Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыАктуальные комментарии на тв, радио, в печати, на веб-сайтахГде наука, культура, образование? ау!

Где наука, культура, образование? Ау!

22 сентября на заседании Госдумы во втором чтении был принят законопроект «Об автономных учреждениях» (АУ), сопоставимый с монетизацией льгот 19 сентября в Москве прошел митинг противников закона «Об автономных учреждениях» (АУ). То, что главный организатор митинга — КПРФ, отталкивает тех, кто не хотел бы солидаризироваться с этой партией по политическим соображениям, от содержательного рассмотрения проблемы нового экономического статуса организаций социальной сферы. В апреле в Госдуму был внесен проект федерального закона «Об автономных учреждениях» (АУ). Законопроект предполагает превращение в АУ организаций образования, науки, культуры и социальной защиты — тех, которые до этого были государственными и муниципальными бюджетными организациями и гарантированно финансировались собственником. Первый заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию и науке Олег Смолин окрестил этот проект троянским конем приватизации. Он утверждает: «Стране грозит новая «монетизация». Еще более опасная оттого, что ликвидировать пытаются уже не льготы, а накопленный поколениями научный, образовательный и культурный потенциал нации». Как говорят противники закона, его хотели принять летом, в мертвый для политики сезон, когда организовать акции протеста сложно. Так было в 2004 году с законом о монетизации.

9 июня 2006 года думское большинство проголосовало в первом чтении за проект закона «Об автономных учреждениях», несмотря на протесты профсоюзов и съезда ректоров. Дальше — детектив. Срок подачи поправок был определен в 30 дней, то есть до 9 июля. Весенняя сессия Госдумы должна была закончиться 7 июля. Получалось, что времени для разработки поправок и переговоров с властью у противников закона достаточно. Но в начале июля стало известно, что закон собираются принять до окончания весенней сессии.

Рассказывает Олег СМОЛИН:

Согласно кулуарной информации, давление в пользу быстрейшего принятия закона исходило от руководителя администрации президента Сергея Собянина.

Как бы то ни было, 3 июля на парламентских слушаниях в Госдуме в пользу законопроекта об АУ высказались председатель профильного комитета Н. Булаев и ректор Высшей школы экономики Я. Кузьминов. Первый из них утверждал, что вскоре в стране будет очередь желающих превратиться в АУ. И, вероятно, был прав: желающих приватизировать чужое всегда больше, чем желающих отдавать свое. Тем более в ситуации, когда государство экономическим кнутом загоняет талантливых и предприимчивых руководителей в АУ, через казначейства и прочие бюрократические процедуры выкручивая руки тем, кто хотел бы остаться «государевыми людьми».

Я. Кузьминов утверждал: проведенная его экспертами в мае деловая игра показала, что рисков приватизации в системе АУ не существует. На это мне пришлось возразить: игры — дело хорошее; однако почему-то они не убеждают ни профсоюзы, ни Союз ректоров, ни Союз директоров вузов, ни профильный комитет Совета Федерации, ни два комитета Государственной Думы — видимо, люди не понимают своего счастья!

3 июля вечером мне стало известно (естественно, из неофициальных источников), что законопроект об АУ стоит в предварительной повестке Думы на 8 июля. Работать мы начали немедленно: с думскими фракциями, профсоюзами и общественными организациями, входящими в движение «Образование — для всех».

5 июля при обсуждении повестки дня на пленарном заседании Госдумы мною был задан вопрос ее председателю: правда ли, что рассмотрение закона об АУ назначено на 8 июля? Как в этом случае быть с регламентом Госдумы, ее постановлением и конституционными гарантиями субъектам права законодательной инициативы?

В ответ услышал: 8 июля рассматривать закон не планируется.

Однако кулуарный ответ на тот же вопрос председателя профильного комитета П. Крашенинникова был иным: 8-го закон действительно рассматривать не будем — будем 7-го! Попытался переспросить про сроки подачи поправок, истекающие 9 июля. Но один из главных думских «законников» стоял на своем: ну, сессия же заканчивается, а закон нужно принимать.

Помимо организаций, протестовавших против закона в первом чтении, свою отрицательную позицию по отношению к нему и требование перенести рассмотрение законопроекта на осень выразил председатель Общественной Палаты Е. Велихов. Лидер профсоюза работников здравоохранения М. Кузьменко прислал телеграмму Б. Грызлову: «ЦК профсоюза настаивает на снятии рассмотрения на пленарном заседании Госдумы 7 июля 2006 г. проекта закона «Об автономных учреждениях» во втором чтении без предварительного согласования с социальными партнерами и рассмотрения Российской трехсторонней комиссией по регулированию социально-трудовых отношений».

Председатель Федерации независимых профсоюзов России М. Шмаков направил письмо спикеру Госдумы Б. Грызлову: «По мнению профсоюзов, принятие данного законопроекта может привести к превращению существующих государственных и муниципальных учреждений в свободные субъекты коммерческого рынка, освобожденные от какой-либо субсидиарной ответственности бюджетов всех уровней, создать условия для ухудшения ситуации с предоставлением доступных и качественных услуг в социальной сфере, существенно затруднить реализацию ряда конституционных прав граждан России».

Московский горком профсоюза работников образования и науки не просто выразил письменный протест, но и назначил пикетирование Государственной Думы 7 июля.

Внутри Думы наиболее последовательным противником закона, как и в первом чтении, оказалась фракция КПРФ. 7 июля очередную пресс-конференцию по этому поводу провели депутаты Ж. Алферов, Г. Зюганов, В. Кашин, И. Мельников, О. Смолин и один из лидеров профсоюза Академии наук А. Миронов. Были подготовлены внутридумский пикет и другие акции. Лидер фракции Г. Зюганов вел переговоры с Б. Грызловым и С. Собяниным — сразу после окончания совета Думы 6 июля.

Похоже, именно эта последняя гиря склонила чашу весов в пользу переноса второго чтения законопроекта об АУ на осень.

В сентябре слушания тоже несколько раз переносились, но 22 сентября законопроект был принят во втором чтении. От Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников сообщил, что при подготовке законопроекта ко второму чтению его «текст улучшился»: «последовательно проводится принцип добровольности»; процедуры перехода учреждений из бюджетных в автономные «стали более прозрачны».

Но, как утверждает Олег Смолин, суть закона не изменилась, а различия между текстами первого и второго чтения, образно говоря, сводятся к вопросу о том, ампутировать ли «голову» человеческому потенциалу России единовременно или же по частям.

Чем же грозит перевод в автономные учреждения организаций образования, науки, культуры, здравоохранения, социальной защиты?

Вот мнение Олега Смолина:

1. Реальны шансы утратить сохранившиеся в законодательстве налоговые льготы для организаций социальной сферы и целого ряда социальных гарантий для граждан, включая отсрочки от призыва на военную службу, досрочные пенсии для педагогов и медиков и т. д. Все эти льготы и гарантии не распространяются на АУ.

2. Новый виток коммерциализации социальной сферы, массовое вытеснение бюджетных (то есть бесплатных для гражданина) социальных услуг и замена их платными.

3. Фактическая ликвидация конституционного права граждан на бюджетное образование. Конституция России гарантирует это право лишь тем, кто учится (воспитывается) или лечится в государственных или муниципальных учреждениях, но отнюдь не в АУ.

4. Снятие запрета на приватизацию, который установлен законом для государственных и муниципальных образовательных учреждений. В законопроекте об АУ прямо прописан и один из путей такой приватизации — банкротство (см. пункт 3 статьи 2, пункт 2 статьи 20). Приватизация же образования немедленно сделает его полностью платным и лишит будущего многие миллионы детей из семей с низкими и средними доходами.

5. Скачкообразный рост коррупции в социальной сфере. Согласно законопроекту именно чиновники будут решать:

  • превращать государственное учреждение в АУ или оставить его в прежнем статусе;
  • какое имущество государственного или муниципального учреждения отнести к разряду особо ценного, а какое разрешить продавать.

Понятно, что в современной России без денег такие вопросы не решаются. Чиновник, в частности, получит возможность в «АУ-музее» отнести картины мастеров XVII века к особо ценному имуществу, а, например, передвижников — к не особо ценному, разрешая тем самым пустить их с молотка. Слегка расширяя экономическую самостоятельность АУ, вместе с тем урезает их автономию, причем сразу по трем линиям:

  • решение о превращении государственного или муниципального учреждения в АУ принимает не трудовой коллектив учреждения, а его учредитель, то есть чиновник или группа чиновников. Необходимость получить на это согласие самой организации, включенное в законопроект ко второму чтению, всех проблем не решает (слишком хорошо известны примеры многочисленных решений, принятых «по собственному желанию»… начальника!);
  • руководитель АУ будет назначаться его учредителем, тогда как сейчас, например, ректор вуза избирается конференцией или собранием трудового коллектива;
  • в наблюдательном совете АУ, который заменит действующую систему самоуправления, представители трудового коллектива должны составлять не более 1/3. Иначе говоря, и здесь приоритет отдается чиновникам, а также тем, кого они рекомендуют.

Если это автономия, то, что такое чиновничий произвол?

Людмила Рыбина

Опубликовано: Новая газета. – 2006. – 28 сентября. - № 74.