Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыПубликации в газете «вести образования»Егэ нужно радикально пересмотреть

ЕГЭ нужно радикально пересмотреть

октября

Я очень хотел бы ошибиться, но боюсь, что исходные цели перед комиссией поставлены неправильно. Комиссия ставит задачу – усовершенствовать ЕГЭ, а его нужно радикально пересмотреть. В рамках существующей формы ЕГЭ возможно только одно усовершенствование, а именно: отказаться от тестовой части, части А, и нормально развивать мышление детей вместо того, чтобы натаскивать их на решение тестов.

Что касается других мер, то они выходят за рамки действующего ЕГЭ, и мы по-прежнему будем объяснять, что добровольность – это самый яркий компромисс, который возможен.

А вообще, я полагаю, после прошедшего лета говорить о том, что ЕГЭ дает объективные результаты и объективно показывает уровень знаний, просто смешно. Как минимум, по четырем причинам.

Первая причина заключается в том, что результаты ЕГЭ оцениваются «задним числом» по факту. Если сравнивать ЕГЭ с градусником, то сначала измеряется температура тела человека, потом всей больницы, потом доктора прикидывают, какую часть людей можно признать больными, а какую здоровыми и после этого соответственно составляется диагноз.

Вторая причина в том, что даже Любовь Глебова признавала, что четверть стобалльных оценок по ЕГЭ – «липовые». Но умный человек не будет натягивать оценку ЕГЭ до ста баллов, а будет до 99, 98, 95. Есть все основания полагать, что процент недостоверных оценок между 90 и 100 значительно выше, чем у стобалльников.

Третья причина: региональный аспект ЕГЭ показал, что лучше всех ЕГЭ знают в некоторых национальных республиках. Москва оказалась на одиннадцатом месте, чему поверить я не могу. И не потому, что я не ценю учителей в регионах: учителя и дети талантливые есть везде. А потому, что условия для образования в Москве значительно лучше. Я имею в виду и то, что детям в республиках труднее сдавать русский язык, и то, что в Москве гораздо лучше финансируется образование и гораздо выше зарплата учителей, и то, что в Москве намного больше денег, чтобы нанять репетиторов для подготовки к ЕГЭ, а эти вещи коррелируют с качеством преподавания.

И последнее. Исследования, контрольные замеры в ряде вузов показывают, что, например, как заявили в МГУ, 60% студентов-первокурсников не подтвердили своих результатов по ЕГЭ, а в Финансовой Академии при Правительстве РФ заявили, что 30% подтвердили свои результаты. Ради чего были все эти мучения? Чтобы получить столь недостоверный результат?

Единственное, что я могу сказать хорошего, это то, что в 2009 году ЕГЭ мог стать большой национальной трагедией, а стал небольшой. Большой – потому что, если бы планка (минимальное число баллов) была установлена около 40 баллов, а это более-менее соответствует «тройке», то, по данным Рособрнадзора, которые я получил, 40% детей не сдали бы математику, 40% – историю и пр. Но поскольку планка была опущена «задним числом», например, по иностранному языку до 20 баллов, по математике – до 21 балла, то количество таких детей оказалось не сотни тысяч, а около 29 тысяч.

Я считаю, что Рособрнадзор поступил правильно, потому что судьба ребенка важнее любой точной статистики. Но при этом надо говорить о том, что никаких оснований для утверждения преимуществ новой системы по сравнению со старой, не осталось.

Опубликовано: Эврика. Вести образования - 2009. - 15 октября.