Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления в государственной думе шестого созываО внесении изменения в статью 66 федерального закона «об образовании в российской федерации» (в части исключения возможности взимания в

О внесении изменения в статью 66 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» (в части исключения возможности взимания в государственных и муниципальных общеобразовательных учреждениях платы за пребывание учащихся в группах продленного дня)

Председательствует Первый заместитель Председателя Государственной Думы А.Д. Жуков.

Смолин О.Н., фракция КПРФ. Уважаемые коллеги!

Я, наверное, должен извиниться за то, что злоупотребляю вашим вниманием, но ни в коем случае не должен извиняться за те законопроекты, которые я вам предлагаю.

Я для начала хочу показать вот этот толстый том бумаг. Это не что иное как подписи, собранные преимущественно москвичами, но не только москвичами, в интернете, их там более 65 тысяч, но это уже полугодовой давности, когда предполагалось рассматривать наш законопроект, по той самой теме, которую мы сегодня будем обсуждать.

Речь идёт о возвращении права детей посещать бесплатно группы продлённого дня.

Напомню, что осенью прошлого года эта тема вызвала бурю в обществе и средствах массовой информации, лёгкий ветерок был и в этом году, поскольку некоторые регионы только сейчас стали вводить платные группы продлённого дня, ну наконец, до неё дошли руки и у нашей Государственной Думы.

Между прочим, уважаемые коллеги, эта история напомнила мне "марш несогласных", причём несогласными оказались все со всеми.

Начну с того, что первая Государственная Дума большинством голосов приняла Федеральный закон № 273 «Об образовании», в котором статья 66 позволяет школам с согласия учредителей брать плату за присмотр и уход в группах продлённого дня.

Кстати, в этом законе присмотр и уход определяются как комплекс мер по организации питания и хозяйственно-бытового обслуживания детей, и так далее, и так далее, обеспечения личной гигиены и режима дня, то есть группы продлённого дня, строго говоря, имеют к этому весьма далёкое отношение.

Однако после того, как регионы стали вводить плату за так называемую продлёнку, депутаты, которые голосовали за закон возмутились и стали критиковать Министерство образования и науки.

Я цитирую выступление депутата Бурматова от 16 сентября 2014 года (по стенограмме): «Три недели прошло с конца августа по середину сентября, не удосужилось официально выразить позицию Министерство образования. Единственное, что мы имеем, это заявление министра Ливанова о том, что продлёнка остаётся бесплатной». Ну и так далее.

Поскольку это было выступление от имени фракции «Единая Россия», можно сделать вывод, что думское большинство не согласно само с собой – за закон голосовало, но хочет, чтобы группы продлённого дня остались бесплатными.

Второе. Министр образования и науки Ливанов публично высказался в том смысле действительно, что группы продлённого дня должны оставаться бесплатными. Цитирую: с самого этого учебного года никаких изменений в законодательстве и нормативах финансирования учебных заведений нет. Учредитель имеет право вводить дополнительные платные услуги, но речь идёт не о группе продлённого дня и так далее.

Однако Правительство Российской Федерации с подачи Министерства образования и науки представило отрицательный отзыв на наш законопроект, точно соответствующий заявлению министра, уважаемые коллеги. Здесь ещё труднее понять, кто с кем не согласен: то ли министерство с министром, то ли министр с правительством, то ли все эти три субъекта политического процесса не согласны друг с другом.

Но самое главное, коллеги, и с Думой, и с правительством, и с министерством несогласно большинство наших избирателей. Я уже показывал подписи протеста, собранные в Интернете, а есть ещё более 300 страниц комментариев, кое-что из этого я вам сегодня процитирую. Попрошу после окончания секретариат приобщить это к материалам обсуждения законопроекта в Государственной Думе.

Обращаю внимание депутатов от Москвы, что большинство писем принадлежит москвичам. Не буду, уважаемые коллеги, в очередной раз пытаться объяснять, что Волга впадает в Каспийское море, а кто экономит на школах, неизбежно разоряется на тюрьмах и на неэффективной экономике. Вместо этого почитаю фрагменты писем тех граждан, интересы которых вообще-то мы здесь должны представлять. Вот Архипова Анна Петрова: "Я мама троих детей, которые обучаются в школе номер 200 в начальных классах. Наш директор объявил, что с 1 января 2015 года группа продлённого дня становится платной. Нас поставили перед фактом, раздали заявления, которые мы должны срочно подписать. Многодетным семьям льготы не предоставляются, так как у нас есть льготы на питание, и так далее. Возникает вопрос, за что мы будем платить? Сколько можно, извините за выражение, нас доить?" Это продолжение текста письма. Эта мама, похоже, обеспеченная, платить может, но возмущена бесстыдством современной образовательной политики.

А вот другой документ, скорее крик отчаяния. "Я, Белкина Екатерина Юрьевна, мама двух учеников начальной школы гимназии 1539. После первого собрания, прошедшего, как обычно, в начале учебного года, в сентябре, была сильно удивлена многими нововведениями. Вот их расценка. Если ребёнок остаётся в школе в группе продлённого дня до прихода родителей 18.00, необходимо заплатить 10 тысяч рублей. Один кружок – около 3 тысяч. Английский для первоклассника – 3 тысячи, логопед – 10 тысяч рублей и так далее. Итого около 30 тысяч рублей, и это за одного ребёнка". У родителей нет никакого выбора, и те семьи, которые не смогут дать образование платно, не смогут его дать вообще.

Коллеги, надо признать расценки, которые здесь названы, это рекордные. Вообще средние расценки по городу Москве ниже. Группы продлённого дня в среднем от 1,5 тысяч рублей до 7,5. Извините, в месяц. Средняя цена – 4 тысячи рублей только на присмотр и уход. Плюс 2 тысячи обед. Один платный кружок в среднем 2,5 тысячи и так далее.

А теперь давайте почитаем, что возмущенным гражданам отвечают чиновники. Не буду цитировать длинный текст, уважаемые коллеги, чтобы пожалеть ваше время, но смысл текста я вам сейчас перескажу. Он такой на русский язык: вводить платные группы продлённого дня можно только с согласия учредителя, за разрешением никто не обращался, следовательно, платных групп продлённого дня не существует. Бюрократическая логика в полном объёме – существует только то, что зафиксировано у чиновника на бумаге. Если угодно, некий чиновничий солипсизм.

Уважаемые коллеги, к сожалению, я вынужден завершать моё выступление. Статья 66 позволила регионам брать деньги за группы продлённого дня. Регионы бедные. В большинстве случаев они такие группы ввели, платные группы продлённого дня. Скажем, в моём родном Омске сокращение числа детей составило 40 процентов.

Коллеги, после этого мы можем принимать любые замечательные стратегии развития воспитания в Российской Федерации, но мы получим детскую безнадзорность.

Прошу вас поддержать законопроект в точном соответствии с заявлением министра образования и науки.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо.

Содоклад Ирины Викторовны Мануйловой. Пожалуйста.

Мануйлова И.В., фракция «Единая Россия». Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги!

Комитет рассмотрел законопроект, которым авторы предлагают полностью исключить взимание платы за осуществление присмотра и ухода за детьми в группах продленного дня.

И, конечно, понимая важность, принимая гораздо более глубокую проработку этого вопроса в прошлом году, потому что действительно множество скандалов было связано с этой ситуацией, мы сегодня вместе с тем не можем согласиться с авторами законопроекта.

На 1 ноября 2014 года группа продленного дня предоставлялась в 46 процентах общеобразовательных школ, то есть это около 20 тысяч, и из них только 4 процента школ устанавливали плату за группу продленного дня помимо оплаты за питание.

Проверки, которые были проведены, кстати, действительно Москва славилась массовым нарушением, они показали, что главное нарушение в том, что грубо нарушена учредителем процедура установления этой платы.

И второе нарушение, то, что плата устанавливалась не за присмотр и уход, как этого требует закон, а за разнообразные занятия, под которые попали не только выполнение домашних заданий, туда включили от изучения иностранных языков до занятий спортом и театром всё что угодно.

Напомню, статья 2 закона: под присмотром и уходом за детьми понимается комплекс мер по организации питания, хозяйственно-бытового обслуживания детей, по обеспечению соблюдения ими личной гигиены, режима дня, всё.

В родительскую плату не допускается включать никакие расходы на реализацию образовательной программы, на оплату труда воспитателей, любого иного персонала, а также расходы на содержание недвижимого имущества, и, так как у нас школы некоммерческие организации, не допускается извлечение прибыли из платы, которая взимается с родителей.

Таким образом, обращаясь к авторам можно только спросить: каков источник финансирования услуги за присмотр и уход, кто за это заплатит? Потому что за питание, собственно, за обед платят родители, а вот за его организацию, за санитарно-гигиеническое обеспечение вот это как раз и есть та небольшая сумма, которую, к сожалению, сегодня нельзя включить ни в расходы по реализации образовательной программы из регионального бюджета, ни в средства, которые заложены в обязательства органов местного самоуправления, потому что они отвечают за создание услуги, за создание условий для оказания услуги, но не за саму услугу.

К сожалению, получается, что, если мы отменяем родительскую плату, как источник покрытия вот этих расходов, мы тем самым говорим: если вы утверждаете, что это не потребует дополнительного финансирования из бюджетов всех уровней, то мы должны понимать, не потребует при одном условии. Услуги не будет вовсе.

Кстати, именно так многие школы и поступили в прошлом году. Как только начались проверки, понимая, что есть нарушение, директора ничего лучше не придумали, как просто закрыли группу продленного дня, что, на мой взгляд, совершенно недопустимо.

Поэтому, комитет считает, что в случае принятия законопроекта создается полная правовая неопределенность с источником покрытия расходов школ за предоставление такой услуги. И поскольку авторы так и не указывают, за счет каких источников будет оплачиваться эта услуга по присмотру, по уходу, кстати, хочу сказать, что ответ на этот вопрос дал президент. Когда у нас шел форум с работниками образования, он очень четко ответил на вопрос по поводу платы за группу продленного дня.

Да, у нас образование бесплатное. Да, мы не платим за обучение. Но за присмотр и уход, эта плата, она всегда была родительской.

Если муниципалитет в своем муниципальном задании предусматривает эту услугу и закладывает расходы на ее осуществление, тогда да. Тогда необходимость в родительской плате отпадает.

Но я напомню, что в действующем законе у нас и сегодня установление платы является правом, но не обязанностью учредителя.

И второе. В июле этого года мы приняли очень четкие ограничения по размеру родительской платы за присмотр и уход.

Теперь субъект лично несет ответственность, потому что он ограничивает максимальный размер платы за присмотр и уход, тем самым, исключая злоупотребление.

Председательствующий. Спасибо.

Включите режим записи на вопросы. Покажите список. Плетнёва Тамара Васильевна, пожалуйста.

Плетнева Т.В., фракция КПРФ.

У меня к представителю комитета вопрос. Скажите, пожалуйста, вы на самом деле считаете, что директора сами взяли и группы продлённого дня закрыли?

Не думаете ли вы, что родители просто не могут платить и не водят своих детей туда, и это так будет повсеместно, особенно в регионах, если не считая Москвы?

Мануйлова И.В. Группа, если она открывается, она открывается по заявлению родителей. И не потому, что там уже установлена какая-то плата, она может закрыться, она закрывается там, где были нарушения, потому что существует достаточно жёсткий порядок в соответствии с требованием Бюджетного кодекса, каким образом учредитель должен определить стоимость этой услуги, это не право директора. Если этого не сделал учредитель, а такие факты действительно имеют место быть, эта ситуация в Москве в прошлом году как раз у нас и произошла, когда учредитель сделал удивлённые, скажем так, глаза и сказал, ну, вот ко мне же не обратились за тем, чтобы согласовали размер этой родительской платы. Поэтому, на мой взгляд, первое, по ограничению, которое сегодня действует на территории всех субъектов, и контроль за этим должны нести органы исполнительной власти субъекта, которые, с одной стороны, дотируют питание, а с другой стороны, они сегодня должны понимать, что присмотр и уход – мера необходимая, вследствие этого контролировать размер родительской платы они обязаны. И уверяю вас, вот астрономических сумм в размере 7,5-10 тысяч рублей за группы продлённого дня, именно за группы продлённого дня в этом году, но у меня, к сожалению, данные поступят на 20 сентября, это сбор информации от наших региональных операторов по проекту модернизации, у меня пока сегодня нет.

Председательствующий. Потапов Александр Владимирович.

Потапов А.В., фракция КПРФ.

Уважаемая Ирина Викторовна, могли бы вы принять своего рода привет от 50 тысяч действительно московских избирателей, родителей, которые ещё полгода назад поднимали этот вопрос, и, действительно, подписи Олег Николаевич показал, и который сейчас новый виток в связи с осенью, после каникул и с кризисными явлениями ещё острее этот ставят вопрос, когда вы говорите, кто будет платить за присмотр и уход? А они говорят: а кто платит за это во время обычных дневных занятий, почему находят какие-то казуистические формы, чтобы выполнить действительно те решения, которые озвучены министром.

Мануйлова И.В. Ну давайте тогда будем разбираться вообще, что понимается под присмотром и уходом?

Вот вы ещё раз пытаетесь сказать, что оплату взимают за присмотр и уход, но во время учебных занятий, когда идёт урочная, внеурочная деятельность, когда идёт деятельность по организации дополнительного образования, в это время никакого присмотра и ухода нет, идёт образовательный процесс, за который взимать плату никто не имеет права.

И если эти нарушения есть, ну давайте будем выяснять и разбираться. И кстати, в прошлом году мы проводили и "круглый стол" с участием родителей-москвичей, и индивидуальные обращения со стороны родителей по отдельным школам разбирали.

То, что нарушение закона, я подчёркиваю, нарушение закона есть – это факт. И я думаю, что полезно было бы депутатам всех уровней разбираться с этими нарушениями. У нас есть не только Государственная Дума, а мы пытаемся вместо того, чтобы понять и добиться выполнения норм закона, мы сегодня пытаемся спрятать где-то голову в песок и сказать: мы не имеем права устанавливать плату за группу продлённого дня.

Ну, а если Москва может себе позволить осуществить эту плату за счёт муниципального бюджета, то есть целый ряд муниципалитетов, у которых действительно даже вот этих 300-400 рублей на группу продлённого дня в муниципальном бюджете нет. Соответственно, если родители на себя не возьмут эту сумму, разбив её, соответственно, на всех участников группы продлённого дня, то группу придётся закрывать.

Председательствующий. Коломейцев Николай Васильевич.

Коломейцев Н.В. Спасибо.

Уважаемая Ирина Викторовна, вы сами себе противоречите: у нас 90 процентов муниципальных образований фактически находятся на смете, у нас 2 триллиона 400 миллиардов задолженность федеральных и муниципальных бюджетов на момент.

Поэтому скажите, пожалуйста, вот вы сами же в докладе сказали, что целый ряд руководителей произвольно определяет плату, и факты эти выявлены. Почему же вы противитесь, чтобы законом установить, чтобы не было произвола? Потому что, когда вы делегируете полномочия, вы порождаете произвол, потому что каждый чиновник, он по-своему понимает вилку, которую дает закон. А если закон определяет правила, которые не дают возможности манипуляций, это и есть уход от произвола. Почему вы против?

Мануйлова И.В. Вот в законе сегодня прописано все, и прописано именно так, чтобы каждый ребенок сегодня получил эту возможность, быть в группе продленного дня по окончании учебного процесса.

Другое дело, что сегодня в муниципалитете действительно средств, вот этих лишних средств на услугу зачастую не оказывается. И тогда учредитель, как бы он не старался, он не может школе эти средства дополнительно выделить. Вопрос в том, где эти деньги брать. Если учредитель выделить их не может, из бюджета субъекта мы их перевести туда также не в состоянии, потому что это уже не образовательная программа, у нас остается один-единственный источник, это родительская плата.

За питание родители платили всегда, везде, и это было нормой. За присмотр и уход в группе продленного дня родители чаще всего не платили, потому что на моющие средства, слава богу, чаще всего школа всё-таки средства находила. Важно, чтобы и сегодня у нас группы не закрывались. Если не находит муниципалитет деньги, дайте возможность родителям оплатить этот присмотр и уход. Это не астрономическая, я подчёркиваю, сумма, потому что те суммы, которые сегодня здесь озвучивались, я ещё раз говорю, это грубое нарушение закона. Потому что плату взимают не за присмотр и уход, а за всё, что угодно, в том числе за работу воспитателей, которая не может быть включена в услугу присмотра и ухода.

Председательствующий. Красильникова Ольга Константиновна.

Красильникова О.К., фракция «Справедливая Россия».

Ирина Викторовна, я хотела бы вопрос задать в первой степени, наверное, больше не вам, а комитету.

Я как мама ребёнка, который занимается в третьем классе московской школы, моего ребёнка не включили в продлёнку просто потому, что мест нет.

Так вот, вопрос в том, есть какие-то инициативы или идеи о том, куда девать детей после уроков? Потому что дети идут самостоятельно домой – это дорожный травматизм, это домашний травматизм, это медицинские вопросы, некоторые дети теряются, сбегают из дома.

Есть ли, что-либо разработано для того, чтобы родитель не сидел дома, проводя своего ребёнка от школы до дома непосредственно, да, а, как минимум, работал на благо государства и повышал наш ВВП? Спасибо.

Мануйлова И.В. На самом деле возможность участия ребёнка, пребывания ребёнка в школе по окончании уроков, она не просто сегодня определена, она жёстко определена по одной простой причине. У нас сегодня дети с первого по пятый класс находятся в условиях работы по стандартам нового поколения, которые включают не только урочную, но и внеурочную деятельность. И то, и другое – бесплатно.

Помимо этого, 89 процентов школ получают дополнительные средства на организацию дополнительного образования, поэтому программы в этом объёме для наших детей также должны быть реализованы бесплатно.

Помимо этого группы продлённого дня вот, как таковые, в чём ещё сложность? В том, что определения группы продлённого дня в условиях современной школы нет, и вот это, на мой взгляд, действительно, наверное, требует ещё дополнительной проработки.

Но хочу сразу оговориться. Когда вам пытаются сказать о том, что за приготовление уроков нужно брать плату, это нарушение. За приготовление, за подготовку домашних заданий оплату взимать нельзя, потому что это составная часть учебного процесса, следовательно, на это средства выделены.

Что мы имеем? Мы на самом деле имеем минимальную доплату, которая требуется за присмотр и уход.

Теперь по практической возможности предоставления ребёнку пребывать в школе в течение целого дня.

Не случайно президентом на протяжении двух последних лет в Послании Федеральному Собранию звучит мысль о том, что нам необходимо переходить на работу по новым стандартам, в том числе через обеспечение односменного режима работы. Не случайно поэтому сегодня подготовлена правительством программа по поэтапному переходу на односменный режим работы до 2025 года, потому что сегодня более половины школ не имеют возможности открыть группы продлённого дня вообще, а ещё какая-то часть не может открыть в достаточном количестве, потому что нет свободных помещений. И вот эту проблему никакая плата родительская не решает. Нам нужно решать проблему о переходе на односменный режим работы. И это в полной мере относится к таким крупным городам, как город Москва.

Председательствующий. Водолацкий Виктор Петрович.

Водолацкий В.П., фракция «Единая Россия».

Ирина Викторовна, существует ли какой-либо порядок установления платы за группу продлённого дня у нас в России?

Мануйлова И.В. На самом деле этот порядок, вот после прошлогодних разбирательств, от Министерства образования было подготовлено письмо от 24 сентября по методическим рекомендациям, где чётко была прописана последовательность действий по определению платы. То есть первое, что нужно было сделать учредителю? Включить в ведомственный перечень государственных муниципальных услуг, которые оказывают образовательные организации, услугу по присмотру и уходу за детьми.

Второе. Включить в государственное или муниципальное задание эту услугу и в случае, если услуга по присмотру и уходу за детьми или по созданию ГПД не может быть оказана бесплатно. То есть вот в этом случае она включается. Установить предельный размер стоимости этой услуги. Разработать методику расчёта стоимости этой услуги. И разработать форму типового договора образовательной организации с родителями.

Председательствующий. Максимов Василий Юрьевич.

Максимов В.Ю., фракция «Единая Россия».

У меня вопрос к Олегу Николаевичу Смолину.

Уважаемый Олег Николаевич, вы несомненно человек осведомлённый и не можете не понимать, что существует бюджет, как муниципальных, так и региональных, так и федерального бюджета.

Понятно, что большинство муниципалитетов скорее всего не найдёт деньги на финансирование этих групп продлённого дня, и тогда появится та самая детская безнадзорность, о которой Вы так красочно сказали в своём выступлении.

Не отрубаем ли мы или не лишаем ли мы возможности вообще организовать подобную форму проведения детей, запретив собирать деньги с родителей?

Смолин О.Н. Спасибо за вопрос.

Мне уже Ирина Викторовна задавала риторический вопрос, а кто вообще за это заплатит? А я хотел бы задать другой контрвопрос, вспоминая Жванецкого, да? И куда всё это делось, и кому всё это не понравилось?

Коллеги, а кто платил до вступления в силу этого самого закона? И о чём говорил нам министр, говоря о том, что всё в бюджете есть, и группы продлённого дня должны оставаться бесплатными. Повторяю, я министра цитирую. Что есть всё в бюджетах, в нормативах финансированиях школ. Если прежде это вот было, то теперь этого не стало.

А зачем мы вообще принимаем законы, которые ликвидируют то хорошее, что было, уважаемые коллеги?

Поэтому я-то убеждён, безусловно, что если такой возможности не будет брать деньги, то будет ровно то, что было прежде – финансирование из бюджетных средств, тем более что деньги это небольшие.

Председательствующий. Федоткин Владимир Николаевич.

Федоткин В.Н. Уважаемая Ирина Викторовна, наверное, Вы согласитесь, что продлёнка касается в основном детей из малообеспеченных семей или неполных семей, где, скажем, одна мать воспитывает. Родителям нужно зарабатывать деньги, чтобы этого ребёнка одеть, обуть, накормить, лекарства купить. Она идёт на полторы, на две ставки и поэтому вынуждена отдавать ребёнка в продлёнку. Как правило, это большей частью именно так.

А теперь мы говорим, какой смысл в этих полутора ставках, если все деньги мы забираем, государство, в школу.

Вот за первое полугодие этого года число, согласно официальным данным, число бедных людей в России увеличилось на 3 миллиона человек, это те, у кого доходы ниже прожиточного минимума. Они не смогут проплатить продлёнку.

Скажите, чем будут заниматься дети, которые не смогут попасть в продлёнку, и дома нет родителей, дети, которые оставлены сами по себе. Их что, телевизор будет воспитывать?

Мануйлова И.В. Уважаемый Владимир Николаевич!

Я хочу ещё раз подчеркнуть, что у нас сегодня под понятием "продлёнка" каждый понимает, к сожалению, абсолютно разные вещи.

Я хочу вам ещё раз напомнить, что все наши дети сегодня с 1 по 5 класс по новым стандартам имеют возможность не только на уроках пребывать в школе, но и на период внеурочной деятельности, дополнительных занятий. И это, по сути, достаточно большой промежуток времени, который независимо от того, обеспеченная семья, необеспеченная, ребёнок пребывает в школе. Для тех, кто по окончании этого периода не может забрать ребёнка домой, действительно в начальной школе дополнительно ещё организуются и группы продлённого дня. И, конечно, хотелось бы, чтобы эта возможность была у всех семей.

Кстати, я вынуждена немного вас разочаровать, потому что не только малообеспеченные испытывают потребность в этой услуге. Гораздо чаще именно достаточно обеспеченные семьи, но если родители оба работают, то для таких семей важность наличия продлёнки, она ничуть не меньше. Хотя, конечно, у них-то вопрос как раз по оплате не возникает.

Но для того, чтобы дать возможность всем детям попасть в продлёнку, нам нужно решить самую главную сегодня проблему – обеспечить место для проведения этой продлёнки. А вот его-то как раз и не хватает. Я ещё раз подчеркну, статистика вещь упрямая: сегодня половина школ не в состоянии предоставить возможность по пребыванию детей в группе продлённого дня просто потому, что школы работают в две, а, к сожалению, иногда и в три смены, и места для группы продлённого дня там нет.

Председательствующий. Бессонов Владимир Иванович.

Бессонов В.И., фракция КПРФ.

Уважаемая Ирина Викторовна!

Вот внимательно слушая ваше выступление, и если подвести итог, формальности не позволяют, в муниципалитетах денег нет. А с нашей точки зрения, закон как раз призван разрешить эти противоречия. И, кроме того, что он облегчает жизнь существующим семьям, ещё он позволяет родителям приносить пользу нашей стране. Ведь сидеть с детьми дома – это тоже не совсем правильно.

Но ещё кроме этого всего, он ещё влияет на рождаемость. Ведь сами подумайте, если там плати, там плати, и семьи начинают вообще задумываться: стоит ли рожать детей?

И вот я никак не могу вашу позицию личную понять. Вы вот за то, чтобы наше образование и продлёнка в частности становилась всё более платной или всё-таки мы и образование, и группу продлённого дня должны иметь бесплатную?

Спасибо.

Мануйлова И.В. Уважаемый Владимир Иванович, услышьте меня, пожалуйста, ещё раз. Вот мы говорим о том, что отменить плату за продлёнку, но услышьте цифры. У нас более 40 тысяч школ. Сегодня плату за продлёнку, помимо питания, вот на ноябрь 2014 года, взимали 880 школ, и плата эта зачастую была в размере от 300 до 900 на тот момент. А вот те факты, которые озвучивали здесь, это грубое нарушение закона, когда деньги были взяты не за присмотр и уход, а за вещи, за которые недопустимо вообще деньги брать. Так сказать, платные образовательные услуги прикрыли грубо словом "продлёнка". А это разные вещи.

Поэтому у нас с вами, как у законодателей, остаётся обязанность добиваться выполнения норм закона, не пытаясь подменять эти нормы чем-то иным.

Председательствующий. Спасибо.

Нет, всё, вопросы закончились.

Включите режим записи на выступления. Что случилось? Так, хорошо. Плетнева Тамара Васильевна, пожалуйста.

Плетнева Т.В. Уважаемые коллеги, вопрос, сегодня рассматриваемый, тоже очень важный. И я думаю, что Ирина Викторовна уже замминистра, это не оскорбление, а, наверное, повышение, она уже точно выступает как замминистра образования.

Даже странно, от депутатов слышать такие ответы, но сказала бы честно: вы знаете, денег нет сегодня, поэтому за всё надо брать. И то было бы понятно.

Но аргументированно доказывать то, чего быть не должно, я вот не умею, например. Как можно?

Вот я вам привожу пример. Я проработала 27 лет в школе, начинала в начальной школе, потом в старшей, потом директором школы-интерната, продленка была, пока вот я работала, все эти годы она была и причем не только в начальной школе, она была и в средней школе. У меня, например, я работала когда в старших классах, была в седьмом, шестой-седьмой класс и не только потому, что там дети покушают всегда, родители об этом прежде всего волновались, но там ещё и особенно дополнительно, особенно слабым ребятишкам давали ещё возможность готовить домашнее задание и помогать, то есть это ещё было как бы продолжение обучения, но я о воспитательном моменте не говорю, потому что воспитательный момент здесь поднимали десять раз, чтобы дети у нас как сегодня вот многие не ходили по улицам, не занимались чем непотребно, мы же недавно рассматривали вопрос о наркомании школьников и так далее, а теперь доказываем, что продленка – это уход и присмотр. Вот смотрите, были у нас и есть медицинская сестра в школе есть, она составляла меню всегда, она смотрела за детьми и в продленке, и в школе, у нас повара есть, они все проплачены, ставки все есть, у нас есть завхоз, который привозил продукты, он и сейчас есть. Я не знаю, за чем там присматривать, они что там моют детей или что присматривать-то? Или пол моют? Так пол моют в школе и так.

Вы себе только представьте. Я вносила закон о приобретении школьной формы здесь также для многодетных, также доказывали, что не надо. И вот представьте, ребенка ведет в школу мама, ей и одеть, и обуть его надо, учебники купить, они сейчас тоже очень дорогие.

Да хорошо ещё, если, вот сегодня закон будем рассматривать об образовательном пространстве, если этот будет один опять, как было, но тем не менее, и ещё за продленку заплатить. Получают-то родители 10 каких-то тысяч, это ещё хорошо, если 10 тысяч.

Поэтому разговоры сегодня о том, что все давно проплачено, это действительно проплачено, это есть уже у нас в бюджете.

Кроме того, говорим об учредителях. Учредитель, муниципалитет. Есть два учредителя – государство и частник.

Я разговариваю со многими родителями, которые в частных школах обучают. Да там 50 тысяч платят. Да вы платите хоть там 100, если вы можете. И меня даже это нисколько не волнует. У нас полно олигархов, они там и за продленки, и вообще за учебу, и за все платят. Но мы говорим об общем образовании для всех. И тут это просто преступление, если мы не будем этот вопрос рассматривать.

Теперь говорим о месте проведения. Да что, у нас негде проводить теперь продленку? Вот этим надо заниматься. А кто школы закрывал?

Вы представьте, у нас было три, например, в районе школы, теперь одна. Одна, потому что это теперь какой-то там центр придумали и вот он там теперь. Все сельские школы позакрывали. А ведь везде были: и в селе, и везде были продленные группы, и везде учились ребятишки.

Сегодня у нас места нет. Так думать давайте о том, чтобы место было. Давайте думать о том, чтобы сады построили, слава богу, построили, а теперь надо школами заниматься. В каждом регионе этого нет.

Поэтому я просила бы всех вас сегодня, если мы и такие вопросы как вчера рассматривали классное руководство, как сегодня рассматриваем о продленных группах, будем опять находить аргументы, которые в общем, ничего не значат. И мы говорим – это преступление, когда собирают 10 тысяч. А кто их наказал-то?

Вы хотите сказать, я приду в школу и скажу, что ты преступник, директор? Да никто не наказал.

У нас тарифный фонд распределяют как попало, мы это говорим, сплошная коррупция, я уже тысячи раз поднимала, где бываю, этот вопрос поднимаю. Сейчас начинают смотреть, да, коррупция, да, начинают уголовные даже дела заводить, а сегодня говорим про продлённую группу. Да, подумаешь, там пол мыть надо, там порошок надо купить. Да всё это в бюджете есть. И если мы будем всё с родителей... Мы уже и ремонты с родителей просим и как шефов просим. Давайте шефов установим, так у нас сейчас таких предприятий нет. В советское время были сильные предприятия, которые были шефами, помогали школам материально, а сегодня и этого нет. Поэтому ни о каких таких, как мы сегодня говорим, что соучредитель или учредитель кто, это государство, у нас оно одно. И если в одном регионе могут – в Москве, то там не могут, например, где-то у нас в Тамбове, но мы не хуже работаем и у нас просто область другая – сельскохозяйственная, на которую тоже сто лет, например, уже положили, так сказать, руку, не надо это ничего.

Поэтому я считаю, что такие выступления от комитета, мне кажется, это просто позор. Спасибо.

Председательствующий. Коллеги, у нас электронная система зависла. Я предлагаю сейчас от фракций, чтобы выступили представители и тем более, что у нас, в общем, осталось 15 минут до "правительственного часа". Нет возражений?

Булаев Николай Иванович, пожалуйста.

Булаев Н.И. Спасибо.

Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! На самом деле вопрос, который мы рассматриваем, не так прост, может быть, как представится тем, кто не работал в школе. И я думаю, что это очень важная проблема, которая требует на самом деле серьёзного обсуждения.

Ну, хотелось бы обратить внимание на те документы, которые представлены вместе с законопроектом. Меня удивило финансово- экономическое обоснование, в котором всего две строчки и в котором утверждается, что данный законопроект не требует дополнительных расходов ни из федерального бюджета, ни из региональных, ни других бюджетов.

Мне удивительно и я надеюсь, что после того, как будут выступать авторы законопроекта с заключительным словом, они ответят на этот вопрос, каким же образом предлагается решить проблему, которая стоит много денег, но на которую деньги ниоткуда тратить не надо? Это очень интересный вопрос.

Что касается ещё одной темы, которую мне хотелось бы затронуть: я согласен с Николаем Васильевичем Коломейцевым, он хорошо знает на самом деле региональный бюджет и на самом деле абсолютно точно называет цифру задолженности региональных бюджетов – 2 с лишним триллиона рублей.

Возникает простой маленький вопрос: если там задолженность 2,5 триллиона рублей, то каким образом мы хотим решить проблему предоставления бесплатной услуги, не наращивая эту задолженность? Откуда деньги возьмём на решение этой проблемы, если она стоит денег?

И третье обстоятельство, которое мне бы хотелось особо подчеркнуть, что на самом деле речь идёт не о наших полномочиях, мы всё время на федеральном уровне пытаемся решить чужие проблемы за счёт их денег. На мой взгляд, это не очень хорошо, если к вам в дом придут посторонние люди и будут постоянно по вашим карманам шнырять и говорить вам, куда можно тратить деньги, куда нельзя?

Это региональный муниципальный бюджет и у них у самих хватает мозгов, они не глупее нас, чтобы решить проблему, какое давать образование, какие дополнительные услуги будут платными, а какие будут бесплатными?

Ирина Викторовна сегодня называла школ количество – это 20-я там или 30-я часть школ, где сегодня есть плата за эту услугу. А что касается остальных регионов и их десятки, этих регионов, у которых нет платы за услугу, которую предлагается сделать бесплатной. И мне кажется, это позиция регионов и с ней нужно согласиться.

Мы примем закон не обеспеченный финансированием, не вносящий никаких изменений в федеральный бюджет и дальше с вами встанем в позу и будем говорить: мы вам закон приняли, вы будьте добры, эту услугу дайте людям бесплатно.

Ещё одно обстоятельство я хотел бы сказать: сегодня в зале достаточно много было размышлений об образовании, упомянули, в том числе и мою фамилию о том, что филиалы, которые меньше 200 человек, я требовал закрытия. На самом деле не совсем корректно. Филиал в 200 человек – это живопырка, в которой люди стоят в очередь за дипломом. И все кто работал в вузе, знают, что организовать учебный процесс в учебной организации высшего образования, где 200 человек – невозможно: ни кафедр, ни преподавателей, никого нет.

Мне смешно смотреть на филиал, который расположен в регионе рядом с государственным вузом, работающий в параллель с ним и не имеющий ничего: ни библиотеки, ни спортивного зала, ничего. И моя позиция по этому вопросу простая и ясная: государственная аккредитация может быть только там, где есть выполнение федерального государственного стандарта. Если его нет, государственная аккредитация изымается, будь это вуз, будь это филиал, и работают они и выдают свои дипломы с бантиком. И если на них есть спрос, то, ради бога, пусть этот спрос будет удовлетворён и получат все, кто хочет, за 15 тысяч рублей диплом с бантиком, за которым не стоит ничего. Поэтому лоббировать в открытую негосударственную или филиальную сеть, на мой взгляд, это циничное отношение к тем, кто сегодня учится в школе.

Государство за последние годы не только не уменьшило количество мест в бюджетных учреждениях, в государственных, оно его увеличило, это количество мест. Утверждаю, что за последние семь или восемь лет не закрыт ни один государственный вуз. И утверждать с трибуны Государственной Думы, что мы закрыли государственные вузы, это, по крайней мере, неправильно и некорректно. Ни один государственный вуз не закрыт.

Что касается закрытия школ, то единственный, наверное, закон отраслевой, в котором есть норма, согласно которой закрытие общеобразовательных учреждений на селе не может быть осуществлено без согласия и без учёта мнения жителей. Это норма, которую мы на самом деле отстаивали вместе с вами, все фракции, и эта норма на сегодняшний день работает. А школы закрываются не потому, что так хочется чиновнику, а потому, что нет учеников, и потому что в школе, в которой двенадцать учеников, организовать образование для учащихся 9 класса невозможно нормальное. И если мы хотим кому-то изуродовать судьбу и воспитать интеллектуального урода, тогда давайте сохранять эти школы в пять и в шесть учеников.

Я жил в селе, и я работал в селе и готовил для сельской школы учителей. И знаю, что такое организовать учебный процесс в полный рост с полным выполнением федерального государственного стандарта. Это самообман. И сегодня вопрос, который мы обсуждаем, это тоже самообман, это пиар перед новыми выборами. Это региональные полномочия, и пусть регионы решат, что и как они будут делать.

А что касается общего образования, государство гарантирует, что оно у нас бесплатное, что оно у нас обязательное и что на это всем регионам в полном объёме даются деньги по тем нормам, которые в нашем государстве существуют.

Спасибо.

Председательствующий. Коллеги, мы продолжим обсуждение этого вопроса после "правительственного часа", а сейчас перерыв до 12 часов.

(Перерыв.)

Так, уважаемые коллеги, мы возвращаемся к рассмотрению 6-го вопроса повестки дня. Я напомню, это проект федерального закона «Об образовании». У нас выступили представители двух фракций и ещё у нас... Мы договорились, чтобы от каждой фракции выступили. Сейчас я предоставляю слово Виктору Евграфовичу Шудегову от «Справедливой России». Пожалуйста.

Шудегов В.Е., фракция «Справедливая Россия».

Уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемые коллеги! Хочу напомнить, что в нашей Конституции в 43-й статье образование является бесплатным, за исключением высшего образования, которое предоставляется бесплатно по конкурсу. Оно не делится на основное и дополнительное. И соответственно теперь возникает вопрос. Занятия или время, которые проводит воспитатель и педагог после уроков в группах продлённого дня, это образовательная деятельность или не образовательная? Там, где час они выполняют уроки, никто не оспаривает. А прогулки, а нахождение с детьми там, ну пусть в классе, вне класса, спортивные игры, лепка, чтение – это образовательная деятельность или не образовательная деятельность? Таким образом всё это образовательная деятельность.

Теперь возникает вопрос. А что это за понятие "присмотр и уход за детьми"? Его не было ни в Конституции, ни в предыдущем законе «Об образовании».

Не было – и не было проблем, всё было бесплатным, и даже первый год после принятия закона об образовании группы продлённого дня оставались бесплатными, и не было налога в дошкольных учреждениях за присмотр и уход за детьми. Ну с прибыли. Это мы потом с вами вынуждены были спустя два года почти что принимать закон по нулевой ставке налогообложения с прибыли за присмотр и уход в дошкольных учреждениях.

Коллеги, конечно, в результате, я считаю, что само понятие "присмотр и уход за детьми", понятие надуманное, оно введено законодателем искусственно, не до конца оно проработано, и отсюда возникают все вопросы.

Ведь только спустя год опомнились, что можно брать за присмотр и уход за детей, а фактически за образовательную деятельность деньги с родителей. Причём, если в Конституции говорится, что образование является бесплатным, а статья 5 закона об образовании ограничила нашу Конституцию, где говорится – только та часть образовательных услуг является бесплатной, которая вошла в федеральные государственные образовательные стандарты.

Естественно, дополнительное образование туда не входит, всевозможные кружки, секции, естественно, туда не входят группы продлённого дня и так далее.

Хочу отметить, что, безусловно, есть хорошие примеры, где не взимается плата. Но за счёт чего это делается? Это делается за счёт перераспределения опять же бюджета внутри школы. Ведь директор школы стоит перед дилеммой: или оторвать часть денег, может быть, из бюджета школы или даже внебюджетные заработанные и отдать их на поддержку групп продлённого дня, или собрать их с родителей. Но есть ещё один выход, к которому сейчас и прибегают наши директора школ, а именно – они просто закрывают группы продлённого дня. Нет групп – нет проблемы.

Хочу поблагодарить вот здесь, с этой трибуны, народного учителя России Веру Даниловну Кондратенко, это директор школы номер 56 в городе Москве, которая сказала: пока я работаю директором школы, продлённая группа у нас будет бесплатная. Вот это решение проблемы. Но это неправильное решение, они это делают из собственных ресурсов. А вопрос надо решать в соответствии с тем законопроектом, который мы сегодня обсуждаем.

Именно законопроект, если бы он сегодня был принят, раз и навсегда решил бы проблему с группами продлённого дня.

Мы неоднократно выходили с инициативой, чтобы дополнительные занятия в размере 120 часов оплачивались государством, были включены в бюджеты соответствующие. Но, к сожалению, пока это не прошло.

Сегодня, учитывая вот правовую здесь неопределенность, возникло множество проблем. То, что здесь говорилось о том, что партия власти этот вопрос проработала. Проработала так же, как и с платой за общежития в наших вузах. Написали письма от министра, в которых пригрозили тем ректорам, которые завысили плату за общежития, что если вы не снизите, то мы вас накажем или снимем.

Сегодня уже Олег Николаевич приводил в пример: он считает, если мы не уменьшили бюджет образования, почему же они не могут эти группы продлённого дня содержать за счёт тех денег, за счёт которых в прошлом году все эти группы работали бесплатно? Конечно, противоречие.

Но, тем не менее, уважаемые коллеги, я считаю, что этот законопроект очень правильный, «Справедливая Россия» будет его поддерживать. И призываю всех вас также поддержать этот законопроект. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо.

По ведению Федоткин Владимир Николаевич.

Федоткин В.Н. Уважаемый Александр Дмитриевич!

У нас ещё впереди полдня работы, и непонятно, почему мы ограничили обсуждение такого важного вопроса. В зале остался неотвеченным вопрос: где взять деньги? Из тех, кто записывался, остался я один.

Может, дадите две минуты?

Председательствующий. Две минуты, хорошо.

Федоткин В.Н. Уважаемые коллеги, осенью прошлого года, в ноябре, мы рассматривали федеральный бюджет на текущий год, и там есть такой раздел «социальная политика». А в этом разделе есть табличка, кто внимательно читал бюджет, обратил внимание, и в табличке указано, что у нас на текущий год и на перспективу на два года каждый четвёртый ребёнок в стране воспитывается в семье с доходами, ниже прожиточного минимума. Плюс три миллиона детей в семьях, ниже прожиточного минимума, вот за эти полгода выросло. Получается, продлёнка нужна.

Значит, где взять деньги? Сразу просто перечисляю. Нефть. Только 30 процентов поступает сегодня в казну. В Норвегии – 80, в Саудовской Аравии – 90. Кроме того 7 триллионов почти что рублей в зарубежных фондах у нас находится. Плюс не приняли закон о коррупции, статья 20-я о конфискации имущества. 6 миллиардов Минобороны забрали, вернули 250 миллионов. Денег выше крыши, для того чтобы профинансировать этот закон.

Председательствующий. Спасибо.

Пожалуйста, представитель президента, правительства?

Смолин Олег Николаевич, пожалуйста, автор.

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги, уважаемый Александр Дмитриевич, уважаемый Николай Иванович Булаев, выступая, далеко вышел за пределы закона, поэтому я вынужден одну минуту потратить на ответ.

Во-первых, я бы очень просил коллег выбирать выражения. Когда я слышу "интеллектуальный урод" про ребёнка, который окончил маленькую сельскую школу, я вспоминаю мою маму, учительницу литературы, которая точно дала бы 100 очков вперед тем, кто ни в чем не повинных сельских детей называет "интеллектуальными уродами". Просил бы выбирать выражения.

Что касается обвинения в лоббизме, уважаемые коллеги, и отчасти на вопросы по поводу денег.

Ну, правящая фракция голосует против прогрессивного подоходного налога, хотя плоской шкалы нет ни в одной стране "Большой двадцатки". Это, вообще говоря, прямое доказательство лоббизма интересов так называемых олигархов, хотя в этом никто никогда не сознается, а мы не скрываем, что мы открыто лоббируем интересы большинства населения, и в данном случае в частности детей, учителей, в широком смысле этого слова, ну, в предыдущем выступлении студентов.

Я же говорил, коллеги, что в том-то и проблема, что бьют не только по так называемым живопыркам, то есть микро всяким вузам, а по площадям.

Помните, старую детскую шутку? Ходит человек перевязанный, его спрашивают:

– Ты что?

– Да муха.

– Что, муха укусила?

– Нет, муха села, а брат её лопатой.

Вот так и сейчас.

Коллеги, я предупреждаю вас всех о реальной угрозе, призываю к совместным действиям ради стабильности в стране, а мне в ответ как у Лермонтова: и кто-то камень положил в его протянутую руку. Ну что же, я тогда с грустью должен констатировать: бог прощает грехи, но не прощает глупости.

А теперь, извините, по поводу законопроекта. Повторю ещё раз: группы продленного дня всегда оплачивались из бюджета, и неслучайно уважаемая Ирина Викторовна говорила, что вот прежде находились деньги на моющие средства в школе, а теперь школа никак не находит. Кстати, повторю ещё раз: строго говоря, в рамках присмотра и ухода к группам продленного дня практически ничего и не относится.

Нас спрашивают: почему нет финансово-экономического обоснования? Коллеги, вопрос не к нам, мы подали законопроект тогда, когда группы продленного дня были бесплатными, и когда министр говорил, что всё в бюджете предусмотрено, поэтому по сравнению с тем бюджетом ничего дополнительно предусматривать было не надо.

Сейчас, конечно, придется предусматривать деньги, вероятно, я думаю из федерального бюджета, пока федеральный бюджет не принят, это вполне возможно.

Нам говорят: не вмешивайтесь не в свои дела, регионов. Коллеги, мы думаем, что дела России – это всё наши дела, а вовсе не чужие, речь идёт о детях России, а не о чьих-то чужих детях.

Прошу поддержать законопроект. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо.

Комитет, пожалуйста. Ирина Викторовна Мануйлова.

Мануйлова И.В. Уважаемые коллеги! Вот только что два выступления предыдущих прозвучало по поводу того, что средства всё-таки потребуются.

Поэтому, давайте не будем лгать друг другу, средства нужны, они не очень большие, но внося законопроект накануне вступления в действие федерального закона, Олег Николаевич, я думаю, что вы не могли не понимать, что финансовое обоснование здесь всё-таки нужно было сделать.

Речь сейчас не об этом. Речь о том, что я ещё раз хочу, чтобы, в конце концов, вот на уровне Государственной Думы, мы всё-таки занимались не популистскими рассуждениями, а вполне реальной программой, потому что сегодня комитет действительно эту проблему отработал на совесть.

Выяснив, во-первых, что же представляет из себя так называемая абстрактная группа продленного дня, кстати, в рамках закона действительно, на мой взгляд, существует нормативный пробел, потому что определение не дано.

Но для всех присутствующих, за исключением тех, кто глубоко погружен в систему образования, ГПД – это все, что находится за рамками уроков, все, что после уроков.

Вот и давайте посмотрим, что же там сегодня, именно благодаря новым стандартам. После уроков начинается ещё целая жизнь в школе, потому что это вся внеурочная деятельность. И я сегодня не поленилась, вот прямо из стандарта, дословно. Это может быть: естественные, научные, общественно­полезные практики, клубы, в том числе спортивные, дискуссионные, туристические, студии, в том числе театральные, вокальные, хореографические. Это подготовка к олимпиадам, конкурсам, спортивным соревнованиям, учебно-поисковые исследования, предметные недели, работа школьных СМИ, музейная, экскурсионная деятельность, коррекционные занятия с учащимися с ограниченными возможностями здоровья.

И вот это всё объединяется общим словом – внеурочка. И за это никто не вправе взять ни копейки.

Более того, я не зря привела цифру, почти 89 процентов школ получает бюджетное финансирование на дополнительное образование и оно тоже должно быть соответственно бесплатным.

И что же тогда остается в этой группе продленного дня? Остается тот самый присмотр и уход, ради которого сегодня, вот почему-то вы поставили знак равенства, оплата за присмотр и уход – это и есть оплата за продлёнку. Нет. Всё, что я только что перечислила, обязательно и бесплатно, а присмотр и уход – это питание, а за него, правильно Олег Николаевич сказал, и в советское время всегда платили родители, и те самые санитарно-гигиенические нормы, требования. Да, это очень небольшая сумма. И если бы наши учредители выполнили нормы закона и заложили в муниципальное задание либо эти расходы, либо, по крайней мере, честно обозначили бы суммы, понимая, что они сами не в состоянии вложить это в бюджет школы, то размер платы за группы продлённого дня вряд ли где-то превышал в месяц порядок 700, ну, максимум 800 рублей. И когда нам говорят о десяти тысячах, ну, мягко выражаясь, давайте будем заставлять выполнять закон.

Теперь, что касается отношения к комитету. Я считаю, что депутат Государственной Думы не вправе позволять себе высказывать подобные вещи в адрес комитета – группы коллег, которая, кстати, представлена всеми фракциями. Более того, если у этого законопроекта 15 соавторов, на заседании комитета мы готовы были ответить на все ваши вопросы. Никто за исключением Олега Николаевича на доклад по законопроекту в комитет не появился, как, впрочем, это происходит и при ряде других проектов.

Ну и наконец, уважаемые коллеги, к сожалению, сегодня проблема продлёнки, она, действительно, связана с нехваткой мест, потому что, к сожалению, те 70 процентов школ, которые имеют возможность разместить детей, они находятся в тех районах, где детей нет, а вот городские школы, они как раз берут на себя 80 процентов наших школьников. И в некоторых из них физически невозможно разместить дополнительно группы продлённого дня, поэтому в лучшем случае открывают одну-две группы на параллель хотя бы начальных классов.

Именно поэтому я попрошу с большим уважением относиться к коллегам, которые работают в комитете и более внимательно читать нормативные документы, которые комитет готовит, потому что все эти разъяснения были.

Ну а то, что только шесть отзывов из всех регионов положительные, говорит о том, что регионы не согласны с вашим мнением и не дают вам права вмешиваться в их бюджетный вопрос.

Председательствующий. Спасибо.

Коллеги, выносим законопроект на "час голосования".

Результаты голосования.