Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыАктуальные комментарии на тв, радио, в печати, на веб-сайтах\"менять мировоззрение и повышать зарплаты\"

"Менять мировоззрение и повышать зарплаты"

О проблемах молодежной занятости рассуждает Олег Николаевич Смолин, депутат Государственной Думы, Первый заместитель председателя Комитета по образованию и науке, доктор философских наук, член-корреспондент РАО.

Общая картина

- Как представитель власти, что Вы можете сказать о состоянии молодежной занятости на сегодняшний момент?

- Некоторый экономический рост привел к небольшому смягчению ситуации трудоустройства всех слоев населения и молодежи в частности. Если в конце девяностых годов безработица в стране доходила до пятнадцати, иногда даже до двадцати процентов, то в последние годы средний уровень безработицы колеблется на уровне шести – восьми процентов. При этом Правительство периодически заявляет, что в связи с продолжающимися структурными реформами безработица может несколько подняться. Хочу заменить, что в международной практике считается более-менее допустимым уровень безработицы около четырех – пяти процентов, в некоторых государствах Европы безработица не превышает двух процентов. При этом практически во всех странах с рыночной экономикой наиболее сложные проблемы возникают в области молодежной занятости и у людей предпенсионного возраста. В этом случае Россия не является исключением.

На рубеже советского периода для России были характерны несколько странные принципы революционного сознания, гласившие, что безработица – это условие высокой эффективности труда, повышения его качества и т. д. Но уже тогда социальные государства Европы прямо говорили о том, что они с российскими радикалами не согласны.

До сих пор в обществе ведутся дискуссии об этом: одни полагают, что высокий уровень социальных гарантий не совместим с конкурентоспособностью экономики, грубо говоря, это развращает население и не позволяет ему эффективно работать. Другие полагают, что современная рабочая сила – это достаточно дорогая рабочая сила, и соответственно качественная, обеспеченная социальными гарантиями сила. В доказательство второй точки зрения приводится простая статистика: недавно мировое сообщество опубликовало очередные рейтинги конкурентоспособности экономик. Вопреки всем предположениям, американская экономика, самая сильная в мире, по конкурентоспособности занимает только пятое место. А на первых трех местах находятся социальные государства Скандинавии – Швеция, Норвегия, Финляндия. Я думаю, что мы сейчас переходим к новому этапу развития общества, когда, к счастью, за счет человека экономику развивать становится все труднее, сегодня актуален лозунг «экономика ДЛЯ человека», вопреки прежнему «экономика ЗА СЧЕТ человека».

Но вернемся к нашей теме. Совершенно очевидно, что безработица среди молодежи значительно выше, чем в среднем среди работающего населения. Это значит, что, как и абсолютное большинство стран с рыночной экономикой, российские власти должны предпринимать специальные меры, которые бы повышали уровень занятости молодых людей.

Землю попашут - попишут стихи...

- В области временной занятости, пожалуй, ситуация складывается не столь пессимистично: в настоящий момент активно воссоздаются студенческие отряды, совсем недавно в Омске открыта школа вожатского мастерства и т. д. На Ваш взгляд, насколько все эти мероприятия эффективны?

- Эти меры надо приветствовать, впрочем, как и любые меры, которые помогают в решении проблемы. Высказанная критика в адрес существующей в России экономической системы и в адрес политики правительства вовсе не исключает теории малых дел. Если в нашем регионе принимаются меры в области временной занятости молодежи, то эти начинания должны только приветствоваться.

В направлении временной занятости мы можем использовать наш собственный советский опыт, что сейчас и происходит – я говорю о возрождении стройотрядовского движения. В определенное время работа в стройотряде была неотъемлемой частью студенческой жизни. Вспомним хотя бы Александра Градского и его песню «Радостный строй гитар. Яростный стройотряд…». Это была одна из любимых песен молодежи конца 70-х - начала 80-х годов.

С другой стороны, мы, конечно, можем использовать опыт индустриально развитых стран. И в Европе, и в Америке студентам стараются помочь с трудоустройством на условиях временной занятости. Скажем, в Нью-Йорксом городском университете, где я имел честь изучать американский опыт, многие студенты действуют по принципу «землю попашут – попишут стихи». Пару лет поучился, закончились деньги - какое-то время поработал, накопил денег на дальнейшую учебу, вернулся в университет. Средний возраст тамошних студентов – двадцать семь лет. Конечно, мы бы предпочли, чтобы студент учился непрерывно, но и озвученный выше вариант тоже возможен.

Специалист работает не по специальности...

- Но все же самая большая проблема – это найти работу выпускнику вуза, не говоря уже о тех, кто окончил колледж или техникум. По статистике не больше 50% выпускников устраиваются по специальности. Есть ли выход из этого замкнутого круга?

- Сначала разберемся, что мы имеем в виду, говоря о работе по специальности. Например, если выпускник педагогического вуза идет работать не в школу, а в некую другую организацию, не выходя из заданной системы работы «человек-человек», то данную ситуацию нельзя однозначно толковать как работу не по специальности, поскольку педагогические знания и навыки будут использоваться, но только в несколько иной ситуации.

Если все-таки говорить о работе не по избранной профессии, то проблем в этой области, на мой взгляд, две. Первая - это государственный заказ: по каждой специальности выдается определенное количество мест и не всегда их количество точно совпадает с тем, что требует рынок труда. Более того, эти два показателя и не должны совпадать. Я вспоминаю, как министр образования и науки Андрей Фурсенко встретился с крупными российскими бизнесменами и потребовал от них некоего заказа на подготовку специалистов. На что бизнесмены попросили рассказать министра о стратегии развития страны, только тогда для них стало бы возможным сформулировать приоритеты своего бизнеса, а значит и выдать заказ на подготовку специалистов. И это справедливо.

Другая сторона вопроса - политика заработной платы. Если учителя, медицинские работники, работники культурной сферы и сельского хозяйства очень часто не идут работать по специальности, то виноваты в этом случае не ребята-выпускники, виновато государство. Нельзя требовать от людей работы по специальности, если государство отказывается прилично ее оплачивать. Приведу вам элементарный пример. По словам ректора Санкт-Петербургского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена Геннадия Алексеевича Бордовского, как только Валентина Матвиенко ввела в своем регионе серьезные надбавки начинающим учителям, доля выпускников этого вуза, которые пошли работать в школы по своей прямой специальности, сразу поднялась с тринадцати до тридцати пяти процентов.

Научите меня бизнесу!

- Сегодня все больше и больше появляется различных программ и проектов развития предпринимательства (в том числе и молодежного), предлагаются различные варианты поддержки молодых предпринимателей (бизнес-инкубаторы и пр.). Ваше отношение к этой тенденции?

- Опять же позитивное. Во всем мире известно: особенность современного производства заключается в том, что более половины всего валового внутреннего продукта - по крайней мере, в развитых странах - создает мелкий и средний бизнес. В России мы тоже очень много говорим о своей любви к этой категории бизнеса. Любые действия, направленные на поддержку таких инициатив, в особенности молодежных, заслуживают только положительной оценки. К сожалению, федеральная политика в этом отношении оставляет желать лучшего. Вот вам элементарный пример. Принимаются поправки к Закону о туризме. Мы знаем, что туризм по преимуществу сфера занятости молодых людей. Впрочем, и основной потребитель туристических услуг - тоже молодежь: дети путешествуют больше, чем их родители. Но если будут приняты поправки в этот закон, то он может привести к резкому свертыванию числа именно небольших туристических фирм. Задача у этого закона самая благородная - защитить потребителя услуги. Но это скажется резким повышением цен на турпродукт, после принятия закона малые предприятия не смогут выжить, все доходы стекутся к большим. Это откровенное лоббирование интересов крупного бизнеса.

- Но ведь нынешним бизнесменам вряд ли кто-то таким образом помогал?

- Знаете, нынешние крупные бизнесмены в свое время получили свой бизнес, как правило, почти даром от «проклятого советского прошлого». Мы прекрасно понимаем, что есть люди, которые сами создали свой бизнес, но таких меньшинство. Наиболее крупные бизнесмены - это те, кто успел благополучно приватизировать чужое, приобрести в 1990-х годах его за гроши по сравнению с реальной ценой. Какая нужна еще поддержка? Я уже не говорю о криминальной стороне этого процесса. Тогда людям, избранным, приближенным к власти, были созданы такие условия, каких не имел бизнес ни в какой другой стране. Я знаком с некоторыми австралийскими бизнесменами русского происхождения, мы были представлены друг другу во время Параолимпийских игр. Представители цивилизованного, высокотехнологичного бизнеса, они рассуждают так: мы, чтобы заработать свое, что называется, горбатились целую жизнь, им же удалось превратиться в мультимиллионеров за несколько лет, и теперь они задирают нос и позорят за рубежом Россию своим поведением.

Абсолютно правильно то, что государство помогает сегодняшним начинающим бизнесменам. В чем это может выражаться? В льготном кредитовании, в обучении, в налоговых преференциях на определенный период. Это общемировая практика, ничего нового в этом направлении придумывать не надо. Отмечу, что в настоящий момент и крупный российский бизнес поставлен в тяжелые условия: заметим, что уменьшился внешний долг России, но при этом вырос долг зарубежных российских компаний. Наши бизнесмены вынуждены брать кредиты за рубежом, поскольку наше государство больших кредитов, «длинных денег» не предоставляет.

Пора думать по-другому

- Еще одна проблема: падение престижа рабочих профессий – даже если предлагается высокая зарплата, трудно найти нужного специалиста, быть представителем рабочей специальности – стыдно, непрестижно (а вот получать высшее образование по невостребованной, но модной специальности - вроде как нормально). На Ваш взгляд, есть ли необходимость менять мировоззрение и каким образом это можно сделать?

- Как ни странно, пренебрежительное отношение к физическому труду - это наследие даже не советской и не досоветской эпохи, это наследие феодального прошлого. Когда-то Николай Алексеевич Некрасов написал строки, говорящие об отношении к труду российского чиновника: «У нас чиновник плохенький и тот полов не выметет, не станет печь топить». В советский период считалось, что как только мы получим рыночную экономику, люди перестанут обращать внимание на то, каким трудом они зарабатывают деньги, будет действовать лозунг «Деньги не пахнут». Этот лозунг действительно был, но совсем в другом смысле, это к вопросу о криминальном бизнесе.

Я думаю, что менять мировоззрение все-таки стоит, физический труд высокой квалификации – такой же важный и почетный труд, как и умственный труд высокой квалификации. Сейчас на производстве все больше появляется рабочих мест, которые требуют высшего образования. Приглашают на работу станочника, но чтобы управляться с этим станком, требуется не просто высокая квалификация, но и высокий уровень общего образования. Хотя никакая информационная цивилизация не избавит нас от необходимости какой-то доли физического труда. К этому тоже надо быть готовым.

И последнее замечание: мне кажется, если бы наши СМИ периодически пытались осуществить то, что сделал в свое время фильм «Москва слезам не верит», это было бы очень и очень полезно. Помните героя фильма, который демонстративно не хотел идти в науку, но при этом у него были золотые руки, он был настоящим мастером своего дела. При этом к нему с большим уважением относились кандидаты с докторами наук, поскольку он делал такие приборы, без которых все их теории не могли бы реализоваться.

Кто виноват?..

- Обратная сторона проблемы: опять-таки по статистике основное противоречие, характерное для современного молодежного рынка труда, - увеличивающийся разрыв между трудовыми притязаниями молодых и возможностями их удовлетворения. Работодатели не готовы платить столько, сколько молодые специалисты просят за свой труд. Получается, что низкий процент трудоустройства на совести самих молодых специалистов – они не хотят работать за те деньги, в которые их оценивает работодатель.

- Для начала скажу, что, на мой взгляд, в России уровень заработной платы значительно занижен. Минимальная заработная плата – тысяча сто рублей. Это только одна сторона проблемы. С другой стороны: если бы мы хотели получить цивилизованную рыночную экономику, мы должны были внедрять ту систему ценностей, которую когда-то Макс Вебер назвал протестантской этикой: вставай рано, работай много, накапливай богатство, ложись поздно, вставай рано и т. д. и тогда ты будешь, как тогда считали, угоден Господу. У нас же была приоритетной другая этика: чем больше ты успел «урвать» у государства, тем более ты ценен для общества. Откровенно пропагандировался криминальный характер бизнеса, это, конечно же, сказалось на отношении к труду.

С моей точки зрения, уровень трудовой мотивации, по сравнению, скажем, с 80-ми годами, значительно понизился. Поэтому параллельно с повышением заработной платы необходимо потихонечку объяснять молодым ребятам, что даром в этой жизни ничего не дается, а если и дается, то далеко не всем. Время назначенных олигархов отчасти уже прошло. Каждому человеку надо понимать, что если ты хочешь чего-то добиться, ты должен работать.

Получается, что необходимо повышать заработную плату, чтобы не было работы по принципу: «Вы делаете вид, что нам платите, мы делаем вид, что работаем». Но при этом объяснять людям, что заработок выплачивается за работу, а не просто так.

..И что делать?

- Какие Вы видите пути решения существующих проблем?

- Выход из этой ситуации заключается, на мой взгляд, в выполнении нескольких позиций:

Первое – это квотирование рабочих мест для молодежи. Каждая компания должна выделять определенное количество рабочих мест для этой категории трудящихся или перечислять деньги на создание рабочих мест тем, кто этим профессионально занимается.

Позиция номер два - некоторые дополнительные гарантии для молодых специалистов на уровне трудового законодательства.

Позиция номер три – конечно, повышение заработной платы в целом в стране. Когда-то профсоюзы выдвинули тезис «Рыночным отношениям – рыночную зарплату». И это правильно.

И, наконец, последнее - активная работа СМИ. Нельзя думать, что существующие проблемы можно решить только экономическими способами. Кроме этого должно быть воспитание трудовой этики, добросовестного труда. Может, хватит целую программу «К барьеру» обсуждать развод Абрамовича? Может, пришла пора рассказать про парней, которые своими руками пытаются создать собственную жизнь? Это было бы стократ полезнее.

Галина Липатова

Опубликовано: Работа для Вас. – 2006. – 2 ноября. – № 67. – С. 5.