Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыАктуальные комментарии на тв, радио, в печати, на веб-сайтахЛомка или про то, как интеллигенция «прогнулась» перед властью

Ломка или про то, как интеллигенция «прогнулась» перед властью

.

Как помнит читатель, усилиями образовательно-политической оппозиции, профсоюзов и других общественных объединений второе чтение проекта федерального закона «Об автономных учреждениях» в июле было сорвано и перенесено на сентябрь. С началом учебного года «баталии» по нему, естественно, возобновились. Увы, ситуация развивалась, как в известной песне Высоцкого: «Только вот в этой скачке теряем мы лучших товарищей…».

От заявленных позиций последовательно отказались два наиболее сильных защитника интересов образования.

Первым о снятии принципиальных возражений против закона заявил Президент российского союза ректоров В. Садовничий на круглом столе по проблемам высшего образования в РИА «Новости» 5 сентября. Смысл заявления сводился к следующему: законопроект, подготовленный ко второму чтению, - это уже не тот закон, против которого решительно возражал съезд ректоров; все поправки Союза ректоров приняты; Президент Союза подвергается критике со стороны некоторых ректоров за слишком жесткую позицию в отношении законопроекта.

Последующий анализ показал: из 20 поправок Российского Союза ректоров полностью приняты профильным Комитетом были 12 (часть из которых носит технический характер); «очень частично» учтены 2; отклонены 6. Но главное не в этом. В июне руководство Российского Союза ректоров требовало не просто отложить рассмотрение законопроекта об АУ в первом чтении, но и исключить из сферы действия закона все образовательные учреждения. Причем эта позиция единогласно была подтверждена голосованием на съезде ректоров. Увы, среди поправок к законопроекту, представленных РСР почти месяц спустя, места этому ключевому положению не нашлось.

Профсоюзы держались дольше, но ключевую поправку всё же сняли. Она гласила: «Положения настоящего Федерального закона не применяются для сферы оказания услуг (выполнения работ) в области образования к образовательным учреждениям, реализующим государственные гарантии в области образования, которые устанавливаются в соответствии с Конституцией Российской Федерации федеральными законами». Оставляя в стороне юридические погрешности, отметим главное: ее принятие означало бы фактически «похороны» закона.

Тут уместно напомнить, что московский Горком профсоюза работников образования и науки объявлял даже недоверие каждому депутату, независимо от фракционной принадлежности, который проголосует за законопроект.

Более того, Московский горком профсоюза намечал трехдневный пикет вблизи Государственной Думы (у памятника К. Марксу) и в Банном переулке у штаб-квартиры «Единой России», а также высказал намерение принять участие в заявленном КПРФ митинге в канун принятия закона.

Но по предложению одного из депутатов фракции КПРФ 6 сентября на пленарном заседании Госдумы ее председатель Б. Грызлов перенес рассмотрение законопроекта по АУ во втором чтении на 20 сентября (позднее – на 22 сентября). Соответственно, были перенесены даты трехдневного пикета и митинга.

12-14 сентября состоялись встречи руководства ЦК профсоюза и Московского горкома профсоюза работников образования и науки в Госдуме. Согласно неофициально полученной информации, на руководство профсоюзов было оказано чрезвычайно жесткое давление.

В итоге решение о пикетировании и официальном (в качестве организации) участии профсоюзов в митинге против АУ было отменено. Логика профсоюзных лидеров, как и логика руководства РСР, была примерно такой: с паршивой овцы – хоть шерсти клок. Закон всё равно будет принят, поэтому надо выторговать хоть что-нибудь. Кстати, согласно той же неофициальной информации, на встречах представители власти произносили именно слово «торг». Посмотрим же, чем он закончился и кто кого «обсчитал».

Ко второму чтению законопроект был действительно улучшен, по крайней мере, в двух отношениях.

Во-первых, превращение в АУ для государственных учреждений формально перестало быть принудительным актом, но оказалось возможным только с их согласия.

Решение будет принимать, в конечном счете, общее собрание или конференция коллектива. Однако в условиях выстроенных «вертикалей» подобные решения «пробиваются» сравнительно легко.

Во-вторых, в закон вошло предложение Союза ректоров о том, чтобы государство гарантировало будущим автономным учреждениям финансирование не только реализации государственных заданий, но также содержание зданий, сооружений и иного имущества.

Тем самым несколько усилены социальные гарантии для коллективов учреждений, но не обязательно для тех, кто будет в них учиться.

Стоит напомнить, что при рассмотрении законопроекта в первом чтении защитникам образования было обещано много больше. В частности, первый зампред Госдумы О. Морозов предлагал не только предоставить учреждениям право решения о превращении в АУ, но и соглашался исключить из сферы действия общеобразовательную школу.

Уверен: отказ от этой чрезвычайно важной уступки стал прямым следствием ослабления давления на власть, со стороны наиболее мощных защитников образования.

Да, фактическая приватизация социальной сферы будет не «обвальной», но более постепенной, и не всеобщей, но сегментарной (сначала в АУ уйдут наиболее «продвинутые» и успешные учреждения); процесс вытеснения бесплатных для гражданина социальных благ платными услугами значительно ускорится, однако не станет лавинообразным. В течение года, оставшегося до парламентских и президентских выборов, население всего этого, скорее всего, не почувствует – подобно лягушке, которую подогревают в сосуде с водой на медленном огне.

Суть закона не изменилась, а различия между текстами первого и второго чтения, образно говоря, сводятся к вопросу о том, ампутировать ли «голову» человеческому потенциалу России единовременно или же по частям.

Уверен: для того, чтобы этого не допустить, достаточно было сил одного образовательного сообщества, а с союзниками в виде сообщества научного, медицинского и культурного – более чем достаточно. Однако интеллигенция страны «прогнулась» в очередной раз.

Прославленная новой бюрократией властная «вертикаль» вполне освоила такие современные средства, как политический «кнут», административная «дыба» и управленческий «испанский сапожок». С грустью вспоминаю слова людей, обладающих в образовательном сообществе высоким авторитетом и вызывающих мое безусловное уважение и личную симпатию: «пойми, Олег Николаевич, сейчас другая эпоха», «вы должны меня понять…» и чувствую себя вымирающим могиканином, ибо по-прежнему думаю: эпоха такова, каковы мы сами.

Но дело не только в беспрецедентном нажиме. Власть действительно, с одной стороны, выталкивает социальные учреждения в АУ, сначала набросив им на шею «удавку» экономической несвободы, а теперь обещая ее снять. Но, с другой стороны, она соблазняет коллективы возможностью дополнительного заработка, а их руководителей – колоссальным личным обогащением.

Думаю, информационное манипулирование вскоре также будет запущено «на всю катушку»: «насильники» и «искусители» станут шумно гордиться тем, что освободили социальную сферу из экономической «тюрьмы» (куда сами же ее и загнали), а неустоявшие перед насилием и искушением начнут уверять, что «компромисс» случился исключительно «по любви». («За» голосовали: «Единая Россия» - 99,4%, ЛДПР – 54,3% «против» - 31,4%).

И все же «ломке» поддаются не все. Против губительного для образования закона, не поддаваясь давлению, голосовали депутаты Госдумы: КПРФ (100%), «Родина» (100%), «Народная воля» (100%), независимые депутаты (47,1%).

Профсоюзные организации научных центров и учреждений остались верны своим требованиям до конца; созданное в г. Озерске Челябинской области педагогами - депутатами Городского Совета отделение движения «Образование для всех» при поддержке профсоюзов и местного горкома КПРФ сумело собрать 40700 подписей против закона. И это – при 79000 избирателей в городе! Свыше 50 писем и телеграмм получил я от земляков-омичей, требующих ввести трёхлетний мораторий и не распространять закон на сферу образования. Такую бы активность хотя бы половине регионов!.. Будем бороться и дальше.

Опубликовано: газета «Красный путь». - 2006. - 4 октября. - № 39. - C. 4.