Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыСтенограммы заседаний комитета госдумы по образованиюНормативно-подушевое финансирование, имеющее госаккредитацию образовательных программ высшего образования

Нормативно-подушевое финансирование, имеющее госаккредитацию образовательных программ высшего образования

. Москва. Государственная Дума

Председательствует председатель Комитета по образованию В.А. Никонов.

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги! Мы все прекрасно понимаем, что нормативно-подушевое, тем более финансирование, – крайне обоюдоострый инструмент, по которому надо пройти, как говорил когда-то Иван Ефремов, как по лезвию бритвы. При определённой ситуации он может дать положительный результат, в частности, при достаточном финансировании, при другой ситуации результаты могут оказаться крайне противоположными. То есть он может вместо скальпеля, превратиться в гильотину.

Как говорил когда-то незабвенный Аркадий Райкин, для того, чтобы приготовить рагу из зайца, нужно как минимум иметь кошку. Я имею в виду, прежде чем вводить нормативное финансирование, вообще-то, нужно было бы получить финансирование нормальное.

Что мне нравится из того, что мы сегодня слышали? Мне нравится, что не все "деньги будут гоняться" за студентом; что имущество, программы развития, если я правильно понял, капремонт, наука и некоторые другие позиции, пойдут не по подушевому принципу, и это правильно. Но это, пожалуй, пока единственное, что мне нравится.

В чём я вижу риски, если угодно, минусы той версии, которая предложена?

Первое. Произвольная база. Коллеги, насколько я понимаю, если это не так, пусть меня опровергнут, но нормативы рассчитываются таким образом: берется современный бюджет, который составляет половину от минимальной потребности по расчетам не только Смолина, но и Кузьминова, соответственно он делится таким образом, чтобы получилась необходимая база и необходимый коэффициент. Более того, насколько я понимаю, в проекте документа записано, что изменения возможны в зависимости от бюджетных возможностей государства. То есть если, например, у нас пройдёт секвестр бюджета, то и нормативы тоже сократятся.

Второе. Как мне представляется, достаточно произвольные приоритеты. Я понимаю, что приоритеты по необходимости могут быть произвольные. Я приветствую, что инженеров включили в приоритеты, но я не очень понимаю, почему не включили педагогов? Если мы ставим задачу повышения качества образования, на мой взгляд, это абсолютно необходимо.

Третье. Произвольные коэффициенты. Я не услышал, как они рассчитывались. Я так понимаю, что методом подгонки под существующий бюджет.

Четвёртое. Произвольное ограничение. Уважаемый Александр Борисович, я не рассматриваю установление, запрет на более низкую плату для внебюджетников по сравнению с финансированием бюджетников как перераспределение в их пользу. На самом деле это обычно бывает наоборот: обычно за счёт внебюджетных студентов вузы поддерживают и бюджетное образование, потому что это позволяет повысить зарплату преподавателям, более эффективно использовать имеющиеся площади, я уже не говорю о том, что норматив единый по всей стране получается так: для Москвы, может быть, занижен, а для провинции завышен. Мне кажется, что с этим вопросом нужно бы ещё хорошо поразбираться.

Пятое. Уважаемые коллеги, это во многом произвольно выстроенная пирамидальная система. Систему образования мы выстроили пирамидально: два крупнейших вуза – наверху, далее, соответственно, – федеральные университеты, затем – национально-исследовательские, затем – все остальные, причем тоже финансируемые по-разному. Насколько я понимаю, сельхозвузы до сих пор финансируются меньше, чем вузы, принадлежащие Министерству образования и науки. И, кстати, в этой связи, может быть, введение нормативного финансирования приведет к тому, что Министерство образования как бы не получило меньше.

Между тем, уважаемые коллеги, присутствующий здесь Владимир Алексеевич Зернов может сказать об этом более подробно. В международных и некоторых российских рейтингах уже есть негосударственные вузы, которые занимают места выше, чем, скажем, федеральные университеты. Недавно Министерство образования и науки, Александр Алексеевич Климов и, соответственно, Александр Борисович Соболев озвучили результаты проведенного министерством рейтинга о готовности к электронному обучению: там федеральные университеты в самом низу. Объясняют это обычно большим количеством программ, сложностью управления большой системой. Но возникает вопрос, по меньшей мере: а надо ли продолжать искусственно укрупнять вузы, если это приводит к усложнению управления?

Шестая позиция. Не секрет ни для кого, основное направление в технологическом плане развития образования в мире – это развитие электронного обучения. Я здесь не заметил каких-то возможностей, которые бы помогали нашим вузам, ускоренно развивающим электронное обучение, получить на это государственные средства. Через госпрограммы, кстати, это тоже не делается.

Седьмое. Что касается студентов с инвалидностью. Хорошо, что 0,2 по зарплате ввели. Но, коллеги, обучение инвалидов – это не только заработная плата преподавателей, это дополнительное оборудование, доступная среда и масса других вещей. Я не случайно говорил, что в Москве, например, для таких инвалидов, которые обычно потом учатся в вузах, это инвалиды, естественно, с сохранным интеллектом, но с глубокими нарушениями зрения либо с глубокими нарушениями опорно-двигательного аппарата, установлен коэффициент 3, не 20 процентов, а 3. Надо, я думаю, подумать о том, чтобы увеличить коэффициент в этой части.

Мои конкретные предложения.

1. Рассмотреть возможность включения педагогических специальностей в число приоритетных.

2. Увеличить коэффициенты для инвалидов.

3. Может быть, главное, коллеги, а не надо ли всё-таки сначала бы провести эксперимент?

Смотрите, что получается: у нас школ в первом десятилетии XXI века закрылось в 19 раз, чем в лихие 90-е годы, причем школы закрывались быстрее, чем сокращалось количество детей, мы специально это анализировали. Это во многом связано с введением подушевого финансирования. Что у нас произойдет с вузами с введением подушевого финансирования, надо было бы как следует посчитать, с моей точки зрения.

Поэтому я пока не готов, уважаемый Вячеслав Алексеевич, проголосовать за наше решение из-за одного пункта: "Обеспечить меры, направленные на переход подведомственных вузов на нормативно-подушевое финансирование". Мне кажется, мы ещё недостаточно просчитали последствия.

Спасибо.

Полный текст стенограммы (файл PDF, 414 Кб).