Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
Главная

Победим бедность за счет… бедных?

9 Апреля 2019

8 апреля в Государственной думе прошел круглый стол, организованный фракцией КПРФ, по проблемам преодоления бедности.

Олег Смолин напомнил, что правительство России заявило об изучении причин бедности в стране. Он предположил, что за это исследование кто-то получит большие деньги, а можно было прийти на этот круглый стол и услышать бесплатно 6 позиций по этому вопросу.

Выступление О.Н. Смолина на круглом столе 8 апреля 2019 года

Как известно, в Указе Президента России от 7 мая 2018 года № 204 в числе важнейших национальных целей значится сокращение в течение ближайших шести лет числа бедных в два раза. Однако как решить эту задачу, в указе не указано. Четкого плана нет и у правительства. Хотя некоторые его фрагменты проникают в печать. Но прежде чем о них говорить, надо определиться с тем, о какой именно бедности идет речь. 

Согласно официальной статистике, количество бедных в России изменялось следующим образом:

Как видим, в 2017 году бедных стало даже больше, чем в 2010-м.

Однако по аналогии с выборами и в этом случае можно сказать: не важно, кто получает доходы - важно, кто их считает!

1. Потребительская корзина, на основании которой рассчитывается российский прожиточный минимум, более чем скудна и при том заморожена в течение восьми лет до 2020 года включительно. Она предполагает хлебно-картофельную диету и вынужденную экономию почти на всем едва ли не до уровня Плюшкина. В частности, потребительская корзина предусматривает:

Не случайно перед каждыми выборами в Государственную Думу между кандидатами в депутаты вновь и вновь возникает дискуссия: на основе каких норм эта потребительская корзина рассчитана – лагерных, блокадного Ленинграда или каких-то еще. На самом деле на основе норм, установленных Организацией объединенных наций для развивающихся стран Азии и Африки. Но, согласитесь: климат у нас не африканский, да и претендуем мы на роль одной из Великих держав.

2. В последние годы мы неоднократно наблюдали потрясающую картину: Росстат одновременно признавал рост цен и снижал размеры прожиточного минимума! Это настоящая магия, только черная. Возможно, авторы этих статистических чудес учились в школе волшебников. Но неужели у каких-нибудь Пожирателей смерти или у Волан Де Морта? Если вопрос о борьбе с бедностью будет решаться таким же способом, мы победим ее мгновенно: просто объявим всех богатыми.  

3. От представителей власти, в т.ч. в этом зале, мы нередко слышим, что бедных пенсионеров в России нет. Аргумент простой: к пенсиям ниже прожиточного минимума по Российской Федерации в целом или по региону, согласно закону, производятся доплаты до размера прожиточного минимума, соответственно, из федерального или регионального бюджетов.

Однако напомню: прожиточный минимум пенсионера в России значительно ниже, чем работающего человека, который тоже крайне занижен. За четвертый квартал 2018 года прожиточный минимум для трудоспособных установлен на уровне - 11 069 руб., а для пенсионеров - 8 464 руб.

При этом мы хорошо знаем: есть человеку хочется в любом возрасте; плата за квартиру от возраста также не зависит; потребность в лекарствах и якобы бесплатной медицине с годами только растет. Не говорю уже о ситуациях, когда пенсионерам, особенно на селе, приходится помогать внукам и безработным детям.

Напомню еще раз данные о размерах средних пенсий в некоторых странах в 2018 году:

4. Самые бедные в России – даже не пенсионеры, но семьи с детьми.

По данным Росстата, их доля среди бедных в последние годы всегда превышала 60%.

При этом с 2011 по 2016 год эти семьи становились только беднее. В 2011 году до прожиточного минимума на человека им не хватало 1768 руб., а в 2016 – уже 2836,8 руб.

При этом чем больше количество детей, тем выше шанс попасть в число бедных.  

5. Отечественный прожиточный минимум неоднократно проходил испытания экспериментальным путем со стороны людей, которые привыкли жить нормально, в т.ч. со стороны журналистов и наших коллег-депутатов. При этом депутат-рекордсмен признался, что смог прожить на эти деньги неделю. А другой участник эксперимента честно сознался, что за вечер в ресторане с семьей проел больше, чем законом установил своим избирателям на целый месяц.

Не случайно Федерация независимых профсоюзов России постоянно доказывает: более или менее нормально может жить не тот, кто получает доходы на уровне отечественного прожиточного минимума, но тот, чей доход не ниже минимального потребительского бюджета. Кстати, за годы последнего кризиса этот бюджет на фоне периодического снижения официального прожиточного минимума увеличился с 25 до 36 тыс. руб. На этот уровень и должна ориентироваться отечественная политика в отношении заработной платы. Понятно, не сразу, но поэтапно.

Кстати, по данным ФНПР, еще до последнего кризиса зарплату ниже минимального потребительского бюджета получали около половины работников в нашей стране. Сейчас таких, наверняка, две трети.

6. В конце прошлого года правительство отчиталось о том, что исполнило президентские майские указы 2012 года на 94%. Это напоминает мне рекламу стирального порошка, который в четыре раза эффективнее всех остальных, хотя никто не знает, как такую «эффективность» измерить в разах.

При этом данные правительства резко расходятся не только с оценками независимых экспертов, но и с данными опросов Общероссийского народного фронта – организации, созданной для расширения политической базы Президента. Так, по данным Росстата, в конце 2017 года средняя заработная плата врачей в стране составляла 53 тыс. руб. Однако опрос Общероссийского народного фронта показал: 58% врачей получают менее 25 тыс. руб.!

7. Некоторое реальное представление об уровне бедности в России дают социологические опросы.

8. Приведу еще раз данные Федерации независимых профсоюзов России об уровне минимальной заработной платы в различных странах:

Я далек от идеализации положения простых граждан на Западе. Капитализм – везде капитализм. И фраза Ольги Голодец об уникальной российской бедности справедлива, только если сравнивать нас с наиболее развитыми странами. Для остальных бедность работающих не уникальна.

И все же даже в пределах капитализма мы могли бы значительно сократить бедность, причем на пользу не только людям, но и экономике.

9. На «правительственном часе» в Госдуме 3 апреля 2019 года зампред Правительства РФ Т.А. Голикова заявила, что правительство изучает причины бедности в России. Думаю, те, кто изучают, получат за это хорошие деньги. Предлагаю правительству сэкономить и совершенно бесплатно называю, как минимум, шесть таких причин.

Первая – нищенский уровень минимальной зарплаты, который не обеспечивает прожиточный минимум даже самому работающему, не говоря о членах его семьи.

Вторая -  нищенский уровень минимальных пенсий. Неслучайно Президент предложил сначала поднимать эти пенсии до прожиточного минимума, а затем уже индексировать.

Третья – реальная безработица, которая значительно выше официальных показателей.

Четвертая – дети. Чем больше их в семье, тем семья беднее.

Пятая – экономический кризис и практическое отсутствие экономического роста. Спад в экономике начался еще до Крыма, в четвертом квартале 2012 года; в 2014-2026 годах мы имели т.н. отрицательный рост, да и в 2019 году на фоне требований Президента превысить мировые темпы экономического развития ожидаем рост лишь на уровне 1,3%. При этом, жизненный уровень населения падает пять лет подряд.

 После этого Минфин рисует нам воздушные замки и обещает рост в 2021 году почти в 7%, а Минэкономразвития утверждает, что к 3% мы приблизимся только к 2024 году. 

Какая тут борьба с бедностью, если «пирог» не растет!

Шестая – рекордный уровень социального неравенства. Россия – классический пример теории Маркса: бедность у нас порождается самим богатством. Во всяком случае, мы рекордсмены Большой двадцатки по уровню социального неравенства: 1% населения владеет 71% национального богатства. И при этом единственная из стран той же Двадцатки, где нет прогрессивной шкалы налогообложения.    

Давайте потратим деньги, предназначенные на изучение бедности, на то, чтобы помочь хотя бы какой-то группе бедных.    

10. Спрашивается, а помогает ли политика правительства реальному сокращению бедности в стране? Ответ: увы, больше вредит. Приведу только два примера.

Первый пример – повышение пенсионного возраста. Прежде мужчины в возрасте 60-64 и женщины в возрасте 55-59 лет могли получать одновременно и пенсию, и заработную плату. Теперь будут получать только зарплату, как правило, низкую. А многие станут безработными. Угадайте с трех раз, как это повлияет на реальный уровень бедности?

В этой связи уместно будет привести данные по разным странам о количестве мужчин, не доживающих до 65 лет.

Очевидно: после повышения пенсионного возраста доля российских мужчин, не доживающих до 65 лет, еще более увеличится. И мы обновим наш печальный европейский рекорд.

Кстати, в 2016 году по продолжительности жизни граждан мы занимали 153-е место среди 224-х стран.

В настоящее время ожидаемая средняя продолжительность жизни в России – 72,7 лет, что достигнуто, главным образом, за счет снижения младенческой смертности.

И при этом говорим, что все должно быть, как в Европе. Быть может, сначала продлим жизнь, как у них?

Пример второй – повышение НДС. Даже Минэкономразвития признало: в результате цены, в т.ч. на товары первой необходимости, поднимутся больше, чем предполагалось. Неужели число бедных от этого сократится? Кстати, хозяйки, которые ходят в магазин, утверждают: с 2014 года цены в Москве поднялись примерно в два раза. И этому я верю гораздо больше, чем любым сводкам Росстата.

11. Чтобы победить бедность, нужна принципиально новая экономическая политика. Вот три «кита», на которых она могла бы держаться.

В противном случае реальная бедность в стране будет расти на фоне отчетов о том, как мы ее побеждаем, а нам придется вспомнить грустный прогноз: Жить будем плохо, но не долго. Так давайте лучше долго, но хорошо!