Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления на парламентских и общественных слушанияхПриоритетные направления развития отношений россии с государствами латинской америки и карибского бассейна

Приоритетные направления развития отношений России с государствами Латинской Америки и Карибского бассейна

. Государственная Дума. Малый зал

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги, уважаемые послы, уважаемый президиум! Здесь говорили преимущественно о проблемах геополитических и экономических, а я как гуманитарий буду говорить преимущественно о проблемах гуманитарных.

Случилось так, что и в этой области действительно в 90-х годах мы ушли из Латинской Америки. Сейчас мы туда возвращаемся, но это значит, что и Латинская Америка возвращается к нам.

У наших стран и регионов были разные исторические судьбы, но вот ситуация, в которой мы оказалась, во многом сходная. И неслучайно Президент Бразилии Фернандо Энрике Кардозо в своё время говорил, что Бразилия – это тропическая Россия. Мы бы, наверное, могли вернуть ему комплимент и сказать, что в таком случае Россия – это такая северная Бразилия.

В последнее время сделано немало для укрепления наших гуманитарных связей, определены стратегические партнёры, тихонечко поднимаются студенческие обмены, продолжается сотрудничество с Латинской Америкой и Российской академии наук, особенно в океанологии, геологии, вулканологии и так далее. Возобновились культурные обмены, в том числе выставки, которые посещают десятки тысяч людей, хотя таких выставок пока крайне мало. Я недавно с удовольствием узнал, что в Боливии, оказывается, есть улица Пушкина, а в Бразилии – школа Большого театра. Очень хорошо, но мы сегодня собрались не для перечисления успехов, а для того, чтобы обсудить, что можно ещё сделать. Вот в этой связи я хочу внести семь предложений, в том числе в рекомендации наших парламентских слушаний.

Позиция первая. Это сотрудничество в области инноваций. Ни для кого не секрет, мировой оборот инноваций и наукоёмкой продукции сейчас выше, чем мировой оборот нефти и газа (порядка 3 триллионов долларов), через несколько лет будет 4-4,5 триллиона. Доля наших стран в этой области очень низка, например, доля России – 0,3 процента. Но если говорить не о продукции готовой, а, собственно, об инновациях, разработках, то доля эта выше, и путём объединения наших усилий мы могли бы эту долю повысить. Мне кажется, можно было бы рассмотреть в рекомендации идею создания совместных венчурных фондов для разработки современных наукоёмких технологий.

Второе. Обмен студентами. Хотел бы подчеркнуть, что рейтинги наших стран в международных показателям, типа QS, Британский или Шанхайский рейтинг, ниже, чем реальное качество образования, поскольку там в основном учитываются достижения в области науки, а, скажем, в России наука сосредоточена главным образом в Российской академии наук. Поэтому мне кажется, что надо было бы действительно поставить задачу возвращаться к тем показателям и к тому взаимному объёму подготовки студентов, который был у нас когда-то. Я поддерживаю рекомендации в части финансирования транспортной и медицинской страховки, но думаю, что этого мало. Надо было бы усилить рекомендации за счёт увеличения числа студентов, квоты студентов, выделяемых Латинской Америке. Между прочим, хочу обратить ваше внимание на один уникальный пример: у нас в Москве есть Московский государственный гуманитарный экономический институт, это учебное заведение, где учатся совместно люди с инвалидностью и люди без инвалидности, такое учреждение инклюзивного образования. Так вот сейчас обсуждается проект создания при участии России аналогичного учебного заведения в Республике Эквадор. Думаю, это хороший пример.

Третье. Язык. Мы преодолели одностороннюю англо-американскую ориентацию во внешней политике или американо-английскую, но не в образовательной политике. Доля английского языка абсолютно преобладает над всеми другими, мне кажется, что надо было бы рекомендовать Министерству образования и науки расширить долю испанского языка в российских школах, в том числе среди тех, кто сдают единый государственный экзамен. ЕГЭ по испанскому есть, но он совершенно ничтожен по сравнению с другими, в частности с английским языком.

Четвёртая позиция. Это позиция сотрудничества в науке. В рекомендациях есть предложения по открытию новых центров науки и культуры, есть финансирование Латинской Америки, я всецело это поддерживаю. Но мне кажется, что надо было добавить и другие позиции, связанные с финансированием научного сотрудничества, имея в виду его восстановление, как минимум до уровня конца 80-х годов. Нам есть, чему поучиться друг у друга в области науки, и что дать друг другу.

Пятое. Здравоохранение. Эта тема в рекомендациях практически не отражена. Между тем, в Латинской Америке есть серьёзные достижения, например, кубинская медицина считается одной из лучших медицинских систем в мире. Я знаю о кубинских достижениях в области лечения онкологических заболеваний. Мне кажется, что в рекомендации можно было бы включить две идеи. Первая – это финансирование современных медицинских исследований, совместных со странами Латинской Америки. И второе – обмен гражданами, нуждающимися в лечении в определённых областях, где у наших стран существуют наибольшие успехи. Это было бы, вероятно, дешевле, чем лечение в Соединённых Штатах, Германии и даже Израиле.

Шестое. Я хотел бы поддержать в очередной раз Владимира Михайловича Давыдова. Это взаимное изучение опыта социальной политики.

Меня, как человека левых взглядов, проблема более справедливо распределения естественно интересует. Я хотел бы заметить, что, скажем, минимальная заработная плата в моей стране сейчас 170 долларов, в Венесуэле, если верить нашей печати, – 450, хотя уровень производительности труда в России явно не ниже, чем в Венесуэле. Недавно были опубликованы данные в журнале "Форбс" по поводу того, как распределяются национальные богатства в моей любимой стране. Один процент наиболее богатых людей владеют 73 процентами национального богатства. Мне кажется, нам стоило бы поинтересоваться опытом некоторых стран Латинской Америки по части социальной политики антиолигархической направленности, которая уменьшает социальное неравенство в стране и тем самым увеличивает политическую стабильность в ней.

Седьмое. Это тема русского мира.

У нас иногда говорят: сильная Россия, сильная диаспора, но мне кажется, можно утверждать и наоборот, сильная диаспора может стать опорой, международной опорой сильной России. Между тем, в Латинской Америке очень много наших бывших или потенциальных соотечественников, порядка 500 тысяч только в Аргентине. Я с удивлением прочитал впервые, что в Уругвае находится единственный в Южном полушарии город Сан-Хавьер, где более 90 процентов составляют этнические русские, в 2013 году он будет отмечать столетие со дня основания.

Здесь, в Государственной Думе, выступали представители, руководители Россотрудничества, которые говорили о явно недостаточном финансировании соответствующих программ. Государственная Дума приняла рекомендацию об увеличении такого финансирования. Мне кажется, что это правильно и что следовало бы еще и рекомендовать Россотрудничеству усилить ориентацию на Латинскую Америку и на русский мир в рамках Латинской Америки в целом.

Емельянов М.В., Первый заместитель председателя комитета ГД по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству. Спасибо, Олег Николаевич. Как всегда интересное выступление и интересные предложения. Обязательно включим их в итоговый вариант наших рекомендаций.