Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления в государственной думе четвертого созываО мерах, принимаемых правительством российской федерации, по реализации государственной политики в области обеспечения населения рос?

О мерах, принимаемых Правительством Российской Федерации, по реализации государственной политики в области обеспечения населения Российской Федерации лекарственными средствами, борьбы с производством и распространением фальсифицированных лекарственных средств (выступление на "правительственном часе")

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги, немного грустно, что виноватого особенно активно ищут как раз те, кто голосовал за 122-й закон и нас убеждал, что это путь к счастью. А вопрос мой по делу. Михаил Юрьевич, вопрос по поводу приказа № 3 от 9 января, которым от инвалида требуется для того, чтобы получить санаторно-курортную путёвку, получить одновременно индивидуальную программу реабилитации.

Уверяю вас, ситуация крайне тревожная, люди крайне недовольны. С одной стороны, это большая новая бюрократия. С другой стороны, люди боятся идти получать индивидуальную программу реабилитации, потому что при этом может произойти переосвидетельствование, и они потеряют половину пенсий, а некоторые могут вообще потерять степень утраты трудоспособности.

Вопрос: готовы ли вы либо соответственно пересмотреть в этой части приказ, либо хотя бы дать инструктивное письмо с тем, чтобы от людей не требовали переосвидетельствования, когда они пойдут за индивидуальными программами реабилитации? Спасибо.

Зурабов М.Ю. Конечно, мы дадим такое разъяснительное письмо, если именно это обстоятельство вызывает у вас беспокойство.

Вместе с тем, вся технология работы с инвалидами построена на том, что после установления у человека факта утраты способности к труду, либо факта ограничения жизнедеятельности, по отношению к каждому инвалиду должна быть разработана индивидуальная программа реабилитации. Потому что государство тратит средства как на санаторно-курортное лечение, так и на технические средства реабилитации, протезно-ортопедические изделия, на лекарственное обеспечение - именно для того это необходимо, чтобы изменить статус данного конкретного человека. В этом логика реабилитации.

И ничего ненормального в том, что при проведении или при оценке целесообразности направления на санаторно-курортное лечение того или иного человека специалисты, принимающие это решение, требуют наличия у него индивидуальной программы, в которой заложен общий план ведения больного, общий план реабилитации данного конкретного человека.

Другое дело, что значительная часть граждан в Российской Федерации является, по сути, социальными инвалидами. То есть они стали инвалидами, уже достигнув пенсионного возраста, утратив трудоспособность. И эта инвалидность - как правило, следствие общего заболевания. Поэтому для этой категории я вообще случаев переосвидетельствования в сторону уменьшения степени инвалидности не знаю в принципе. После 70 лет такое переосвидетельствование вообще не производится. А в отношении остальных категорий, вы знаете, что переосвидетельствование производится с определенной периодичностью. Но что касается разъяснения, мы его подготовим.

Доклад М. Зурабова и заданные ему вопросы

Зурабов М.Ю., министр здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Уважаемый Борис Вячеславович, уважаемые коллеги! В последнее время мне довольно часто приходится слышать вопрос о том, достаточно ли средств выделяется на финансирование государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи в Российской Федерации. Должен вам сказать абсолютно ответственно, что средств достаточно, если мы предполагаем, что мужчина у нас будет доживать до пятидесяти девяти лет. Но если мы поставим другие задачи, если в качестве одного из приоритетов будет сформулирована задача существенного увеличения продолжительности жизни в Российской Федерации, хотя бы — в отношении мужчин — до семидесяти лет, а в отношении женщин — до семидесяти восьми — восьмидесяти лет, то я совершенно ответственно могу вам сказать, что это другие объёмы финансирования, это другая система здравоохранения, это другое жизнесохраняющее поведение. Я говорю об этом потому, что если мы ставим перед собой гораздо более серьёзные задачи в последние годы, то надлежит ответить на вопрос: кто готов профинансировать эти дополнительные расходы? Работодатель?

Судите сами, по данным за 2005 год (более свежие данные поступят к нам чуть позже), я могу определённо сказать, что работодатель уплачивал налог на здравоохранение до 16% работающих граждан с заработков ниже 700 рублей. А для 40% работающих граждан, включая те 16, о которых я уже сказал, платёж на здравоохранение осуществлялся с сумм в 2,5 тысячи рублей. В денежном выражении на год это составило величину от 235 до 860 рублей — на год! Может быть, мы предполагаем, что в этом случае существенную поддержку нам смогут оказать регионы Российской Федерации, в чьи полномочия входит финансирование организации медицинского страхования неработающих граждан? И здесь, я думаю, быстро мы правильного ответа не найдём, потому что объём финансирования этой категории в целом по Российской Федерации за 2005 год составил порядка 1370 рублей. Я ещё раз подчёркиваю — в течение года. А по федеральной программе дополнительного лекарственного обеспечения средние расходы на одного льготника составили более 11 тысяч рублей в год только на лекарственные препараты.

Я вам называю эти цифры, потому что те выводы, которые я сегодня предложу на ваше обсуждение, конечно же, в конечном итоге заставляют нас задуматься над тем, как финансировать более амбициозные планы, как снижать смертность и за счёт каких источников и средств, каким образом менять организацию медицинской помощи в Российской Федерации.

Существовавшая в Российской Федерации до 2005 года система предполагала льготное лекарственное обеспечение, бесплатное лекарственное обеспечение, практически без каких-либо ограничений для целого ряда категорий граждан, таких, в частности, как инвалиды — участники Великой Отечественной войны, жёны погибших участников боевых действий и ряд других. Но какие это были расходы? В среднем в месяц на эту категорию тратилось от нескольких рублей до 90 рублей. В среднем все эти расходы за год по всем субъектам Российской Федерации составляли порядка 12,5 миллиарда рублей.

В 2005 году ситуация, конечно же, кардинально поменялась, не только в отношении количества тех, кто приобрёл право на получение лекарственных препаратов бесплатно в рамках программы дополнительного лекарственного обеспечения, но и в отношении перечня тех препаратов, которые граждане имели возможность получать. Я назову несколько цифр, не особенно утомляя вас ими, но всё же эти цифры полезно знать. В общей сложности 14,2 миллиона человек имели право на получение льготных лекарственных препаратов в 2005 году, из которых 10,3 миллиона получили эти препараты просто потому, что они обратились за дополнительным лекарственным обеспечением. Надо также сказать, что общая сумма средств, которая была направлена на эти цели, фактически составила более 44 миллиардов рублей, то есть увеличение расходов более чем в три с лишним раза по сравнению с тем уровнем, на котором лекарственное обеспечение осуществлялось в 2005 году. Надо также сказать, что в этот период было выписано более ста сорока миллионов рецептов, и уровень обслуживания этих рецептов был достаточно высоким.

Законодательством устанавливалось, что граждане, которые были заинтересованы заменить натуральные льготы на денежные компенсации, имели право подать заявления, и значительная часть граждан подала такие заявления, отказавшись от социального пакета и получив денежную компенсацию. Таким образом, в 2006 году в программе осталось порядка 54% от всех тех, кто пользовался такого рода мерами государственной поддержки в 2005 году. Что на это повлияло в первую очередь? По нашей оценке, в первую очередь повлияли низкие доходы населения в отдельных регионах, недостаточная информированность населения о всех достоинствах и недостатках данной программы и малая потребность отдельных категорий льготников в лекарственных препаратах, поскольку стоимость тех препаратов, которые они получали или в которых испытывали потребность, была ниже стоимости социального пакета. И таким образом, в программе остались те, кому лекарственные препараты требовались в больших объёмах, чем стоимость социального пакета, и, что самое главное, в программе оказались те категории граждан, которые начали с 2005 года получать так называемое специфическое медикаментозное лечение.

Я вам могу уверенно сказать о том, что до начала реализации этой программы эти категории граждан в необходимом объёме лекарственные препараты не получали. О ком идёт речь? В первую очередь речь идёт о лицах, больных гемофилией, о страдающих онкогематологическими заболеваниями, рассеянным склерозом, гипофизарным нанизмом и рядом других тяжёлых заболеваний, которые требуют серьёзных расходов на лекарственное обеспечение. В прошлом году у нас был зарегистрирован в одном из субъектов факт, когда стоимость лечения одного гражданина, имевшего право на такие меры материальной поддержки со стороны государства, составила 77 миллионов рублей. По отдельным категориям расходы на одного человека в месяц составляют у нас от 5 до 7 миллионов рублей. Это очень существенные расходы. Более 38% всех расходов в прошлом году составили расходы на финансирование приобретения лекарственных препаратов именно для категорий граждан, страдающих специфическими заболеваниями. Насколько значительна эта категория? Она не очень значительна. У нас в Российской Федерации по тому реестру, который на сегодняшний день сформирован совместно с общественными организациями, объединяющими соответствующую категорию пациентов, органами исполнительной власти субъектов Федерации и соответствующими службами федеральных органов исполнительной власти, гемофилией страдают пять тысяч семьсот шестьдесят восемь человек, но расходы на их лечение составляют порядка 4—5 миллиардов рублей в год. И ровно такие же показатели я могу вам привести по тем, кто страдает заболеваниями, перечисленными мной до этого.

В 2006 году, если говорить о результатах, и уровень обслуживания рецептов, и количество выписанных рецептов, и степень эффективности использования лекарственной терапии были существенно выше, чем в 2005 году, и в конечном итоге это дало определённый, я бы даже сказал, достаточно значительный эффект. На что прежде всего влияет эффективное лекарственное обеспечение при амбулаторном лечении? На сроки госпитализации. Нет необходимости направлять гражданина на лечение в стационар, если вы можете предоставить ему лекарственный препарат при амбулаторном лечении или если это лечение осуществляется в поликлинике в условиях стационара дневного пребывания. Так вот, я вам назову только некоторые цифры. В Калужской области госпитализация этих категорий граждан снизилась в 2,4 раза, в Воронежской — в 1,8 раза, в Республике Дагестан — в 0,9 раза, в Вологодской области — в 0,7 раза. Это существенные, очень существенные изменения в результатах деятельности системы здравоохранения.

Я не буду приводить вам цифры по снижению так называемой госпитальной летальности, или, проще говоря, смертности, тех категорий, которые в последние годы начали получать довольно существенную лекарственную терапию и по гемофилии, и по онкогематологии, и по сахарному диабету. Все эти показатели хорошо известны, и я думаю, что самым, наверное, главным показателем, который всё-таки в целом характеризует эффективность работы системы здравоохранения в прошлом году, является показатель общего снижения смертности на сто тридцать восемь тысяч человек. Мы имеем уже первые данные по снижению смертности за январь этого года, это более 9% по сравнению с январём 2005 года. И если в 2006 году у нас снижение смертности составило порядка 8%, то в первые месяцы текущего года этот показатель чуть выше. Только за первый месяц 2007 года снижение смертности по сравнению с уровнем прошлого года составило более восемнадцати тысяч человек. Это достаточно значительные показатели.

Я также хотел бы сказать вам о тех проблемах, которые выявились в ходе реализации этой программы в 2006 году. Назову только некоторые из них, далеко не все. Прежде всего должен сказать, что до сих пор мы не изжили такую проблему, как низкое качество составления заявок и определения потребности в лекарственных препаратах на уровне муниципалитетов и субъектов. Надо признать недостаточным и уровень подготовки специалистов, которые осуществляют выписку лекарственных препаратов, назначение лекарственных препаратов. И крайне существенным фактором оказалось то, что на сегодняшний день система вневедомственного контроля за правильностью и обоснованностью назначения лекарственной терапии либо практически не работала, либо действовала весьма неэффективно.

Таким образом, можно, с одной стороны, констатировать, что программа состоялась, что эта программа дала возможность посредством применения высокотехнологичных лекарственных препаратов существенно снизить частоту госпитализации, особенно по наиболее затратным видам заболеваний, что эта программа, конечно, с нашей точки зрения, создала новое качество в здравоохранении, в том числе и качество жизни тех категорий граждан, которые до этого не могли возвратиться к нормальному труду или нормально проходить обучающий процесс, образовательный процесс. Речь идёт в первую очередь о детях. Все эти возможности появились. Но и, как вы понимаете, проблема во многом превратилась из медицинской в финансовую, поскольку те средства, которые необходимо было направить на цели льготного лекарственного обеспечения отдельных категорий граждан в 2006 году, оказались выше сумм, запланированных в федеральном бюджете и в бюджете Федерального фонда медицинского страхования.

Можно ли было пересмотреть этот показатель в прошлом году? К сожалению, нет, потому что конструкция 178-го закона, "О государственной социальной помощи", предполагала, что пересмотреть размеры стоимости социального пакета можно только при пересмотре сумм всех денежных выплат, осуществляемых в пользу тех категорий граждан, которые имеют право на соответствующие меры государственной поддержки. По этой причине весь прошлый год финансирование программы шло в пределах тех сумм, которые были предусмотрены в бюджете, с наращиванием задолженности перед поставщиками и производителями лекарственных препаратов. Конструкция договоров, действовавшая в прошлом году, предполагала возможность получения товарных кредитов продолжительностью сто восемьдесят суток, поэтому до конца декабря в целом объёмы поставок соответствовали размеру заявок субъектов Российской Федерации.

Конечно, мы понимаем эту проблему, и, подняв её в первый раз на заседании правительства в мае прошлого года, проведя консультации с коллегами из других министерств и ведомств, мы совместно с законодателями пришли к выводу, что необходимо вносить коррективы в саму схему реализации и финансирования положений соответствующего законодательства. Поэтому на 2007 год был предусмотрен иной механизм обеспечения граждан лекарственными препаратами, в соответствии с которым в бюджете Федерального фонда обязательного медицинского страхования не только предусматривались 34 миллиарда рублей на финансирование этой программы, но предусматривались также суммы...

Председательствующий. Михаил Юрьевич, пятнадцать минут мы выделяли на доклад. Пожалуйста, в течение пяти минут изложите уже ваши предложения.

Добавьте пять минут, пожалуйста.

Зурабов М.Ю. Итак, я в таком случае скажу о том, что мы предполагаем сделать в ближайшее время и что могло бы быть предметом обсуждения сегодня на "правительственном часе".

Прежде всего, для нас совершенно очевидно, что определённые проблемы, связанные с финансированием этой программы в текущем году, обусловлены тем, что на момент запуска этой программы невозможно было объективно оценить потребность в лекарственных препаратах для тех групп населения, которые должны получать специфическую лекарственную терапию и не получали эту специфическую лекарственную терапию до момента начала реализации этой программы. Поэтому мы считали бы целесообразным... Подготовительная работа уже проведена, поскольку уточнены списки, составлен реестр, проведены оценки стоимости курсовых доз, проведено совместно со специалистами уточнение потребности в наиболее дорогостоящих лекарственных препаратах, и всё это создаёт предпосылки для того, чтобы эта часть обязательств государства была выделена в отдельную программу. Либо эта отдельная программа должна быть оформлена в виде федерального закона, аналогичного тем нормативным актам, которые регулируют обязательства государства в отношении лечения категорий граждан, страдающих отдельными видами заболеваний (такие нормативные акты у нас есть), либо такая программа может финансироваться в рамках действующей программы, но с корректировкой соответствующих нормативов финансирования по субъектам Федерации, для того чтобы у нас не было конкуренции в отношении расходов между группами населения, нуждающимися в чрезвычайно дорогостоящих лекарствах, и теми гражданами, которые должны получать общую терапию, пользоваться лекарственными препаратами общего списка.

Вторая задача, которую, мы считаем, также можно было бы решить, — надо восстанавливать солидарный принцип функционирования данной программы, включая эти расходы, уже за исключением расходов на лечение граждан специфическими лекарственными препаратами, в расходы системы обязательного медицинского страхования, и передавать часть полномочий субъектам Российской Федерации, для того чтобы они начиная с 2009 года могли принимать более активное участие в определении основных параметров данной программы. Мы уже в этом году совместно с субъектами корректируем целый ряд параметров программы, и в том числе параметры, связанные с размером торговой наценки, которая уплачивается за логистику, за доставку лекарственного препарата непосредственно до потребителя.

Третья задача, которую, мы считаем, также возможно решить, — необходимо внести коррективы в действующее законодательство на этот год, для того чтобы расширить полномочия Федерального фонда обязательного медицинского страхования по принятию решения о выделении субсидий территориальным фондам ОМС, с тем чтобы восстановить нормальное финансирование программы и исключить какие-либо перебои в поставках в течение ближайших нескольких недель.

Одновременно с этим необходимо выйти с предложением в Министерство финансов, для того чтобы выделить субъектам Федерации дополнительные денежные средства, которые могли бы позволить компенсировать дефицит средств в программах медицинского обеспечения, который может возникнуть в результате перераспределения расходов.

Вот четыре наиболее важных, принципиальных момента, которые, как мне кажется, сегодня могут быть обсуждены. При этом замечу, что в настоящий момент проводится достаточно настойчивая, весьма обстоятельная работа с территориями: и по уточнению перечня заявок, и по формированию месячных запасов лекарственных препаратов в регионах, и по увеличению объёма поставок как препаратов жизненно важных и относящихся к категории первого списка, так и препаратов для тех категорий граждан, которые страдают общетерапевтическими заболеваниями.

Один из важнейших параметров — это усиление системы вневедомственного контроля за назначением и отпуском лекарственных препаратов, в которую мы предполагаем включить и субъекты Российской Федерации, и всех тех, кто участвует в процессе реализации обязательного медицинского страхования. В том числе имеется в виду и контроль со стороны страховых компаний за этой стороной деятельности медицинских учреждений.

Есть ещё предложения перспективного характера, поступившие от субъектов Российской Федерации. Возможно, сегодня возникнут обстоятельства, которые позволят нам это обсудить. Всего четыре предложения. К чему эти предложения сводятся?

Первое предложение — вернуться к вопросу о том, чтобы восстановить запрет на выход из программы лиц, страдающих определёнными типами заболеваний либо имеющих инвалидность первой и второй группы. Это надо делать, возможно, с будущего года. Надо посмотреть и варианты, при которых мы можем расширить возможности для граждан выбирать те конкретные торговые наименования лекарственных препаратов, которые они хотели бы приобрести, но при этом ограничить размер возмещаемой суммы, ориентируясь на... (Микрофон отключён.)


Савицкая С.Е., фракция Коммунистической партии Российской Федерации.

Уважаемый Михаил Юрьевич, вот вы сейчас сказали насчёт того, что в переводе на евро мы недостаточно потребляем лекарств. Я так понимаю, что вы теперь будете стремиться, наверное, увеличить стоимость потребляемых нами лекарств. Но за последние пять-шесть лет с производства сняты и вообще вымыты с рынка лекарств в течение десятилетий, многих десятилетий, ещё с советского времени, хорошо зарекомендовавшие себя лекарства и средства, которые, в общем-то, были копеечные. Сейчас они просто сняты с производства. С другой стороны, прекращены поставки по импорту из Индии, из Венгрии целого ряда очень эффективных и недорогих лекарств. Понятно, что здесь сработала как раз вот эта идеология — что надо дорогие купить, якобы они более эффективные. Это далеко не так. Таким образом, скоро у нас даже мазь Вишневского, наверное, будет снята с производства, как очень дешёвая, когда много других... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Добавьте минуту.

Савицкая С.Е. Собирается ли правительство принять какие-то эффективные меры, с тем, чтобы восстановить производство далеко не самых дорогих, но эффективных, хорошо зарекомендовавших себя лекарств? И очевидно, что это удастся сделать только с помощью государственного производства, на государственных предприятиях, или целевого госзаказа. Собираетесь ли вы этим заниматься?

Зурабов М.Ю. Надо сказать, что реальные цифры выглядят чуть иначе, чем те, которые я услышал в вашем вопросе. В Российской Федерации потребление отечественных лекарственных препаратов в натуральном выражении — подчёркиваю, в натуральном выражении — превышает 56%. В стоимостном выражении... Вообще говоря, более точные данные: если брать госпитальное потребление, то есть потребление в стационарах, то общий объём потребления отечественных лекарственных препаратов — 70% от общего количества лекарственных препаратов в натуральном выражении. По стоимости они составляют только 20%.

Итак, в натуре у нас потребляется довольно большой объём лекарственных препаратов отечественного производства, но, как вы справедливо заметили, это, как правило, не инновационные, это достаточно простые средства, это, как правило, так называемые воспроизводимые лекарственные препараты, стоимость которых невысока. Отдельная программа по поддержке отечественной промышленности — вчера это обсуждалось в правительстве на совещании у Дмитрия Анатольевича Медведева с отечественными производителями — в ближайшее время будет разрабатываться.

Более того, скажу вам, что Федеральный фонд обязательного медицинского страхования сейчас принимает заявки от субъектов Российской Федерации, строго определяя удельный вес отечественных препаратов в общем объёме потребления. Если я не ошибаюсь, эта цифра сейчас установлена на уровне 25 процентов.

Эта работа сейчас уже ведётся, но есть другая проблема, она связана с качеством производимых лекарственных препаратов. Вот если бы отечественная промышленность сейчас была пролицензирована на основе международно-признанных стандартов качества, стандартов так называемой правильной производственной практики, то в Российской Федерации были бы закрыты две трети всех действующих фармацевтических предприятий. Первый раз как последняя, крайняя дата, когда предприятия должны были бы перейти на стандарты GMP, был определён 2005 год. Затем это решение было отменено. И вот сейчас встаёт вопрос о том, какой мы установим крайний срок, в течение которого отечественная промышленность должна привести свои производственные мощности в соответствие с международными стандартами качества. Во многом это, конечно, влияет, в том числе и на приверженность врачей к выписке соответствующих препаратов.

И последнее замечание. Мы ничего не приобретаем, врач выписывает — мы оплачиваем. Поэтому это, прежде всего позиция врача.

Штогрин С.И., фракция Коммунистической партии Российской Федерации.

Михаил Юрьевич, вы, наверное, не хуже меня знаете, что политик от простого человека отличается тем, что он обязан предвидеть последствия принимаемых решений — последствия экономические, последствия социальные, последствия политические. Неужели вы, политик высокого ранга, не видели ещё в прошлом году, что назревает катастрофа, что она грядёт? Почему вы не обратились в правительство, к президенту, в конце концов, к нам, депутатам Государственной Думы, с предложением о необходимости корректировки, с тем, что не хватает денег, что не срабатывает закон, о котором вы говорите, что его надо скорректировать? Тогда не было бы такой ситуации, как у меня в области: у нас сейчас две тысячи восемьсот наименований лекарств отложенных, которые не проплачиваются, а региональному ФОМСу говорят, что заявку можно составлять только на 4 миллиона 730 тысяч, хотя нужно на 6,5—7 миллионов. Вы сейчас перекладываете всю вину на субъекты Федерации, на регионы, но люди... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Вопрос задан. Михаил Юрьевич, пожалуйста, ответьте.

Зурабов М.Ю. Я в течение всего прошлого года... начиная с середины года мы вопрос об увеличении финансирования ставили, в конечном итоге решение в Государственной Думе, если вы припоминаете, было принято в конце декабря. Средства в объёме 10 миллиардов рублей поступили на счета Федерального фонда обязательного медицинского страхования 29 декабря. Я ещё раз вам повторю: мы предпринимали и предпринимаем все усилия для того, чтобы обеспечить текущее финансирование программы, и именно по этой причине мы уже с большинством субъектов Российской Федерации определили порядок увеличения лимитов на второй квартал. Осуществлять эту работу мы будем в пределах тех средств, которые на сегодняшний день предусмотрены бюджетом Федерального фонда обязательного медицинского страхования, нет другого источника в настоящий момент. И одновременно с этим будем выходить с инициативой, чтобы субъектам Российской Федерации из федерального бюджета были направлены дополнительные денежные средства для того, чтобы компенсировать затраты, которые будут сверхпланово осуществляться в рамках этой программы. Вот наш план.

А для того, чтобы в дальнейшем избежать этого, надо из всей этой когорты выделить всего лишь, коллеги, пятьдесят тысяч человек. Ну, вы вдумайтесь: лечение пятидесяти тысяч человек обходится нам в 20 миллиардов рублей!

Из зала. (Не слышно.)

Зурабов М.Ю. Так я о том и говорю, что их нужно выделить в отдельную программу и ситуация тогда нормализуется.

Тюлькин В.А. Михаил Юрьевич, вы уже не первый раз употребляете в качестве аргумента в пользу положительной динамики данные о некотором снижении смертности у нас сейчас. Но вам, как специалисту по моделированию, должно быть понятно, что мы имеем дело с эффектом отражения: во-первых, падать дальше некуда, а во-вторых, наиболее слабые вымерли в прошлые годы. И вы чистосердечно признались, что никогда не лечили людей и просто осуществляете курс в рамках реформ, заданных президентом, одобренных партией власти. Может быть, настала пора разделить функции министерства — на классическое здравоохранение и охрану труда — и во главе поставить тех, кто лечил бы людей, а вы могли бы бухгалтерию возглавить там и управлять потоками и подсказывать что-то?

Зурабов М.Ю. Когда я говорил о том, что на сегодняшний день планирование работы медицинских учреждений, к сожалению, ориентировано не на конкретные показатели объёма медицинской работы и финансирование здравоохранения осуществляется не на базе, например, государственного задания или государственного заказа на конкретные объёмы медицинской помощи, то я имел в виду именно это. И финансирование здравоохранения сегодня осуществляется как финансирование сети медицинских учреждений. Именно по этой причине у нас такие большие соплатежи за медицинскую помощь. Именно по этой причине сложно дать ответ на вопрос, что бесплатно в здравоохранении, а за что граждане могут быть включены в процесс оплаты медицинской помощи. Проблема именно в этом.

Если же вы, задавая вопрос таким образом, хотите меня, так сказать, подтолкнуть к размышлению по поводу того, чем мне заняться в будущем, ну что ж, я этот вариант также рассмотрю.

Плетнёва Т.В. Уважаемый Михаил Юрьевич, из вашего доклада я прекрасно поняла, что виноват кто-то: виноваты те больные, которые тяжело больны; виновата Дума, которая вовремя не скорректировала закон о социальной помощи; виноваты регионы, которые не вовремя, так сказать, заявки подали; виноваты те, кто что-то посчитал не так; виноват Таранов, потому что там всё разворовали. Вот скажите, пожалуйста: а вы, вообще, в чём виноваты? Ведь народ вас виноватит. Не кажется ли вам, что, прежде всего, виновата наша экономическая политика, закон о монетизации, который вы докладывали, и вы сегодня мальчик для битья?

Зурабов М.Ю. Я пытаюсь... Я, вообще, очень внимательно прислушиваюсь всегда к мнению коллег. И вы, Тамара Васильевна, представляетесь мне человеком, хорошо понимающим суть проблемы, эрудированным человеком, профессионалом. И вот вслушиваясь в то, что вы говорите, я пытаюсь уловить этот сигнал. Скажите, пожалуйста: если говорить о монетизации, то, что было сделано неточно?

Я сейчас не обсуждаю вопрос о том, какой объём лекарственной помощи мы предоставили гражданам после того, как этот закон заработал. Техническая проблема возникла только по одной причине. Такого количества инвалидов, которые, по сути дела, являются социальными инвалидами, которые получили инвалидность не потому, что им необходимы были лекарственные препараты, а потому, что инвалидность давала им право на льготу по ЖКХ, давала им право на целый ряд других льгот, никто предположить не мог. И поэтому, когда 50% граждан вышли из этой программы, она утратила основной, базовый солидарный принцип, потому что если бы они в программе остались и не забрали бы из этой программы деньги, то средства, которые необходимы для того, чтобы осуществить лечение всех, включая тяжелобольных, были бы в достаточном количестве. Баланс финансовый был нарушен именно в этот момент. И я ещё раз хочу подчеркнуть, что есть регионы, в которых минимум граждан вышли из этой программы. Например, на Дальнем Востоке, в Камчатской области, на Сахалине только 11% отказались от этой программы. В Москве количество вышедших из этой программы составило не более 15%. В каких регионах вышли те, кто имел право на меры поддержки? В регионах с низким уровнем доходов. В Псковской области вышли из программы более 70% граждан, и именно это создало дисбаланс. Если из программы выходят 70%, а в программе остаются 30% граждан и из них десять человек нуждаются в лечении, расходы на которое составляют больше 150—200 тысяч рублей в месяц, то она, естественно, будет несбалансированной. (Шум в зале, выкрики.)

Алкснис В.И. Уважаемый Михаил Юрьевич, вам тут задали вопрос риторический: "А в чём вы виноваты?" Вот у меня в руках материалы переписи 1989 года. Это сейчас библиографическая ценность, таких книжек было издано очень мало. Так вот, из этих материалов следует, что в 1989 году продолжительность жизни мужчины русской национальности в РСФСР составляла шестьдесят шесть лет, что соответствовало среднеевропейскому уровню. Благодаря политике реформ и собственно активному вашему участию вы сегодня убили миллионы мужчин русских и женщин, потому что вы разрушили ту систему социальной защиты, медицинского обслуживания, которая существовала, которая обеспечивала нормальную продолжительность жизни. Вот за это к вам и предъявляются претензии, а не только за провал с лекарствами! Так вот я хочу понять: вы действительно не понимаете, что ваша деятельность направлена на уничтожение населения Российской Федерации?

Зурабов М.Ю. Это, мне кажется, политическое заявление, его, конечно, можно прокомментировать... Есть целый ряд проблем, которые действительно возникли в системе здравоохранения после распада Советского Союза. Кстати сказать, одна из проблем связана с тем, что лекарственные препараты по рецептам стали недоступны для подавляющего большинства людей. Произошло это потому, в частности, что в Советском Союзе все лекарственные препараты дотировались и, когда гражданину выписывался этот препарат, он мог пойти в аптеку и приобрести его, потому что стоил он недорого. В это время рынок в Российской Федерации захлестнули зарубежные лекарственные препараты, весьма дорогие по стоимости. Это привело, во-первых, к тому, что значительная часть граждан не получили доступа к этим лекарственным препаратам вообще, даже к препаратам отечественного производства, потому что это производство начало сокращаться. И, таким образом, у нас ещё больше усилился крен на стационарное лечение — люди стали ложиться в больницу не в последнюю очередь для того, чтобы получить доступ к лекарственным препаратам. И у нас в стране расходы начали нарастать, а эффективность этой медицинской помощи стала снижаться. И единственный способ восстановить нормальные пропорции — это сделать доступными лекарственные препараты при лечении в поликлинике. И первый шаг в этом направлении мы сейчас и пытаемся предпринять. В дальнейшем, в идеале, эту норму нужно, конечно, распространять по определённым правилам как на работающих граждан, потому что именно сверхсмертность среди работающих является одной из ключевых проблем, так и на другие категории, на тех, кто достиг пенсионного возраста.

Интервью О. Смолина о встрече с М. Зурабовым накануне заседания.