Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыПубликации в газете «вести образования»«штрафнику» егэ – «волчий билет»?

«Штрафнику» ЕГЭ – «волчий билет»?

июня

Каждым летом единый государственный экзамен (ЕГЭ) обрастает скандалами и скандальчиками.

То поймают школьниц, за которых задание в соседнем классе выполняли учителя – эка невидаль!

То школьники соберут в Интернете десятки тысяч подписей протеста – кто их слышит?

То центральный канал сообщит об акциях протеста в городах Кемеровской области – так не в столице же.

То вдруг выяснится, что в одной из национальных республик хороший ЕГЭ стоит 60 тыс. рублей, а в одном из сибирских регионов всего 30 тыс. – мелочь, ведь с коррупцией в образовании мы почти покончили!

Рассказав об этом руководителю Рособрнадзора Л. Глебовой, услышал в ответ: в каждый регион, где будут подозрительные отклонения от средних показателей, в следующем году высажу «десант»! И подумал: ЕГЭ и так уже превратился в подобие спецоперации, а после «десанта» цены удвоятся.

Однако есть вещи куда как поважнее. Знакомый ректор утверждает: ЕГЭ в России вводится для того, чтобы сократить количество студентов. И не без оснований. Судите сами.

Если верить сообщениям газет, в текущем году количество «двоек» на ЕГЭ составило:

по литературе – 25,3%;

по математике – 23,5%;

по русскому языку – 11,2%.

Прибавим к этому, что «двойки» за ЕГЭ получили: по немецкому языку 13,3%, по информатике 11,2%, по химии 10,4%, по истории 10%, по физике 9,7%, по географии 8,9%, по биологии 6,7%, по обществознанию и по английскому языку 6,1%, по французскому языку 4%. По пяти ведущим предметам результаты хуже, чем в прошлом году.

СМИ бурно дебатировали, что стало причиной таких результатов и их ухудшения: низкое качество знаний или ещё более низкое качество измерителей? Ответ прост: то и другое. Меня лично больше всего тревожит литература. И не потому, что в школе она была, пожалуй, самым любимым моим предметом, а потому, что пренебрежение великой русской литературой – это одновременно и отражение, и причина той духовно-нравственной катастрофы, о которой уже приходилось писать.

Любимая нашим классом учительница литературы Валерия А лександровна Соколова не раз говорила: литература – это не учебный предмет, а воспитание души. Убеждён: это средство более мощное, чем предполагаемый специальный предмет «Духовно-нравственная культура» со всеми его религиозными составляющими. Поэтому то, что дети перестали читать классику, – мина замедленного действия под духовные устои общества. И хотя мощность взрыва прогнозировать невозможно, но последует он обязательно. А, быть может, уже происходит. При этом ЕГЭ катастрофу явно усиливает.

Недавно на вопрос журналиста я честно ответил, что ЕГЭ по литературе, скорее всего, сдать бы не смог. И ничуть о том не сожалею. Конечно, и в советское время было немало учителей, у которых дети всё больше писали сочинения про «типичных представителей» (как сказала героиня фильма «Доживём до понедельника»). Однако нас учили другой литературе: учили любить книгу, сопереживать героям, ставить себя на их место, анализировать тонкости психологии и моральных проблем. Сейчас всё больше спрашивают про художественные особенности и литературные приёмы, т.е. превращают ученика и учителя в бездушную аналитическую машину.

Помните, профессор Куницын давал лицеистам задание: «А теперь, господа, опишите розу стихами». Сейчас вместо этого требуют «разложить по полочкам» есенинскую «рощу золотую». Представьте себе Пушкина, который на лицейском экзамене не читает Державину стихи, но анализирует художественные приёмы его (Державина) произведений. От этого Гавриила Романович наверняка бы не проснулся, да и сам Александр Сергеевич от такого образования вряд ли стал бы Пушкиным!

Однако вернёмся к итогам ЕГЭ. В своё время широкой популярностью пользовался такой анекдот.

Профессор:

– Первому отвечающему за храбрость оценка выше на балл.

Студент:

– Ставьте «три», я иду.

Аналогичная по существу система прибавления 1 балла к «неуду» уже 7 лет действует и на ЕГЭ. Если бы не она, с учётом детей, «проваливших» два и более предмета, в этом году до половины выпускников могли бы получить «двойки» в аттестат. Однако в следующем году такая система действовать не будет. А это означает следующее: если вовремя не внести изменения в законодательство, каждый второй ребёнок рискует вместо аттестата зрелости получить «волчий билет», с которым кроме как на неквалифицированную работу или в армию никуда не пойдёшь. И тогда произойдёт уже не скандальчик и не скандал, а настоящая катастрофа! Думаю, если бы родители и старшеклассники лучше понимали ситуацию, протесты не ограничились бы малыми митингами в малых городах, а вылились в грандиозные митинги в столицах.

Пользуясь случаем, хочу задать «вдохновителям и организаторам» ЕГЭ из числа власть имущих простой вопрос: за что они так не любят детей?

Напомню: будущий хирург или будущий ядерщик, которому государство намерено доверить человеческие жизни, сдаёт выпускной экзамен или защищает диплом в присутствии своего преподавателя, других преподавателей своего вуза и преподавателя из другого университета (как правило, председателя комиссии). В этом случае государство доверяет человеку. Школьному же учителю и самим выпускникам, которые по действующему законодательству до 18 лет признаются детьми, доверия нет. Их обыскивают чуть не с собаками, удаляют из стен родной школы, а учителей к экзамену не подпускают и близко. Спрашивается, за что?

Впрочем, на каждое вредное лекарство подобного рода находится противоядие. Во многих регионах губернаторы рассматривают ЕГЭ как дело чести, престижа, а потому в сёлах, где нет посторонних проверяющих, учителя получают прямое задание помогать детям. Правда, не всем, а только по списку главы самоуправления или другого начальника.

Напомню читателю: мною подготовлен и совместно с группой депутатов и членов Совета Федерации, включая его Председателя С. Миронова, внесён законопроект о добровольности единого экзамена. Большинство российских регионов законопроект поддержали.

В своё время для многих из нас школьный экзамен был праздником: с цветами – для любимых учителей и возможностью блеснуть интеллектом перед комиссией – для настоящих учеников. ЕГЭ даже для учеников вполне успешных становится мукой. Если педагогическое сообщество сможет заставить законодательную и исполнительную власть принять наш законопроект, ребёнок и его родители вновь обретут свободу выбора. И тогда мы вправе будем вспомнить Булата Окуджаву:

Какие бы нас миновали напрасные муки!

И только прекрасные муки смотрели б с чела…

Опубликовано: Вести образования - 2008. - 15-30 июня. - № 12 (108).