Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления в государственной думе шестого созыва«правительственный час» с участием министра образования и науки рф д.в. ливанова

«Правительственный час» с участием министра образования и науки РФ Д.В. Ливанова

Председательствует Председатель Государственной Думы С.Е. Нарышкин.

Смолин О.Н., фракция КПРФ. Слава Богу, Госдума 6-го созыва давно стала местом для дискуссий, причем по большинству вопросов. Однако местом для принятия самостоятельных решений она по-прежнему становится крайне редко. И для того, чтобы это произошло, правительство должно научиться слушать профессиональные предложения, независимо от того, из каких фракций они поступают.

1. Федеральный бюджет.

В следующем году не будут исполнены даже майские указы президента В.В. Путина № 597 и № 599 и иные поручения президента РФ. По оценкам думского Комитета по образованию:

- на обеспечение всех детей дошкольными учреждениями в 2015 г. – 0 (ко второму чтению добавили 10 млрд., но это ситуацию не изменит);

- на обеспечение бесплатным дополнительным образованием не менее половины всех детей, получающих его в регионах – 0;

- на ликвидацию вторых и третьих смен в школе – 0;

- на Крым и Севастополь – дополнительных средств 0.

Мы понимаем, что принципиально исправить бюджет ко второму чтению практически невозможно. Но можно профинансировать образование за счёт Фонда национального благосостояния. Говорят, только Роснефть претендует из него на 2 трлн. рублей. Когда-то предыдущий министр А.А. Фурсенко заметил, что наши студенты не хуже нашего автопрома. Я бы добавил: дети и студенты, наверняка, не менее важны, чем новые нефтяные скважины.

2. Группы продлённого дня.

На рубеже учебного года министр заявил, что они должны остаться бесплатными. Некоторые депутаты от правящей партии министра обругали. Однако министр призывал нас голосовать за закон об образовании, а ругающие министра депутаты это сделали. Между тем, статья 66 закона прямо разрешает платную «продлёнку». И это даже не чеховское ружье, которое появляется на сцене в первом акте, а стреляет в третьем. «Выстрелы» начались немедленно.

Мы внесли в Госдуму законопроект о восстановлении бесплатных групп продлённого дня в точном соответствии с заявлениями министра. От правительства ждём поддержки, а депутатов всех фракций приглашаем к закону присоединиться.

3. ЕГЭ.

С удовольствием слышу от моих вчерашних оппонентов, в т.ч. занимающих высокие посты, что в современном виде он не учит детей читать, писать и говорить. Добавлю: по гуманитарным предметам не очень учит и думать.

Мы приветствуем предложения министра:

- исключить из ЕГЭ отупляющие тестоподобные задания с выбором ответов (типа «Кто придумал теорему Пифагора?»);

- ввести устные экзамены или элементы устных экзаменов по гуманитарным предметам;

- решение президента вернуть в школу сочинение.

Парадокс в том, что задолго до этих предложений мы внесли в Госдуму законопроект практически того же содержания. Однако палата отклонила его… на основании отрицательного заключения правительства! Что это: сказка про Алису в Зазеркалье или история о докторе, который сказал: в морг - значит, в морг?

Предлагаем поддержать новую версию нашего законопроекта по поводу ЕГЭ и в конце концов приговорить его к вышей мере… совершенствования!

4. Сельские школы.

Три года назад министр призывал остановить их ликвидацию, и мы это приветствовали. С тех пор каждый год закрывается почти 2 тысячи школ. А всего их закрыто более 25 тысяч. Плюс одна тысяча вечерних. Новый закон об образовании отменил даже те слабые защитные гарантии, которые были в прежнем законе. Более того, эпидемия закрытия школ пошла и в города.

Предлагаю: запретить ликвидацию и реорганизацию школ на селе без согласия сельского схода, а в городе – без согласия родителей и органов местного самоуправления.

5. Курс на массовое закрытие вузов.

Наверняка в стране есть учебные заведения, которые заслуживают такой участи. Но официальные лица в Минобрнауки практически не скрывают, что собираются закрыть каждый третий вуз. Спрашивается: почему треть, а не четверть, не пятую часть или, наоборот, не 2/3? При этом не раз предупреждал коллег из министерства: при таких критериях мониторинга вместо «больных зубов» легко вырвать «здоровые».

Между прочим: в Норвегии объявлена национальная идея: Норвегия открывает университеты! А в США количество университетов в пересчёте на население вдвое больше, чем в России.

Мы внесли в Госдуму законопроект о том, чтобы закрытие вуза было возможно только с согласия Государственной Думы. Просим поддержать.

6. Бюрократизация.

Педагоги говорили о ней президенту на образовательном форуме, организованном Народным фронтом. 17 сентября об этой же раковой болезни российского образования я предупреждал Государственную Думу. Вот лишь несколько фактов.

По данным ректоров, среднему вузу приходится ежегодно отвечать примерно на 2 тысячи запросов из различных властных и контрольных органов, т.е. по 10 запросов каждый рабочий день! Спрашивается: когда заниматься делом? Мой друг и учитель, декан с 40-летним стажем установил, что количество бумаг, которое ему приходится заполнять, по сравнению с «проклятой эпохой застоя», увеличилось ровно в 22 раза! Знакомый ректор из Петербурга недавно проходил проверку и по каждому филиалу сдавал ровно 17 кг бумаги – документов, которые никто никогда не читает и прочитать не в состоянии. Наконец, председатель общественного совета при Минобрнауки Евгений Ямбург много раз повторял: школа превращается в место, где дети и педагоги мешают администрации работать с документами.

Еще раз предлагаю: на межфракционной основе создать рабочую группу по дебюрократизации образовательного законодательства.

Мы по-прежнему убеждены: нам нужен новый курс образовательной политики. Это не политика мёртвого, бюрократического образования, нацеленного на бумаги, отчеты и формальные показатели и основанного на «педагогике обслуживания». Это политика образования живого, направленного на личность, основанного на педагогике сотрудничества и сотворчества.

Когда-то знаменитый доклад ЮНЕСКО назывался «Образование – сокрытое сокровище». Мы предлагаем такую образовательную политику, при которой бы это сокровище открылось и стало доступным для всех.