Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыПубликации в «учительской газете»Быть или не быть

Быть или не быть

июль

Нечастные проблемы «частников»

Сегодня в Омске насчитывается тринадцать частных школ, шесть из которых имеют государственную аккредитацию, то есть выпускники школы получают аттестаты государственного образца. Большинство «частников» — аккредитованных и нет — совмещают в себе дошкольные и начальные образовательные учреждения. Пять школ, признанных государством, дают ученикам полное среднее образование. Они организовались почти одновременно — 15 лет назад. Это авторские, инновационные образовательные учреждения. Число их не меняется, но к сокращению стремится постоянно. Причина вовсе не в том, что стоимость обучения не по карману родителям. Они готовы платить за комфорт детей. Правда, все же умеренные деньги. Поэтому цены у частников «не кусаются». Стоимость обучения в частных школах колеблется от 1000 рублей до 6500. Например, в школе «Альфа и омега», как и в авторской экспериментальной школе №155, плата дифференцированная. Родитель может выбрать для ребенка минимум, предусмотренный госстандартом, и заплатить только за это. Впрочем, не только — к стандарту добавляется индивидуальная работа с учеником.

Во всех НОУ Омска дают, кроме среднего, художественное и музыкальное образование. Практически все арендуют бассейны, спортивные залы. В «Альфе и омеге» есть свой театр. Некоторые имеют возможность приглашать к себе преподавателей иностранного языка из-за рубежа или отправлять за границу своих детей. Например, в «Видергебурте» стало традицией возить на каникулы детей в Германию. «Возрождение» работает в связке с одной из канадских частных школ. В «Ступенях» есть педагог с опытом работы в США в Монтессори-саду. Совмещение общеобразовательной деятельности с кружковой возможно потому, что частные школы работают в режиме полного пансиона. До обеда школьник познает математику с русским, после плавает, играет, рисует, танцует и вместе с педагогом делает домашнее задание, разбираясь в том, что не понял на уроке.

Учителя и воспитатели находятся с детьми с утра до вечера. Число учеников в классах не превышает 10 человек. Репетиторство в отличие от большинства муниципальных школ в частных запрещено. Дополнительные занятия входят в оплату! Собеседование с психологом, которое обязательно при поступлении ребенка в школу, позволяет разработать для каждого индивидуальную систему обучения. При поступлении в государственную школу тоже проводится собеседование, но, как считает Артур Элькин, директор частной школы «Возрождение», чаще для того, чтобы отобрать в нее «сливки» — самых способных детей или наиболее денежных родителей. Как правило, в НОУ приходят ребята, на которых государственные заведения поставили крест по разным причинам.

Накануне Первой мировой войны в Омске насчитывалось 6 частных образовательных учреждений — при том, что население составляло около 140 тысяч человек. Сейчас Омск — полуторамиллионный город. В соседних с «третьей столицей» городах негосударственный сектор образования развит намного лучше. Директора частных школ говорят, что в Омске нет условий для нормального развития частного образования. Чтобы выжить, надо поднимать плату за обучение — для самоокупаемости она должна составлять примерно 15000 рублей. Государство в лице омских властей скинуло с себя финансирование негосударственных школ, хотя Закон «Об образовании» обязывал их к этому вплоть до 2005 года. Случилось это в разное время — школе «Видергебурт», например, управление образования города перестало перечислять федеральные деньги в 1999 году, АЭШ №155 — в 2002-м. Объяснений никто из руководителей НОУ не получил до сих пор, не говоря уж про средства. Можно было бы подать в суд, но тогда возникнет еще масса проблем. Здания, в которых располагаются негосударственные школы, находятся на балансе Управления образования Омска. Журнал «Деньги», публикуя рейтинг лучших частных школ Москвы, большое значение при выставлении балла придавал следующему факту: находится школа в арендуемом здании или в собственном. Увы, все омские «частники» арендуют помещения бывших детских садиков. И все они находятся у школ в недолгосрочной аренде. Договоры перезаключаются ежегодно, и нет никакой гарантии, что в следующем году «частникам» не откажут в помещении. А нет здания — нет и школы. К тому же НОУ в долгах как в шелках перед коммунальщиками. В 2005 году депутаты Омского горсовета долго спорили, прежде чем отобрать одно здание площадью 882,4 квадратных метра у негосударственной школы «Возрождение». И все-таки отобрали, хотя руководитель школы Артур Элькин доказывал, что его ученики по состоянию здоровья не могут ходить в обычные школы. Впрочем — очевидно, в качестве компенсации горсовет освободил аккредитованные образовательные учреждения от арендной платы на 2005 год. Год прошел, и теперь «частники» не знают, что будет дальше — договоров аренды нет ни у кого. Авторская школа Ирины Мавриной вообще оказалась в подвешенном состоянии — Департамент недвижимости и управление образования спорят в суде о том, кому принадлежит здание, причем собственно школу, кажется, уже никто не имеет в виду.

Еще одна проблема омских частных школ — они развиваются изолированно от государственной системы образования: бывшее руководство управления образования игнорировало «частников». Нынешнее еще не определилось. Хотя у НОУ есть чем похвастаться. «Альфа и омега» является экспериментальной площадкой Российской академии образования, АЭШ и «Возрождение» — Министерства образования РФ, «Дюймовочка» ведет методическую работу совместно с Московским институтом дошкольного образования. Правда, богатства в частных школах не наблюдается. Больше того — не наблюдается даже компьютеров. АЭШ — единственная, в которой оборудован современный компьютерный класс, приобретенный с помощью родителей. «Возрождение», бывшее застрельщиком информатизации в омском образовании, похвастать новинками не может давно. Зарплата педагогов НОУ тоже оставляет желать лучшего. Когда в муниципальных школах бюджет поднял оплату труда учителям на 11 процентов, в «Видергебурте», например, за свой счет этого сделать не смогли. Екатерина Крючева, директор, получает 8000 рублей. И то не каждый месяц.

Несмотря на творческий настрой специалисты НОУ в конкурсах национального проекта «Образование» не участвуют — их не приглашают. Не то, чтобы Управление образования Омска ставило негосударственным школам препоны. Просто не интересуется. В начале учебного года Владимир Куприянов, бывший начальник управления образования, на вопрос о том, как живут «частники», во всеуслышание — на пресс-конференции — ответил, что данных нет, например, его дети закончили муниципальные школы, причем с медалями. Замечу, что недавно Владимир Васильевич назначен вице-мэром и курирует теперь весь социальный блок, в том числе и управление образования.

Комментарий

Олег СМОЛИН, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию и науке, член-корреспондент РАО, руководитель движения «Образование для всех»:

— Негосударственный сектор образования официально получил права в 1992 году, после принятия Закона «Об образовании», одним из четырех авторов которого был я. Мы стремились максимально поставить негосударственное образование в равное положение с государственным. Я против приватизации государственной системы, но считаю, что надо открыть дорогу для свободного развития негосударственного сектора. Нужна соревновательность, нужны школы, хорошие и разные. Государственный сектор недофинансируется, его периодически пытаются приватизировать. При этом в негосударственном секторе закручиваются гайки. За последние годы произошло следующее:

Во-первых, отменен п. 4 ст. 5 Закона «Об образовании»: о государственном финансировании НОУ. Мы пытались с этим бороться, я лично вносил поправку на голосование в августе 2004-го. Не удалось. На мой взгляд, федеральный закон №122 можно трактовать по-разному. Статья 153 говорит, что нельзя понижать уровень ранее действующих социальных гарантий. В Москве удалось сохранить финансирование НОУ — Гордума приняла такое решение раньше. А в Московской области долго не удавалось принять подобный закон — отказывали по протесту прокурора. После вмешательства нашего комитета, обращения в Минюст финансирование НОУ в Московской области было восстановлено.

Во-вторых, в 2004 году отменили льготы по налогу на прибыль, а в 2006-м НОУ придется платить налоги на имущество и землю в полном объеме. Государственный сектор обычно ругают за то, что «не создал материальную базу». И наказывают негосударственный — тот, который эту базу создал, на мой взгляд, все образовательные учреждения должны пользоваться налоговыми льготами, и неаккредитованные тоже.

В-третьих, отменено положение о преимущественном праве на аренду учреждений образования любой формы собственности. Сейчас мы активно работаем с Московской ассоциацией негосударственных школ. Разрабатываем поправки, которые «вернут все взад», как писал Зощенко. Получится или нет, не знаю. Но пытаться будем. Законопроект о госфинансировании НОУ, о пролонгации налоговых льгот, подписанный Мироновым, лежит в Госдуме уже 10 месяцев. За это время ребенка родить можно!

Не случайно Ассоциации негосударственных школ России вошли в движение «Образование для всех». Пока не удается преодолеть эту дикую странность политики — несоциальной и нелиберальной одновременно. Я считаю, что частным школам должно помогать государство. Иначе все ляжет на плечи родителей, которые просто не выдержат.

Наталья ЯКОВЛЕВА

Опубликовано: Учительская газета. – 2006. – 11 июля. – № 28. - С. 8.