вновь и вновь будем повторять: хотели как лучше, а получилось – по Черномырдину.

А теперь о нескольких ошибках законодателя, которые еще только предстоит исправлять.

1. Накануне нового учебного года родители (они же – наши избиратели) получили очередной «подарок»: платную «продленку». И не без участия Государственной думы.

Дело в том, что статья 66 Федерального закона № 273 «Об образовании в Российской Федерации» относит группы продленного дня, как и школы-интернаты, не к образованию, но к т.н. присмотру и уходу. Разумеется, это спорно: организуя детей на исполнение домашних заданий, на общение с книгой, просто на отдых, любой нормальный педагог помогает им учиться и, уж конечно, воспитывает. Но бюрократам от образования понять этого не дано.

Дальше больше: пункт 8 статьи 66 закона позволяет школам с разрешения учредителя вводить плату за присмотр и уход в продленках и интернатах и устанавливает размер этой платы. Да, не заставляет, но позволяет. Другими словами, как и в большинстве случаев, у нас нет никакой единой федеральной образовательной политики: всё зависит от финансовых возможностей регионов и приоритетов руководителей. Между тем по экспертным оценкам (официальных не видел), долги российских регионов за год выросли с 1 трлн 300 млрд до 1 трлн 700 млрд рублей! Понятно, что региональные власти хватаются за каждую возможность, чтобы «заткнуть» финансовые «дыры». Но даже там, где бюджет позволяет сохранить бесплатную продленку, в условиях нарастающего экономического кризиса и финансового дефицита плату за нее стараются переложить на родителей. В итоге эта плата, по сообщениям СМИ, составит от 2 до 10 тыс. рублей.

Министр образования и науки недавно заявил, что денег на сохранение бесплатных групп продленного дня в бюджетах не хватает. Но разве, призывая Думу принимать закон, правительство не понимало последствий? Должна была понимать и Государственная дума. Отношения парламента и правительства могут строиться лишь по любимой русской пословице Рейгана: доверяй, но проверяй!

2. В Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации» отсутствуют коррекционные школы и детские сады в качестве особого типа образовательных организаций. Когда принимался закон, мы предупреждали, что это приведет к их масштабному сокращению. К сожалению, прогноз подтвердился: начиная с 2000 года количество таких организаций в стране сократилось на 218 единиц, в т.ч. с 2010 г. по 2013 г. – на 96.

В июне 2013 г. специальным письмом минобрнауки попыталось исправить ситуацию и разъяснило, что развитие инклюзивного образования не предполагает массового закрытия коррекционных школ. Увы, по сравнению с законом, у письма совсем иная, слишком легкая, весовая юридическая категория. Процесс не остановился. Недавно на это обратили внимание две влиятельные женщины: председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и зам. председателя Государственной думы Людмила Швецова. И правильно сделали.

Если детей изымают из коррекционных детских садов и школ и помещают в обычные, «забывая» создать специальные образовательные условия, это не инклюзия, а профанация. Именно коррекционные школы в условиях развития инклюзии должны стать ресурсными центрами: где же лучше педагоги обычных школ смогут научиться создавать специальные условия и работать с особенными детьми?

Нужно исправлять ситуацию, и как можно быстрее.

3. Как уже не раз говорил, Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» содержит еще одну мину замедленного действия – повышение платы за т.н. присмотр и уход в детских садах. Закон отменил прежнюю норму, согласно которой эта плата не должна была превышать для обычных семей 20%, а для многодетных семей 10% реальной цены. Тем самым стало возможным повышение платы в пять раз. Пока процесс развивается медленно. Но если ничего не будем делать, обязательно получим проблему.

4. Федеральный закон об образовании отдает решение вопроса об образовательном стандарте для школы целиком в ведение минобрнауки. Не могу не повториться: стандарт для старшей школы, утвержденный приказом и.о. министра Андреем Фурсенко, систему общего среднего образования разрушает.

Недавно в дискуссии на «Селигере» с коллегами из минобрнауки в очередной раз напомнил им заключение Российской академии образования: стандарт позволяет окончить школу, не изучив ни физики, ни химии, ни биологии, ни литературы, ни истории как отдельного предмета. В ответ услышал: в академии сейчас другой президент, и она иначе трактует этот вопрос.

Однако содержание документа не зависит от того, как президент академии его трактует.

Согласно стандарту, ребенок должен выбрать по 1–2 предмета из обязательных образовательных областей. Например, из образовательной области «естествознание» можно выбрать только экологию и при этом не изучить ни физики, ни химии, ни биологии. Как при таком подходе наши коллеги собираются готовить инженеров? Как реализовать оборонную программу президента и правительства? Как, наконец, обеспечивать импортозамещение в промышленности и высоких технологиях?

Точно так же из образовательной области «исторические науки» можно выбрать никому не известный предмет «Россия в мире» и при этом вообще не изучать историю своей страны. Из образовательной области «филология» – выбрать объединенный курс русского языка и литературы и не изучать литературу в качестве отдельного предмета. И т.п. Таким образом, не только инженеры, но и потенциальные гуманитарии превращаются в «волшебников-недоучек».

Недавно комитет Госдумы по образованию рекомендовал министерству вернуть в стандарты содержание образования хотя бы в форме т.н. фундаментального ядра. Мы предлагаем идти дальше: нами внесен законопроект, который не только возвращает содержание в стандарт, но и прямо в законе прописывает обязательный набор предметов, т.н. «золотой стандарт», который должны изучить все дети. Иное дело, что при этом сохраняется право более глубоко изучать математику, естественные или гуманитарные науки.

5. И наконец, о главном. Федеральный закон об образовании – это крупный шаг по ложному (чтобы не сказать: порочному) пути бюрократизации образования.

Напомню: в Законе РФ «Об образовании» 1992 года содержалось 34 отсылочных нормы, в новом законе их 184. Коллеги из минобрнауки первоначально заявляли, что для его исполнения придется принять 50–60 подзаконных актов, теперь предлагается принять более 100. Даже специалисты не успевают всё это читать. Недавно общался с молодым «продвинутым» директором московской коррекционной школы. Он жаловался, что не всегда может понять тексты законов и подзаконных актов. А что говорить о нормальном учителе или родителе?

Дмитрий Медведев как-то справедливо заметил, что не все человеческие отношения должны регулироваться законом. Однако именно в области образования законодатель идет по прямо противоположному пути. Посмотрите, например, нормативный акт о привлечении обучающихся к дисциплинарной ответственности. Он списан с Трудового кодекса: объяснительные записки, конфликтные комиссии, определенные сроки обжалования и т.д., и т.п. Пока дойдет до дела, ученик и учитель забудут, в чем это дело состояло. Если бы Константин Ушинский, Антон Макаренко или Василий Сухомлинский так воспитывали детей, они были бы обречены на провал!

Убежден: образовательные отношения, как говорят философы, – это отношения субъект-субъектные. Они существуют там, где личность воздействует на личность. Там же, где оказывают услуги, где функция взаимодействует с функцией, возможны дрессировка, отчасти даже обучение, но только не образование.

Между тем председатель Общественного совета при минобрнауки Евгений Ямбург любит повторять: школа всё больше превращается в место, где дети и педагоги мешают администрации работать с документами. Мой друг, директор школы, утверждает, что, по сравнению с советскими временами, бумагооборот в школе вырос на два порядка – примерно в 100 раз. Наконец, здесь, в здании Госдумы, на наших общественных слушаниях директор школы из Краснодара сформулировал принцип современной образовательной политики: Дети! Уйдите из школы – не мешайте реализовывать национальный проект «Образование».

Но разве в вузе ситуация другая? Ректор с многолетним опытом публично рассказывал в Государственной думе, что в 1990-х гг. его вуз работал без юриста, а сейчас целое юридическое управление не справляется с потоком документации, включая отчеты и предписания контролирующих органов. В 2014 г. аккредитацию его вуза проводила комиссия в составе 70 человек!

Увы, недавно Государственная дума приняла очередной закон (№256-ФЗ) о так называемой независимой оценке качества услуг в социальной сфере, включая образование. Закон предусматривает еще одну, причем очень сложную, бюрократическую процедуру и при этом исключает из процесса общественные организации, которые реально участвуют в оценке качества нашего образования.

В итоге: помимо лицензирования, аккредитации, процедур контроля, ежегодного мониторинга, общественной аккредитации, профессионально-общественной аккредитации, проверок Роспотребнадзора, Роспожнадзора, прокуратуры и т.д., и т.п., и пр., учебные заведения ждет еще так называемая независимая оценка качества образовательных услуг!

Дальнейшие шаги по этому ложному пути грозят нам крахом модернизации, да и страны в целом. Призываю депутатов, независимо от фракционной принадлежности, объединить усилия и по обозначенным проблемам сделать следующее:

1. Продлить действие закона о льготах для детей-сирот при поступлении в вузы, как минимум, до 2020 года, а лучше сделать закон бессрочным.

2. Ввести в Федеральный закон № 182 от 26 июня 2014 г. прямые ограничения на дальнейший рост платы за студенческие общежития.

3. Подготовить и принять закон о бесплатных группах продленного дня и бесплатных школах-интернатах.

4. Внести изменения в федеральный закон об образовании в защиту прав инвалидов и других детей с ограниченными возможностями здоровья, в т.ч. предусматривающие право выбора родителями между коррекционными и инклюзивными школами и детсадами.

5. Ускорить рассмотрение внесенного нами законопроекта о возвращении ограничений на оплату родителями присмотра и ухода в детских садах.

6. Провести специальный круглый стол об образовательном стандарте для старшей школы и принять изменения в закон об образовании, возвращающие в образовательные стандарты их главный элемент – содержание образования. Закон не может не отвечать на главный вопрос: чему учить наших детей.

7. На межфракционной основе создать специальную рабочую группу по проблемам дебюрократизации образования и шаг за шагом исправлять в этом направлении образовательное и смежное законодательство.

Повторяя древнее Евангелие, наш классик Иван Тургенев однажды сказал: учение – не только свет, оно также и свобода. Ничто так не освобождает человека, как знание. Наши законы должны нести гражданам страны больше света и больше свободы.

Наши мудрые предки, у которых еще не было школ в современном понимании, 1 сентября отмечали начало нового календарного года. Давайте же и мы используем новый политический год для того, чтобы провести работу над прежними ошибками, а главное – не делать новых!

Опубликовано: Советская Россия - 2014. - № 103 (14051). - 16 сентября.