Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяПозиция в оппозицииЗигзаги образовательной политики «партии власти» и действия кпрф.

Зигзаги образовательной политики «партии власти» и действия КПРФ.

Сторонникам КПРФ, левых политических движений и социально ориентированных организаций

I. Ситуация и действия «партии власти»

На протяжении всех последних лет российская власть и её образовательная политика не устают держать народ в состоянии постоянного изумления. Причём главным образом изумляет её непоследовательность. Именно поэтому студенты выходили на демонстрации и бросали яйца в министра образования и науки, члены Российской Академии наук впервые за почти 300 лет её существования свистели, а православная общественность пыталась пикетировать здание Министерства.

Всё это тем более странно, что в результате так называемых реформ отечественное образование было разрушено заметно меньше, чем другие области социальной жизни. Так, согласно международным данным, основные показатели человеческого потенциала в России выглядят следующим образом:

  • благосостояние – от 55 до 102 места в мире;
  • долголетие: женщины – 91 место, мужчины – 136 (2005 г.);
  • образование – 15 место (2004 г.). Согласно данным исследования PISA, по «грамотности чтения» российские школьники занимают 27-29 место, а по математической грамотности – 21-25 места.

Вспоминая известную русскую пословицу про дёготь и мёд, назовём основные действия российской власти в области образования. При этом положительно оцениваться должны те из них, которые соответствуют лозунгу «образование – для всех» (левая, демократическая, социальная образовательная политика); отрицательно – шаги в противоположную сторону (правая, антидемократическая, антисоциальная образовательная политика).

1.1. Несколько ложек «мёду»

Несмотря на многочисленные обещания обеспечить равные стартовые условия для получения образования, которые сделаны руководителями страны и федеральной образовательной властью, а также включены в официальные документы, действительных шагов в этом направлении за период работы Четвёртой Госдумы было сделано только три.

1. Федеральный закон № 1-ФЗ от 06.01.2007 о бесплатном высшем образовании с бесплатной довузовской подготовкой для парней, отслуживших полный срок по контракту. Этот закон должен стать:

  • реальным (вместо «принудиловки») стимулом к армейской службе;
  • шагом в сторону ограничения неравенства образовательных возможностей, поскольку современная российская армия вновь стала «рабоче-крестьянской».

2. Надбавки классным руководителям в размере 1 000 руб. Эти надбавки – не только дополнительный доход учителя, но и шаг к возвращению в школу воспитательной работы, которая была свёрнута в послесоветский период. Однако они:

  • более полугода не выплачивались учителям вечерних, коррекционных и других школ. По этому поводу Президент даже специально «воспитывал» министра образования перед телекамерами;
  • не проиндексированы в 2007 г., а также в 2008-2009 гг.;
  • в 2010 г. предполагается передать на финансирование в регионы, и в этом случае судьба надбавок вообще окажется под вопросом;
  • недостаточны в принципе.

Среди учителей и родителей популярна следующая шутка.

Учительница входит в класс:

- Здравствуйте, я ваш классный руководитель. Государство платит мне за эту работу так мало и требует так много различных отчётов, что на оставшиеся деньги я только и могу сказать вам: «Здравствуйте, дети!».

3. Надбавки за учёные степени кандидата и доктора наук. Они увеличены, соответственно, с 900 до 3 000 руб. и с 1 500 до 7 000 руб. Однако надбавки:

  • выплачиваются только в вузах и научных организациях, а закон об их выплате во всей системе образования провален «медведями» и ЛДПР;
  • не проиндексированы в 2007 г. и, согласно трёхлетнему бюджету, не будут проиндексированы в 2008-2010 гг.

Даже с учётом этих надбавок современная бюджетная зарплата профессора по сравнению с советским периодом упала более чем в 2,5 раза, а доцента – почти в 3 раза.

1.2.  «Мёд» – для избранных

Два последних года «партия власти» активно рекламирует так называемый нацпроект «Образование». Однако в действительности никакого приоритетного национального проекта в этой области не существует, причём по трём причинам сразу.

Во-первых, такой проект должен иметь некоторую общую идею, но невозможно понять, какая идея объединяет Интернет в школе, надбавки за классное руководство и выплаты молодёжи за достижения в различных областях. Называемое нацпроектом «лоскутное одеяло» состоит из совершенно разных (в том числе и хороших) мер, однако не представляет никакой системы.

Во-вторых, если государство объявляет проект приоритетным, оно должно выделять под него деньги. Бюджетное же финансирование «нацпроектов» составляет не более 5% от объёма денег, предусмотренных по разделам «Образование», «Здравоохранение» или «Сельское хозяйство».

Недавно на нашем сайте посетителям был задан вопрос: почувствовали ли Вы на себе влияние хотя бы одного из четырёх национальных проектов? «Да» ответили лишь около 5%. Совпадение не удивительное: какие деньги – такой и результат.

Между прочим, 27 июня 2005 г. на пленарном заседании Госдумы руководители отечественного образования официально признали, что его финансирование составляет не более 40% от потребности, т.е. должно быть увеличено, как минимум, в 2,5 раза.

В-третьих, если признать центральным звеном так называемого нацпроекта идею грантов, он должен оцениваться, скорее, отрицательно. Гранты могут быть весьма полезными при двух условиях:

  1. если они не заменяют, а дополняют основное финансирование;
  2. если параллельно с грантами вводятся дополнительные меры социальной поддержки для детей и студентов из семей с низкими доходами, из села, с ограниченными возможностями здоровья и т.п.

В современном же виде система грантов лишь увеличивает:

  1. неравенство возможностей в образовании (гранты, как правило, получают наиболее «продвинутые» и обеспеченные);
  2. зависимость руководителей и педагогов от чиновников, которые решают, кому дать грантовые деньги;
  3. бюрократический бумагооборот.

При тех же темпах выделения грантов, что в 2005 г., и при условии, что повторно выдаваться они не будут, последний по очереди вуз имеет шанс получить деньги через 50 лет (с учётом филиалов – почти через 90), а последний в очереди учитель – через 150 лет! Остаётся лишь пожелать педагогам железного здоровья.

1.3. Одиннадцать бочек «дёгтя»

Антисоциальное (антидемократическое, элитарное) направление в образовательной политике правительства и «партии власти» проявляется следующим образом.

1. Замедление темпов роста расходов на образование из федерального бюджета.

Если в 2007 г. реальный рост таких расходов составит почти 32%, то за следующие три года (2008 – 2010) – около 20%, причём в 2009 г. – только 1%. Для сравнения: общие расходы федерального бюджета за три года увеличатся примерно в 1,5 раза, в том числе на силовые структуры – примерно на 45%, на оборону – более чем на 38%, размер Резервного (бывшего Стабилизационного) фонда – примерно в 1,5 раза, а расходы на культуру даже снизятся!

2. Ускоренное введение так называемого подушевого финансирования по принципу «деньги следуют за учеником».

Мировой опыт показывает: в случае распределения финансов исключительно по подушевому принципу резко растёт неравенство образовательных возможностей. Поэтому развитые страны такой примитивной схемы не применяют, но используют более сложные, чтобы смягчить недостатки подушевого принципа. По оценкам экспертов, в России в сложном положении могут оказаться все школы с числом учеников менее 700. Под угрозой закрытия находятся небольшие школы для творчески одарённых детей многие сельские школы (особенно малокомплектные): за предыдущие 3 года, по официальным данным, их закрыто почти 3 тысячи и т.п. Подушевое финансирование более или менее выгодно крупным школам с большим числом учеников. Однако никем не доказано, что именно в них можно создать наиболее благоприятные условия для учёбы и воспитания детей.

3. Зарплата бюджетников: обещанного не дождались.

В последние годы темп «роста» заплаты интеллигенции постоянно замедляется. Без учёта скачущих цен по России в целом этот «рост» составил:

  • в 2005 г. – 31%;
  • в 2006 г. – 26%;
  • в 2007 г. – 15%.

По данным независимых учёных, цены на товары первой необходимости в эти годы выросли, соответственно, на 30%, на 25% и (по прогнозу) не менее, чем на 25%. Что называется, шило на мыло.

Проектировки федерального бюджета на 2008-2010 гг., представленные министром финансов А. Кудриным депутатам Госдумы, в части роста зарплаты вызывают уныние:

  • 2008 г. – 15%,
  • 2009 г. – 18%,
  • 2010 г. – 6%,

итого: 39% за три года.

Ещё печальнее другое. Эти проектировки составлены с учётом денег, выделяемых на переход к отраслевым системам оплаты труда. Кто и сколько этих денег получит – пока не ясно. Если же считать только те деньги, которые предусмотрены на «повышение» зарплаты в федеральных учреждениях и которые люди получат наверняка, то выглядит это следующим образом:

  • с 1 сентября 2008 г. – на 7%;
  • с августа 2009 г. – на 6,8%;
  • с 1 января 2010 г. – на 6,5%.

Иначе говоря, трёхлетний бюджет гарантирует интеллигенции и всем работникам бюджетной сферы:

  1. относительное обнищание – по сравнению с ростом зарплаты в других секторах экономики, которое А. Кудрин обещает на уровне 94%;
  2. абсолютное обнищание – по сравнению с ростом цен на товары первой необходимости.

По официальным прогнозам, инфляция в 2008-2010 гг. составит около 20%. Однако повышение цен на товары и услуги первой необходимости происходит в 2-2,5 раза быстрее. Так, цена на газ вырастет в 2 раза, на электроэнергию – в 1,5 раза, тарифы на коммунальные услуги – на 65%. Следовательно, в 2010 г. российская интеллигенция и другие работники бюджетной сферы будут ещё беднее, чем в 2007 г. Если, конечно, в очередной раз «на воеводстве» будет «медведь».

4. Линия на ликвидацию налоговых льгот для образования.

В России такие льготы восходят ещё к временам Петра I. Около 15 лет депутаты КПРФ, других фракций левой и патриотической ориентации защищали их в парламенте. Однако в Третьей и в особенности в Четвёртой Госдуме «партия власти» «проштамповала» их ликвидацию. В настоящее время сохранилась лишь льгота по налогу на добавленную стоимость.

В итоге многие государственные вузы платят налогов больше, чем получают денег из бюджета! Негосударственные же учебные заведения поставлены в равное положение с коммерческими организациями.

Ликвидация налоговых льгот неизбежно приводит к повышению платы за обучение в негосударственных учебных заведениях, а затем, по цепочке, – для «внебюджетников» в учреждениях государственных и муниципальных. В общей сложности только в вузах России на платной основе учится около 3,5 млн. студентов, причём в большинстве они не принадлежат к людям с высокими доходами. Политика правительства и партии «медведей» прямо бьёт их по карману.

5. Сокращение образовательных отсрочек от призыва на военную службу.

От нового закона на эту тему студенты вузов пострадают не слишком. Отсрочка, в частности, сохраняется при переводе из вуза в вуз, но ликвидируется при повторном поступлении. К такому маневру прибегают студенты с низкими доходами, нередко первоначально поступающие в вузы на внебюджетной основе, а затем повторно сдающие экзамены на бюджетные места.

Много больше ограничены права студентов ссузов (техникумов) и учащихся ПТУ: на поступающих в эти учебные заведения после окончания средней школы отсрочки распространяться больше не будут. Тем самым наносится сразу два удара:

  1. по производству, нуждающемуся в квалифицированных рабочих кадрах;
  2. по молодёжи из семей с низкими доходами, которая после окончания средней школы не всегда выдерживает вузовский конкурс на бюджетные места и не способна платить за образование внебюджетное.

Проблема имеет и политическое измерение. До сих пор студенты вузов более активно участвовали в акциях протеста, чем студенты ссузов и учащиеся ПТУ. Это, видимо, и позволило им сохранить отсрочки.

6. Сокращение числа бюджетных учебных мест в вузах.

Набор на такие места сокращён:

  • с 1 сентября 2005 г. – почти на 4,5%;
  • с 1 сентября 2006 г. – более чем на 10%;
  • с 1 сентября 2007 г. – примерно на 10%.

Даже если сокращение на этом остановится, в 2010 г. страна будет иметь примерно на 750 тыс. меньше студентов на бюджетных местах, чем в начале 2005 г.

В целом, бюджетные студенты составляют в стране менее 40%, тогда как в СССР бесплатно учились 100%, в современной Германии – более 90%, в современной Франции учатся более 80% студентов.

7. Номинальное повышение стипендий.

С 1 сентября 2007 г. расчётная стипендия увеличилась в полтора раза и составила, соответственно: в вузе – 900 руб., в техникуме и ПТУ – 315 руб. Однако следует учитывать, по меньшей мере, три обстоятельства.

Во-первых, по данным независимых учёных, цены на товары первой необходимости растут со скоростью 25-30% в год, а стипендии увеличивают обычно в полтора раза каждые два года. Что называется, шило на мыло! Стипендии «растут» быстрее пенсий и даже чуть быстрее заработной платы в бюджетной сфере, но при этом в реальных деньгах остаются почти на том же уровне.

Во-вторых, по мнению многих экономистов, рост цен на товары первой необходимости с учётом деноминации рубля составил в послесоветское время примерно 60 раз. В таком случае, после всех «повышений» по отношению к советскому уровню на сентябрь 2007 г. стипендия ниже:

  • в вузе – в 2,7 раза;
  • в ссузе – почти в 5 раз;
  • в ПТУ – почти в 8 раз.

В-третьих, в советский период минимальная стипендия от прожиточного минимума, неофициально рассчитанного экономистами, составляла:

  • в вузе – 80% (в техническом вузе – 120%);
  • в ссузе – 56% (во многих технических ссузах – 80%);
  • в ПТУ – 80%.

В сентябре 2007 г. она составила, соответственно:

  • в вузе – 22,5%;
  • в ссузе – 7,5%;
  • в ПТУ – 7,5%.

8. Бакалавризация – как кукуруза.

Летом-осенью 2007 г. с подачи правительства Госдума приняла поправки в Закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», которые принудительно вводят так называемую двухуровневую систему высшего образования в России. При этом и для преподавателей, и для студентов, и для образования в целом ситуация ухудшается по многим позициям.

Во-первых, действовавший закон давал каждому вузу право выбора между традиционной программой специалиста и программой двухступенчатой (бакавриат + магистратура). Новый же закон делает бакалаврами подавляющее большинство студентов, а программу специалиста оставляет только для узкого круга избранных, который определит правительство. Понятно, что многие сотни тысяч студентов лишатся качественного образования.

Во-вторых, действовавший закон позволял студенту выбирать различные траектории обучения, в т.ч. после бакалавриата стать специалистом или аспирантом, а после «специалитета» – магистром. Новый закон такую возможность исключает: после бакалавриата – только в магистратуру, а если хочешь стать специалистом, начинай сначала. Ещё более странно, что специалиста в магистры тоже пускать не собираются.

Все эти нелепости касаются не только государственных, но и негосударственных вузов.

В-третьих, действовавший закон не ограничивал возможности студента получить качественное образование: завершил одну ступень – свободно переходи на вторую. Новый же закон требует при переходе из бакалавриата в магистратуру устроить конкурсный отбор. При этом правительственные чиновники обещают, что в магистры смогут попасть 40-50% бакалавров, ректор МГУ В. Садовничий прогнозирует, что не более трети, а пессимисты называют лишь 10-15%.

В-четвертых, в своё время министр А. Фурсенко «озвучивал» предложения, согласно которым бюджетное финансирование магистратуры следует сохранить только в национальных университетах и вузах федерального значения (в общей сложности не более 200). В остальных же вузах – перевести магистратуру на платную основу. Понятно, что в этом случае преимущество получат студенты Москвы и Питера, студенты из провинции окажутся ещё раз «поражены в правах».

Новый закон был бы ещё много хуже, если бы при подготовке ко второму чтению не удалось исправить два его порока:

  1. вернуть четырёхлетний срок обучения бакалавра. Правительство предлагало сократить его до трёх лет, что окончательно превратило бы высшее образование в среднее (например, врача – в фельдшера);
  2. защитить право на отсрочку от призыва на военную службу для магистров. Правительственный законопроект его ликвидировал.

Однако в целом принудительная бакалавризация нанесёт вред и стране, и студентам. В России бакалавры испытывают большие проблемы с трудоустройством, а за рубежом, по мнению ректора МГУ В. Садовничего, они в лучшем случае смогут получить места лаборантов.

9. Закон о едином государственном экзамене (ЕГЭ): «поле чудес» в «стране дураков»?

Дискуссии вокруг ЕГЭ в России колеблются в диапазоне от «спасение нации» до «безобразие из трех букв». Как показал широкомасштабный эксперимент («ширмаш»), едва ли не единственным положительным последствием ЕГЭ стало некоторое расширение доступа в столичные вузы выпускникам из села и малых городов. При этом даже «вдохновитель и организатор» ЕГЭ В. Болотов признаёт, что этот доступ по-прежнему ограничен: способные дети из «глубинки» при низких доходах семьи не едут учиться в престижные вузы по причине высокой стоимости жизни в столицах, что по карману лишь обеспеченным родителям.

К отрицательным последствиям ЕГЭ относятся следующие:

  • рост неравенства образовательных возможностей и, в частности, сокращение льгот при поступлении в вузы для детей-сирот, детей-инвалидов, инвалидов I и II групп, инвалидов и участников боевых действий, а также детей из села, с Крайнего Севера и других категорий, поступающих ныне по целевому приему. Сниженный проходной бал по ЕГЭ им получить значительно труднее, чем положительную оценку при обычной системе;
  • изменение смысла работы школы. Вместо того, чтобы воспитывать гражданина, развивать личность ребёнка и его творческие способности, она вынуждена «натаскивать» его на решение тестов;
  • разрыв с лучшими традициями отечественного образования. В американской и отчасти европейских системах ЕГЭ имеет целью формирование человека потребительского общества. Старшеклассник, сдающий ЕГЭ, как покупатель в магазине, должен правильно выбрать один «товар» из нескольких. Между прочим, и министр А. Фурсенко в выступлении на форуме «Селигер-2007» раскрыл смысл так называемых реформ: главное – взрастить потребителя, который сможет правильно использовать достижения и технологии, разработанные другими.

Однако в России нет потребительского общества. Месячная зарплата в стране примерно такая же в рублях, как за рубежом – в долларах или евро. В таких условиях воспитывать потребителя – абсурд. Не говоря уже о том, что творцов и созидателей нам, видимо, придётся выписывать из-за границы.

Короче: если с помощью «угадайки» в виде ЕГЭ Россию будут пытаться превратить в «поле чудес», рано или поздно она станет «страной дураков».

Интересно, что в канун 1 сентября 2007 г. министр А. Фурсенко высказался против того, чтобы ЕГЭ был единственным критерием измерения успехов ученика. Всё правильно. Но зачем было «проталкивать» через Госдуму закон противоположного содержания?

10. Профанация закона об обязательной одиннадцатилетней школе.

В руках бюрократии любое хорошее дело превращается в фарс. Подтверждение тому – новый федеральный закон об обязательном общем образовании. Как следует из текста закона, всё его содержание сведено к одному: обязать каждого ребенка учиться после окончания девятилетней школы. По расчётам «цифиркиных» от власти, закон коснётся лишь нескольких десятков тысяч детей.

Увы, даже советская система образования иногда давала брак. Но почему именно этот «брак» так успешно пробирается в чиновники? Ведь суть закона об обязательной средней школе должна состоять вовсе не в том, чтобы одних заставить учиться, а других – учить, но в том, чтобы создать условия для этого каждому ребёнку. А значит надо решить целый комплекс вопросов. Вот лишь некоторые из них.

  1. Дети вне школы. В сентябре 2005 г. в докладе к заседанию правительства министр А. Фурсенко утверждал, что 15% ребят школьного возраста не получают полного среднего образования. По данным Общественной палаты, не учатся примерно 1 млн. таких детей. Несколько лет назад в Госдуме представитель Генпрокуратуры называл 1,9 млн. Если же сравнить данные правительства, представленные Комитету ООН по правам ребёнка, то окажется, что количество детей в возрасте 7-15 лет почти на 2,5 млн. больше, чем учеников в 1-9 классах. Короче: без нормальной статистики говорить об обязательной средней школе просто смешно.
  2. Деньги. По мнению правительства, их не потребуется. Общественная палата оценивает затраты в 40-50 млрд. руб. Впрочем, реформы без денег всегда вызывали восторг бюрократии и сердечные приступы у народа.

По новому закону, ребёнок, получивший в старших классах годовые «неуды», должен продолжать образование «в иных формах». Помимо очной, таких форм всего три: вечерняя, заочная и экстернат. Если закон будет исполняться буквально, неуспевающий ребёнок не сможет продолжить образование даже в ПТУ. На «заочку» «реформаторы» перевели бы, например, А. Пушкина, имевшего «нуль из математики»!

Таким образом, закон выталкивает из системы полноценного образования социально незащищённых детей и окончательно возводит очковтирательство в ранг государственной политики.

11. Начало фактической приватизации образования в результате принятия закона «Об автономных учреждениях» (АУ).

Этот закон делит все социальные учреждения на два типа:

  1. бюджетные, для которых сохраняются жалкие гарантии финансирования, но ликвидируются остатки экономической самостоятельности;
  2. «автономные», которым возвращается экономическая самостоятельность, но ликвидируются гарантии бюджетного финансирования.

Закон постепенно, но неизбежно приведёт к следующим последствиям:

  • новый виток коммерциализации социальной сферы, массовое вытеснение бюджетных (т.е. бесплатных для гражданина) социальных услуг и замена их платными;
  • снятие запрета на приватизацию, который установлен законом для государственных и муниципальных образовательных учреждений. В законе об АУ прописан и один из путей такой приватизации – банкротство. Приватизация же образования немедленно сделает его полностью платным и лишит будущего многие миллионы детей из семей с низкими и средними доходами;
  • скачкообразный рост коррупции в социальной сфере. Согласно закону, именно чиновники будут решать: превращать государственное учреждение в АУ или оставить его в прежнем статусе; какое имущество государственного учреждения разрешить продавать и т.п.

Закон способен нанести колоссальный вред социальным правам граждан и стране в целом.

II. Действия фракции КПРФ и реальные позиции политических сил в Четвёртой Госдуме

В последние десять лет даже многие правые представители образовательной политики признают, что наиболее внятную и последовательную программу действий в области образования имеют КПРФ и её союзники. В частности, ещё в 2003 г. эта программа была изложена в виде декларации «Образование – для всех», в подготовке которой принимали участие О. Смолин, И. Мельников, Ж. Алфёров и Г. Зюганов. В настоящее время декларация доработана с учётом новой ситуации.

Более того, от депутатов КПРФ и её союзников в Четвёртой Госдуме исходило большинство законодательных инициатив в защиту образования. Вот лишь некоторые примеры этих предложений и результаты голосований по ним.

1. Страсти по бюджету

Ежегодно группа депутатов от КПРФ (О. Смолин, И. Мельников и др.) и приглашённые ими соавторы подготавливали не менее 20 поправок к закону о федеральном бюджете на очередной год. Эти поправки охватывали практически все главные финансовые вопросы образовательной политики, однако регулярно «проваливались» фракциями «Единая Россия» и ЛДПР.

Ежегодно мы требовали увеличения заработной платы работников образования в полтора раза. Так, 11 октября 2006 г. при обсуждении бюджета на 2007 г. за поправку № 121 проголосовали:

  • КПРФ – 98%;
  • «Родина» – 62%;
  • «Единая Россия» – 0%;
  • ЛДПР – 0%.

Мы требовали увеличения студенческих стипендий в полтора раза каждый год, а не раз в два года, как делало правительство. При обсуждении бюджета на 2007 г. мы настаивали на увеличении стипендий в два раза. Цена вопроса составляла около 4 млрд. руб. или одну четверть процента от запланированных дополнительных доходов бюджета. Тем не менее, 11 октября 2006 г. за поправку № 50 проголосовали только:

  • КПРФ – 98%;
  • «Родина» – 59%;
  • «Единая Россия» – 0%;
  • ЛДПР – 0%.

Каждый год мы требовали выделения из федерального бюджета денег на питание школьников, учащихся ПТУ и ссузов. Во многих регионах в настоящее время на эти цели выделяется полтора рубля в день на человека! В 2007 г. цена вопроса должна была составить 15 млрд. руб. Тем не менее, 11 октября 2006 г. за поправку № 130 проголосовали:

  • КПРФ – 98%;
  • «Родина» – 31%;
  • «Единая Россия» – 0,3% (1 человек);
  • ЛДПР – 0%.

При обсуждении бюджета каждого года мы требовали выделить средства на школьные учебники. В настоящее время до половины таких учебников в стране морально устарели. В 2007 г. цена вопроса составляла 12 млрд. Тем не менее за поправку № 129 проголосовали лишь:

  • КПРФ – 100%;
  • «Родина» – 59%;
  • «Единая Россия» – 0%;
  • ЛДПР – 0%.

Наконец, мы требовали ежегодного выделения средств на программу «Безопасная школа». Казалось бы, после Беслана такая необходимость очевидна каждому. Но не депутатам думского большинства. Так, 20 октября 2004 г. при обсуждении бюджета на 2005 г. за поправку № 109 проголосовали только:

  • КПРФ – 100%;
  • «Родина» – 74%;
  • ЛДПР – 8%;
  • «Единая Россия» – 0%.

2. Налоговое законодательство

Понимая, что политика т.н. равенства субъектов налогообложения для коммерческих и социальных организаций проводит к повышению платы за обучение, а также цены платных услуг в области здравоохранения, культуры, физкультуры и спорта, депутаты фракции КПРФ О. Смолин, Ж. Алфёров и И. Мельников внесли законопроект о продлении (восстановлении) льгот по налогу на имущество для образования, медицины, науки, культуры, спорта и других социальных организаций. В соавторы пригласили депутатов всех фракций, а также членов Совета Федерации, в т.ч. его Председателя С. Миронова.

Увы, и в данном случае восторжествовал главный принцип работы Четвёртой Госдумы: доктор сказал «В морг» — значит в морг! 18 апреля 2007 г. после короткой дискуссии за законопроект проголосовали лишь:

  • КПРФ — 98%;
  • «Родина» — 30%;
  • «Единая Россия» — 0%;
  • ЛДПР — 0%.

3. Поддержка «урезанной автономии»

Несмотря на протесты гражданского общества и политической оппозиции, однопартийная машина и в случае принятия закона «Об автономных учреждениях» (АУ) сработала безотказно. Голоса по законопроекту при его принятии в 3-ем чтении 11 октября 2006 г. распределились следующим образом:

  • «Единая Россия»: за – 98%;
  • ЛДПР: за – 37%, против – 49%, не голосовало – 14% (типичная позиция фракции по ключевым вопросам – ни рыба, ни мясо);
  • «Родина»: против – 97%;
  • КПРФ: против – 100%.

4. Законопроект «О дополнительных гарантиях прав граждан на… образование»

Он был подготовлен группой депутатов от КПРФ (О. Смолин, И. Мельников и др.) и по существу представлял собой попытку «антимонетизации» образования. Авторы предложили вернуть в законодательство в прежнем или даже усиленном виде пять важнейших положений, исключённых из него в процессе «монетизации». В числе таких предложений:

  1. вместо сокращения бюджетных студентов – его увеличение до показателей советского периода (220 человек на 10 тыс. населения);
  2. запрет на ликвидацию любого образовательного учреждения без согласия законодательного органа государственной власти или местного самоуправления, в ведении которого оно находится;
  3. запрещение приватизации любых государственных или муниципальных образовательных учреждений, включая автономные.

За законопроект проголосовали:

  • КПРФ – 100%;
  • ЛДПР – 94% (иногда такое случалось);
  • «Справедливая Россия» – «Родина» – 93%;
  • «Единая Россия» – 1,6% (5 депутатов из 300).

Тем самым партия «медведей на воеводстве» показала свои подлинные намерения в образовательной политике: ограничивать в этой области и свободу, и социальные гарантии.

5. Предложение о добровольности единого госэкзамена

ЕГЭ не может быть единственным средством оценки успеваемости школьников и условием их принятия в вузы. Доказывая это, 19 января 2007 г. депутат О. Смолин поставил на голосование в Госдуме поправку, позволяющую ребёнку выбирать, как ему сдавать выпускные экзамены – в форме ЕГЭ или в традиционной форме. Это положение защищает интересы не вузов, но именно ребёнка и его родителей. Однако поправку № 1 поддержали лишь:

  • КПРФ – 87%;
  • «Родина» – 39%;
  • ЛДПР – 9%;
  • «Единая Россия» – 0.

6. Закон «О дополнительном образовании»

Смысл закона состоял в том, чтобы приравнять учреждения дополнительного образования к школам, ПТУ или вузам, а работников системы дополнительного образования – к учителям школ и преподавателям профессиональных учебных заведений.

Исполняя команду «смирно», «медвежье» большинство Комитета по образованию и науке рекомендовало Госдуме отклонить закон. Страна по-прежнему будет бороться с преступностью и безнадзорностью среди несовершеннолетних вместо того, чтобы это предотвращать.

За отклонение закона проголосовали:

  • «Единая Россия» – 96%.

Против:

  • ЛДПР – 94%;
  • КПРФ – 88%;
  • «Родина» – 85%.

В настоящее время рабочая группа, созданная по инициативе депутата О. Смолина, разработала новую версию законопроекта в защиту дополнительного образования. Посмотрим, какова будет реакция власти на сей раз.

7. Федеральный закон «Об образовании лиц с ограниченными возможностями здоровья (специальном образовании)»

По инициативе депутата Совета Федерации 1-го созыва О. Смолина законопроект был внесён в Госдуму в 1995 г. и призван был решить три основные проблемы:

  • полное государственное обеспечение детей с нарушениями зрения, слуха, опорно-двигательного аппарата и аутизмом в период обучения;
  • введение интегрированного, т.е. совместного, обучения детей-инвалидов и здоровых детей по желанию родителей;
  • финансирование из бюджета страны обучения детей с ограничениями зрения и слуха, школы для которых есть не во всех субъектах Российской Федерации.

4 июня 2004 г. в Госдуме законопроект был снят с дальнейшего рассмотрения. За это проголосовали:

  • «Единая Россия» – 97,5%.

Против:

  • КПРФ – 98%;
  • «Родина» – 10%.

В настоящее время рабочей группой думского Комитета по образованию и науке подготовлена новая версия законопроекта, которая особенно необходима в ситуации, когда права на образование лиц с ограниченными возможностями здоровья нарушаются сразу по двум линиям:

во-первых, родители, которые хотят учить своих детей-инвалидов вместе со здоровыми детьми, по-прежнему чаще всего получают отказ;

во-вторых, в ряде регионов страны, стремясь сэкономить бюджетные деньги, власти расформировывают специальные интернаты и принудительно переводят детей в обычные школы, не потрудившись создать в них специальные образовательные условия.

Принцип нашего закона – свобода выбора: пусть интегрированное обучение развивается по желанию родителей; но при этом пусть каждый ребёнок-инвалид сохранит право учиться и в специальном интернате.

III. Скромные результаты

Соотношение сил в Думе и обществе не позволило остановить контрреформу образования и поворот власти к антисоциальной образовательной политике. Однако в период работы Госдумы четвёртого созыва в результате парламентских и внепарламентских действий, которые в большинстве случаев инициировались представителями КПРФ, удалось добиться следующих результатов:

  • сорвать проект Минобрнауки о введении частично платного образования для всех учеников. В этом случае родителям, сверх современных поборов, пришлось бы оплачивать примерно четверть стоимости обучения (например, в Москве – около 7 тыс. руб. в год);
  • отодвинуть на два года обложение образовательных учреждений земельным налогом и налогом на имущество;
  • отсрочить введение в действие закона о едином госэкзамене (ЕГЭ);
  • предотвратить обвальную приватизацию образования с помощью закона «Об автономных учреждениях». В результате принятых поправок фактическая приватизация будет частичной и более медленной.

*   *   *

Глядя на результаты голосований по социальным вопросам, полезно вспомнить, что в России «бюджетников», большинство которых составляет интеллигенция, насчитывается около 15 млн., а с членами семей – около 45 млн. Интересно, как и сколько ещё нужно учить людей, чтобы они не выбирали себе парламент по принципу: чем хуже партия – за народ, тем лучше народ – за партию?..

Олег Смолин, депутат пяти Российских парламентов


В развёрнутом виде материал размещён в книге «В интересах омичей – в интересах России. Отчёт и очерки о работе Четвертой Государственной Думы» (раздел II.5).