Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
Главная

Дубинки и нагайки, как способ воспитания?

8 Мая 2018

В субботу во многих городах России прошли акции протеста по призыву оппозиционера Алексея Навального.

Смысл этих протестов еще предстоит изучить социологам. Но возможно, что это некий аналог молодежных протестов в Европе 50 лет назад. По крайней мере, подтверждением может служить тот факт, что официальные политические структуры в акциях участия почти не принимали.

Эти митинги развивались по трем сценариям:

Первый – в городах, где у власти возобладал здравый смысл, все обошлось без происшествий и мирно. Например, в Омске.

Второй – в тех городах, где страха оказалось больше, чем разума, произошли массовые задержания. Например, в Челябинске.

Третий – особая ситуация – Москва. Здесь власти согласовали акцию протеста на Сахарова, где, кстати, в 2017 году проводились аналогичные митинги, но Алексея Навального и его штаб это не устроило, и они призвали людей идти на площадь Пушкина. В итоге, по официальным данным, пришло 1500 человек, но, видимо, это число значительно больше, поскольку только задержанных оказалось больше 700 человек.

Московские власти объявили, что задержания происходили в соответствии с законом и гуманно.

Насчет закона – подробнее.

Российские либералы, даже самые умные, такие как Алексей Венедиктов, убеждены, что российская Конституция позволяет митинговать гражданам, где и как они захотят. Но ельцинскую Конституцию либералы явно идеализируют. Они не дочитали ее до пункта 3 статьи 55 , где написано: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Поэтому, когда в России был принят крайний жесткий и направильный закон о митингах и демонстрациях, и его попытались оспорить в Конституционном суде, судьи резонно заметили, что все это делается исключительно для блага граждан в соответствии со статьёй, что мы указали выше.

Что касается гуманности, то есть множество примеров, когда студентов, а то и просто детей (напомним, что граждане до 18 лет по нашему законодательству - дети) избивали дубинками и нагайками.

Нагайки – тема отдельная. Мы повторим, что власть, которая пытается делиться монополией на насилие с другими, хорошо, что еще не с эскадронами смерти, поступает опрометчиво. Это может обернуться против нее.

А «воспитание» нагайками – дело возмутительное и неправильное. Неслучайно Максим Шевченко (член совета по правам человека при президенте) срочно потребовал созыва совета по правам человека.

В любом случае, соблюдая ужасный закон, власть должна понимать, что они имеют дело с молодежью.

Поскольку с молодежью необходимо разговаривать, а не колотить ее дубинками и нагайками, можно сделать вывод, что власть на это не очень способна.

Все это мы уже проходили в конце 19 века, когда студентов воспитывали именно так. Чем кончилось – знаем, воспитали поколение революционеров.

Не могу не сказать и о другом.

Московские власти согласовали акцию на Сахарова, но Алексей Навальный призвал идти в другое место. А значит, что он должен понести также ответственность за тех, кого побили, и тех, кто получил травмы во время разгона митингов. Мы всегда в ответе за того, кого «приручили».

Неслучайно другие лидеры либеральной оппозиции на Пушкинскую площадь не пришли.

Резюмируя:

Разговаривать с молодежью дубинками и ногайками непродуктивно и вредно.

Согласно теории легитимации конфликтов, это приводит не к «выпусканию пара», а к накоплению недовольства, которое может «рвануть».  А потому лучше бы, если б власть научилась разговаривать с молодежью и народом.