Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыАктуальные комментарии на тв, радио, в печати, на веб-сайтахОбразовательная политика – без руля и ветрил

Образовательная политика – без руля и ветрил

Июль

Этим летом школы выпустили 1 миллион 390 тысяч одиннадцатиклассников - почти на шесть тысяч больше, чем в прошлом году. По данным Министерства образования и науки РФ, в высшие учебные заведения поступает 1 млн. 340 тысяч выпускников. В этом году шансы стать первокурсниками увеличились. Однако статистика свидетельствует: доступное - не значит бесплатное.

Что за «очередная реформа образования» обрушилась на наше общество? На эту тему - беседа с первым заместителем председателя Комитета Госдумы по образованию и науке, депутатом фракции КПРФ Олегом Смолиным.

Реформы начинаются, когда кончаются деньги

- Знакомясь с различными проектами реформы образования, которые на протяжении нескольких последних лет с завидным упорством пытается протолкнуть наше правительство, невольно приходишь к выводу, что разработчики законов о коммерциализации образования руководствуются желанием обеспечить прибыль, обогатить себе подобных, не беря в расчет интересы страны и большинства населения.

- Действительно, последние 15 лет в России усиливается борьба двух направлений в образовательной политике: социального (демо­кратического) и элитарного (антидемократического). Сторонники элитарного полагают, что образование должно быть доступно людям с высокими доходами, а в лучшем случае - еще и с исключительными способностями. К сожалению, это направление возобладало.

Мы настаиваем, что путь к образованию следует открыть всем, кто хочет и способен его получить, независимо от доходов, места жительства, национальности. А в период обучения необходимы меры государственной поддержки для сирот, инвалидов, малообеспеченных граждан, детей и студентов из села.

В XXI веке творческий потенциал и человеческие качества всех становятся главным ресурсом эффективного развития, успеха в конкуренции на мировых рынках, безопасности страны и, главное, высокого качества жизни ее граждан.

- Существенный блок стратегии образовательной политики представляет «Концепция участия Российской Федерации в управлении имущественными комплексами государственных организаций, осуществляющих деятельность в сфере образования». В чем особенности, суть этой концепции?

- На первый взгляд, цели концепции управления имуществом в образовании можно только приветствовать. Действительно, кто же возразит, например, против «обеспечения реализации конституционного права граждан на образование» или против «повышения роли образования в социальном, культурном и экономическом развитии Российской Федерации»? Но эти и другие цели и задачи, во-первых, не могут быть достигнуты посредством управления имущественными комплексами, а во-вторых, и это главное, предложенные в концепции средства прямо противоположны заявленным целям.

- Поясните, пожалуйста, в чем конкретно заключается это «управление»?

- Прежде всего, в предполагаемой документом приватизации образовательных учреждений в форме акционирования. Оговаривается, что государство будет владеть существенной долей акций на уровне блокирующего пакета в качестве временной меры. Но когда «время» пройдет, акции будут свободно обращаться на рынке. Нам все назойливее втолковывают известные формулы, вроде следующих: «государство устало от экономики», «экономика России не выдерживает образования» и т. п. Элементарный анализ показывает, что термины «оптимизация», «реструктуризация» и т. п. употребляются в концепции в смысле экономии бюджетных средств, сокращения сети образовательных учреждений, их ликвидации и т.п. В свое время суть подобной политики ехидно окрестил бывший министр финансов А. Лившиц: реформы начинаются, когда кончаются деньги. Однако сейчас и денег в стране полно, но так называемые реформы продолжаются. Вот что удивительно!

«И кому это надо?»

- Как в связи с этим расценивать высказанное президентом мнение, что в России слишком много студентов? В своем послании 2004 года Федеральному собранию он даже переспросил: «Ну и кому это надо?»

- Хотя вопрос и был риторическим, рискну на него ответить. Во-первых, «это надо» самим студентам, чтобы у них появился шанс на приличную работу, зарплату, место в жизни. Во-вторых, «это надо» обществу. По официальным оценкам, средний уровень образованности граждан в пересчете на количество лет обучения по сравнению с советским периодом упал примерно на два года.

- Давайте подведем итог: что произойдет в результате приватизации или акционирования системы образования?

- Последствия более чем тревожные. Во-первых, резко сократится бюджетное финансирование образовательных учреждений. Соответственно, уменьшатся и государственные обязательства перед ними. Резко возрастет доля платных образовательных услуг за счет бесплатных. А значит, люди с низкими и даже со средними доходами не в состоянии будут дать своим детям возможность получить полноценное образование. Из-за дефицита финансов и отсутствия государственного управления образовательная деятельность для многих учебных заведений превратится во второстепенную. Вследствие этих и других процессов очень быстро произойдет развал системы образования.

Запад нам поможет?

- Для придания веса своим нововведениям, которые особенно явно ущемляют интересы государства и его граждан, «архитекторы» ссылаются на опыт западных стран.

- Опыт индустриально развитых стран показывает, что практически везде образование обладает многосекторной структурой, разнообразием организационно-правовых форм и финансируется по многоканальной схеме.

Однако на этом основании абсурдно делать вывод о том, что в России следует переходить к полностью или преимущественно платному образованию. Конечно, сейчас платное обучение в вузах - выход для тех ребят, которые не попали на бюджетные места и имеют в семье достаточные доходы. Однако, согласно действующему законодательству, платное образование - лишь дополнение к бесплатному, а не наоборот. Между прочим, такая же ситуация в социальных государствах Запада. Так, в вузах Франции и Германии 85% студентов учатся на бюджетных местах.

Нужно разрабатывать механизмы, расширяющие доступ к образованию, а не сужающие этот тоннель к свету.

Позволю себе сослаться также на мировой опыт школьного образования. Возьмем в качестве примера США - идеал для отечественных ультралибералов. Здесь 90% детей учатся в государственной или муниципальной школе с бесплатными учебниками, разумеется, без всяких принудительных родительских доплат. Между тем минимальная заработная плата в большинстве развитых стран составляет около тысячи долларов, тогда как в России - чуть более 25 долларов.

- Складывается парадоксальная ситуация: государство «продавливает» коммерциализацию образования, заставляет школы и вузы выкачивать немалые деньги из карманов родителей, но зарплата учителей и преподавателей при этом почему-то оказывается в минусе.

- Действительно, что касается выраженной в реальных деньгах бюджетной зарплаты и других бюджетных доходов педагогических работников, то, по нашим расчетам, по сравнению с октябрем 2003 года они... уменьшились. Согласно закону о бюджете на 2005 год, с 1 января на 20% поднята зарплата педагогов, но лишь в федеральных образовательных учреждениях. В регионах зарплата также повышалась, но в разные сроки. Казалось бы, арифметика проста: с октября 2003 по декабрь 2004 года средний рост цен составил примерно 13%, следовательно, реальная прибавка к зарплате должна быть 7%. Увы, подобный расчет как раз и представляет собой основной инструмент обмана граждан со стороны Минфина. Дело в том, что заработная плата почти половины педагогических работников в настоящее время либо немного превышает прожиточный минимум, либо даже ниже его. Поэтому сравнивать ее рост нужно не со средним ростом цен, а с ростом цен на товары первой необходимости, то есть прожиточным минимумом. И тогда картина окажется совершенно иной.

По данным думского Комитета по труду и социальной политике, рост прожиточного минимума в 2003 году составил около 23%, в 2004-м - примерно 16,5%. Легко рассчитать, что рост прожиточного минимума за последний квартал 2003 года (23:4) и за прошлый год в сумме составляет от 22 до 23%. Следовательно, в прошедшем январе за счет федерального бюджета в реальном исчислении педагог получил на 2-3% меньше, чем в октябре 2003-го. Стоит учесть, что по отношению к прожиточному минимуму в октябре 2003 года зарплата, в свою очередь, оказалась на 1% ниже, чем в декабре 2001 года, когда она повышалась в предыдущий раз (октябрьское повышение составило 33% при росте прожиточного минимума с декабря 2001 года на 40%, а по данным профсоюзов - на 45%). Иначе говоря, несмотря на два повышения зарплаты (октябрь 2003 и январь 2005 гг.), реально педагогический работник федеральных учебных заведений получает примерно на 10% меньше, чем 4 года назад. Более того, даже обещанное правительством новое повышение зарплаты на 11 % с 1 сентября текущего года по отношению к прожиточному минимуму не выведет ее на тот же уровень, на котором она находилась в декабре 2001 года.

Еще больше пострадал от печально знаменитого 122-го закона сельский учитель.

- Необходима ли вообще реформа образования? И какой она должна быть?

Она нужна по причинам, которые существуют во всех индустриально развитых странах. Я имею в виду новые образовательные технологии: компьютеризацию, использование Интернета и т. п. Подлинные реформы образования - это не разрушение. Это такие изменения в образовательной системе, от которых становится лучше, от которых повышается возможность для человека получать полноценное качественное образование. И мы знаем, как надо ее проводить. Основные положения нашей программы изложены в де­кларации «Образование для всех». Однако мы категорически против того, что обычно называется «реформой образования».

- В чем порочность этой якобы реформы?

- Ко всему уже сказанному хочу добавить, что политика государства, когда дополнительные доходы бюджета переводятся в американские ценные бумаги, мягко говоря, безумна. Пока в стране есть нефтедоллары, не следует вкладывать их в заграничные банки, не следует вперед платить долги Парижскому или любому другому клубу. Нужно вложить эти деньги в развитие высоких технологий - от сельского хозяйства до «оборонки». И в развитие человеческого потенциала: в образование, науку, культуру, новые средства информации и коммуникации. Это тем более важно, что по показателям развития человеческого потенциала наша страна отстает. Мы занимаем 105-е место в мире по качеству жизни, 138-е - по продолжительности жизни мужчин, 108-е - по продолжительности жизни женщин.

- Вряд ли эти рассуждения можно считать особенно новыми. Ведь сейчас о важности образования не говорит только ленивый.

- О политике или политических партиях судят не по тому, что они говорят, а по тому, что они делают. Как человек беспартийный, заявляю с полной ответственностью: на протяжении работы трех Государственных дум лучше всех за интересы образования голосует фракция коммунистов.

Уверен: будущее страны может обеспечить лишь другой политический курс. Провести этот курс в жизнь способен только широкий блок левых и патриотических сил при ведущей роли наиболее влиятельной среди них в настоящее время Компартии России. Во всем мире интеллигенция и студенчество - это общественные группы, где сильны левые настроения. Надеюсь, проснутся они и в России. Сделаем же все, чтобы помочь пробуждению.

Беседу вела Татьяна Морозова
«Правда», № 65. Печатается в сокращении

Опубликовано: газета «Красный путь». – 2005. – 6 июля. - № 26. – C. 10.