Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
Главная

Бедность как порок

30 Августа 2017

Председатель Счетной палаты РФ Т. Голикова в Совете Федерации объявила: за первый квартал 2017 г. количество бедных в стране увеличилось на 2 миллиона, а их общее число достигло 15 миллионов человек.

А как же официально объявленный экономический рост? Неужели страна развивается по Жванецкому: если у них растет производство, значит, растет и потребление ими же?..

Конечно, Т. Голиковой нужно отдать должное: обращает внимание Парламента и Правительства на реальные проблемы. Но все же не могу, прямо по Станиславскому, не сказать: не верю!

Не верю потому, что официальная российская бедность в социальных государствах называется, скорее, нищетой.

Не верю потому, что при растущих ценах за последние два года официальный прожиточный минимум в стране снижался дважды, в т.ч. последний раз в IV квартале 2016 г. на 198 руб.

Не верю потому, что все известные мне попытки депутатов Госдумы разных созывов прожить на этот самый минимум заканчивались одинаково: рекордсмен выдержал неделю; обычный депутат – три дня. А кто побогаче, честно сознавались, что в первый же вечер в ресторане проедали больше, чем государство считает необходимым для человека на месяц.

Не верю потому, что хорошо знаю: вопреки заявлениям коллег-депутатов в предвыборный период, российский прожиточный минимум рассчитан по нормам не Бухенвальда и не блокадного Ленинграда, но развивающихся стран Азии и Африки. Правда, мы справедливо претендуем на роль страны развитой, а климат в России далеко не африканский.

Гораздо больше доверия вызывают у меня как члена межфракционной депутатской группы «Солидарность» данные Федерации независимых профсоюзов России – организации отнюдь не оппозиционной.

Минимальная заработная плата в разных странах составляет:

Германия – 1400 евро (94,5 тыс. руб.);

Франция – 1100 евро (более 74 тыс. руб.);

Китай – 500 долларов (почти 30 тыс. руб.);

Турция – 460 долларов (более 27 тыс. руб.);

ЮАР – 180 долларов;

Бразилия – 170 долларов.

В России минимальная зарплата по тому же курсу составит 132 доллара – предпоследнее место среди стран Большой двадцатки. Ниже только в Индии – 64 доллара.

Между прочим, Европейская социальная хартия требует, чтобы минимальная заработная плата составляла не менее половины от средней заработной платы по стране.

В России, с учетом повышения с 1 июля 2017 года до 7800 рублей, минимальная заработная плата будет меньше четверти от средней заработной платы по стране. Как много раз говорилось: «Уровень социального неравенства в стране – недопустимо высок».

Добавлю к этому, что минимальная заработная плата в Москве составляет 17 460 рублей, т.е. почти 300 долларов, что более чем в два раза выше, чем по России в целом. Остается надеяться, что когда-нибудь, Россия приблизится к Москве.

По данным ФНПР:

50% работников получают не более 25 тысяч рублей. Для сравнения: минимальный потребительский бюджет, рассчитанный ФНПР в конце 2011 года, составил в ценах сентября 2016 года 36 тысяч рублей.  Это чуть больше средней начисленной заработной платы;

номинальные (т.е. выраженные в обесцененных рублях) доходы граждан опустились до уровня 2014 г., а реальные доходы – до уровня 2011 г. Если учесть, что в 2008-2010 гг. страна переживала предыдущий кризис, реальные доходы, скорее всего, оказались на уровне 2007 г., если не ниже. Другими словами, благосостояние граждан отброшено на 10 лет назад;

- зарплата учителей, врачей, работников науки, культуры не индексируется четвертый год подряд.

Почти одновременно с заявлением Т. Голиковой были опубликованы результаты опроса ВЦИОМ. Согласно опросу:

10% граждан не хватает денег на еду – это не бедность, явная нищета;

29% на еду денег хватает, но не хватает на одежду – это прямая бедность;

еще у 41% деньги есть на еду и одежду, но не хватает на приобретение товаров длительного пользования – это еще тоже не «средний класс»;

14% могут позволить себе все вышеперечисленное, но не более – вот вам реальная численность т.н. средних слоев. В социальных государствах Европы она составляет около 60%яя;

лишь 3% могут без проблем приобрести автомобиль, но квартиру или дачу уже не потянут – это нижний слой т.н. высшего класса.

Возможно, российский человек немного прибедняется. Но результаты опроса дают гораздо белее достоверную картину бедности, чем официальная статистика.

Бедность – не порок – гласит русская пословица. Однако это верно лишь для отдельного человека, но вовсе не для государства, которое в Конституции провозгласило себя социальным. Причем это тот случай, когда ответ на сакраментальный вопрос: «что делать?» - хорошо известен.

Во-первых, увеличивать наш общий «пирог». И для начала хотя бы исполнить поручение Президента, приняв программу, которая бы обеспечила темпы развития России выше среднемировых (т.е. выше 3-3,5% в год).

Во-вторых, нужно более справедливо разделить то, что уже имеем. Напомню: среди стран Большой двадцатки Россия – рекордсмен по неравенству в распределении национального богатства и при этом единственная страна, где нет прогрессивной шкалы налогообложения. Отечественные системные либералы гордятся этими «достижениями». Но на самом деле это признак не цивилизованного капитализма XXI века, но капитализма отсталого, каким он был в веке XIX. Чем быстрее мы уступим эти «рекорды» другим, тем лучше. В том числе и для самих т.н. олигархов. Им пора бы вспомнить знаменитую фразу Александра II: лучше отменять крепостное право сверху, чем ждать, пока оно само собой начнет отменяться снизу…