Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыАктуальные комментарии на тв, радио, в печати, на веб-сайтахДвижение против течения

Движение против течения

3 декабря весь мир отмечает Международный день инвалидов! Это не шумный праздник и не буйное веселье, это - дань мужеству тех, кто вынужден жить в трудных жизненных обстоятельствах, будучи ограниченным в своих физических возможностях.

У скандальной группы «ТаТу» есть такая песня, (клип, и одноименный альбом) «Люди-инвалиды». Молодое поколение знает, о чем речь. Там о слепых, немых и глухих ко всему людях, но это не о людях с физиологическими недостатками. Это о нас. Это мы – люди-инвалиды, потому что нам все равно, что происходит вокруг. Лишь бы не со мной – принцип старый, но живучий во всем мире. И как всегда – до тех пор, пока не прилетит. А если уже? Инвалид – это диагноз. Порой – безапелляционный. Для многих – на всю жизнь. Но помимо слуха, зрения, обоняния, есть душа, есть воля, разум, дух.… Есть то неосязаемое, что делает нас людьми.

Накануне в нашей редакции раздался звонок: «Я – инвалид 2 группы, но еще молод. Как мне найти свое место в жизни? На 2 тысячи сегодня не проживешь, а таких, как я, на работу не берут, говорят, здоровых хватает. Не вижу смысла в своем дальнейшем существовании…»

Прокомментировать это обращение, а также ситуацию с трудоустройством инвалидов в целом мы попросили депутата Государственной Думы четвертого созыва, Первого заместителя председателя Комитета Государственной Думы по образованию и науке Смолина Олега Николаевича.

- Олег Николаевич, наш разговор происходит накануне Международного дня инвалидов, который в 1992 г. провозгласила Генеральная Ассамблея. В этом году, после долгих дебатов, был одобрен текст Конвенции о правах инвалидов. Какие шаги предпринимаются нашим государством по проблеме трудоустройства людей с ограниченными физическими возможностями?

- Проблема трудоустройства инвалидов существует во всех, в том числе, в самых развитых странах с рыночной экономикой. 12 лет назад в США я встречался с вице-президентом американского фонда слепых госпожой Сьюзен Спанджен. Она мне сообщила, что 75% американских слепых - безработные и буквально умоляла: "Только не разрушьте уникальную советскую систему ваших предприятий для инвалидов!". Смотрела как в воду. Напомню, что в конце 80-х во Всероссийском обществе слепых работало более 52 тысяч инвалидов по зрению, сейчас на этих предприятиях работает около 15 тысяч. О Всероссийском обществе глухих точных данных не имею, но думаю, что картина примерно такая же. Что касается третьей крупнейшей структуры – ВОИ (Всероссийское общество инвалидов), то в начале 21 века в связи с сокращением системы налоговых льгот, они потеряли 45 тысяч рабочих мест.

- Почему положение с трудоустройством инвалидов так резко изменилось?

- Причин несколько. Первая, как я уже сказал, это сама рыночная экономика. Поскольку труд инвалида не может конкурировать с трудом здорового человека, проблемы есть везде. Причина вторая – это экономический кризис, который наша страна пережила в 90-х годах и до настоящего времени полностью из него не вышла. Резкое обвальное сокращение рабочих мест во многом связано с этим кризисом. Третья причина – конкретная политика государства.

- В статье 4 Конвенции четко говорится о том, что страны, присоединяющиеся к конвенции, обязуются разрабатывать и осуществлять политику, принимать законодательные и административные меры для обеспечения прав, признанных этой конвенцией, а также отменить существующие законы, постановления, обычаи и практику, которые дискриминируют инвалидов. Наше правительство что-то делает в этих направлениях?

- В последние годы политика нашего государства можно сказать, прямо противоречила этому нынешнему положению Международной Конвенции. И вот почему. Во–первых, это резкое сокращение системы налоговых льгот с 2002 года, а без таких льгот или государственных дотаций, предприятия, использующие труд инвалидов, существовать не могут. К сожалению, в 2001 году в правительстве возобладала точка зрения, что все должны платить одинаковые налоги. Вряд ли нужно повторять, что это абсурд с точки зрения не только социальной справедливости, но и практики развитых стран, где некоммерческий сектор по закону пользуется налоговыми льготами. Но факт остается фактом: вследствие правительственных поправок в Налоговый кодекс, в стране были потеряны многие десятки тысяч рабочих мест для инвалидов.

Вторая причина, которая значительно ухудшила и без того незавидное положение инвалидов – это Закон о монетизации льгот. Кстати, на сайте ВОИ был проведен специальный опрос, как относятся инвалиды к этому закону. От властей мы слышим, что это - социальная реформа и все от нее в восторге. На деле 65% опрашиваемых высказались против. Большинство принявших участие в голосовании заявили, что после принятия закона о монетизации льгот положение инвалидов ухудшилось. В итоге, монетизация показала себя как мощнейший фактор коррупции.

Олег Николаевич не раз выступал в Госдуме, требуя пересмотра 122-го закона. Однажды в его поддержку высказался Борис Грызлов, в осторожной форме высказались на Парламентских слушаниях в Комитете по труду и социальной политике. Но этого мало. Большинство депутатов Госдумы либо «против», либо воздерживаются, ссылаясь на то, что есть проблемы посерьезней.

- Закон о монетизации льгот содержит целый ряд системных ошибок, значительно ухудшающих положение инвалидов в России. С таким заявлением выступила на пресс-конференции 21 февраля 2005 года в Москве группа общественных и политических деятелей. Месяцем раньше в Думе Вы так же проголосовали за приостановление действия этого закона. Коротко – чем опасен этот и другие законы?

- Это ситуация, когда и «рыбу забрали, и удочек не выдали». Существует два основных фактора, подтверждающих несостоятельность закона о монетизации. Ухудшились условия квотирования рабочих мест для инвалидов. Если раньше выделять подобные квоты были обязаны предприятия с численностью работающих более 30 человек, то теперь такая обязанность лежит на предприятиях с численностью работников свыше 100 человек. Практически, весь мелкий и какая-то часть среднего бизнеса от квотирования ушла. Все попытки регионов вернуть себе права по социальной защите инвалидов до октября 2005 г. неизменно проваливались.

Второй фактор заключается в том, что от социальной поддержки по группам инвалидности перешли к социальной поддержке по степеням утраты трудоспособности. Эта замена открывает дорогу произволу, ибо группы инвалидности четко связаны с медицинскими показаниями, а степень утраты общей трудоспособности точно определить невозможно. Когда-то экс-министр труда Александр Починок любил повторять, что полностью нетрудоспособен только труп. Яркий пример – Николай Островский. Без зрения, практически недвижим, и, тем не менее – высочайшая степень трудоспособности! Получается, что такой переход плачевно сказался на той значительной активной части инвалидов, которые желают работать, учиться, заниматься спортом, собственной реабилитацией.

- Что такое «индивидуальная программа реабилитации» и как она действует?

- Это как раз к теме о переходе к «степеням утраты». Индивидуальная программа реабилитации – это документ, который определяет, что может делать инвалид с точки зрения обеспечения его равных возможностей и что государство должно сделать для инвалида. В августе 2005 г. на правительственном уровне был принят новый документ, устанавливающий критерии определения степени утраты трудоспособности. Согласно новым правилам, третья степень ограничения способности к трудовой деятельности должна устанавливаться лишь для лиц, которые не могут работать ни при каких обстоятельствах, либо для тех, кому любая работа противопоказана. Иначе говоря, для находящихся при смерти или полностью утративших интеллект. Соответственно, вторую степень предлагают устанавливать тем, кто может работать только при помощи других людей в специально созданных условиях (т. е. для инвалидов I группы и т. п.).

Эта программа, независимо от ее содержания, может стать и «нитью Ариадны», которая проведет инвалида по современным лабиринтам жизни, но также может принести немало вреда. Если ты устраиваешься на работу, тебе нужна «индивидуальная программа реабилитации». Ты проходишь социальную экспертизу, и там все чаще последнее время при 1 группе инвалидности дают 2 степень утраты трудоспособности. Иногда могут дать 3 степень. А почти 44 тысячи инвалидов в России, по официальным данным Министерства в 2005 и начале 2006 года оказались вообще без степени утраты трудоспособности, т. е. без пенсии.

- Получается, Конвенцию мы поддержали, а на деле – никаких позитивных изменений?

- Возможно, мы находимся на переломе социальной политики. Но хотел бы обратить внимание на два съезда – ВОС и ВОИ. Оба съезда высказались категорически против поддержки по степеням утраты трудоспособности и за возвращение поддержки по группам инвалидности.

Безусловно, какие-то результаты есть. Олег Николаевич признается, что в последнее время удается все-таки кое-что сделать по вопросу налоговых льгот.

- Частично мы сохранили льготы по налогу на прибыль, по налогу на добавленную стоимость, ввели льготы по земельному налогу, с огромным трудом – сохранили льготы по налогу на имущество для общероссийских общественных организаций инвалидов, созданных ими учреждений, а также предприятий, использующих труд инвалидов, со стопроцентным уставным капиталом этих организаций. Нам удалось увеличить в два раза — с 600 до 1200 руб. — налоговый вычет (необлагаемая часть дохода) для каждого родителя (опекуна, попечителя) ребенка-инвалида, а также обучающегося по очной форме обучения, являющегося инвалидом I и II группы. И все это – результат огромных усилий, сравнимый с движением против течения по большой реке.

- Олег Николаевич, отчаявшихся людей в связи с последними событиями, становится все больше, что им можно посоветовать в этой ситуации?

- Молодому человеку, позвонившему в редакцию, могу сказать, что положение с трудоустройством действительно очень тяжелое, но ни в коем случае не надо отчаиваться! Мы надеемся, что здравый смысл рано или поздно обязательно должен восторжествовать. Первое, что необходимо сделать молодому человеку – это позвонить в соответствующие общественные организации (ВОИ, ВОС, ВОГ) и узнать, есть ли свободные рабочие места на специальных предприятиях. В противном случае ничего не остается, как идти получать индивидуальную программу реабилитации и обращаться в Службу занятости. Хотя после монетизации из закона такое понятие как безработный инвалид исключено, тем не менее, кому-то эта Служба помогает. Ещё один способ трудоустройства, о котором не стоит забывать – это индивидуальный поиск по друзьям, знакомым, по тем организациям, где устроены близкие.

Олег Николаевич с нескрываемой иронией вспоминает о предстоящих выборах, мол, депутаты зашевелятся, вспомнят о своих избирателях.… Глядишь – удастся еще что-нибудь «выбить» для инвалидов у Госдумы.

- Олег Николаевич, знаю, что для абитуриентов-инвалидов предусмотрены некоторые льготы при поступлении в учебные заведения. На кого конкретно они рассчитаны и кто ими пользуется в действительности?

- В 16 ст. Закона об образовании заложены льготы при поступлении в профессиональные учебные заведения. Льготы для:

  1. детей-инвалидов,
  2. инвалидов 1 и 2 гр,
  3. для инвалидов и участников боевых действий,
  4. для ребенка с одним родителем-инвалидом, при условии, что доход в семье не превышает прожиточного минимума на человека.

Этими льготами активно пользуются граждане, и, если говорить честно, не всегда те, кто имеет на это право по закону. Однако в последнее время в мой адрес поступала критика со стороны ректоров и деканов, которые говорят о том, что какая-то часть родителей злоупотребляет этими льготами. Но это не вопрос к Закону об образовании, это вопрос к уровню коррупции в стране. Когда-то Владимир Филиппов, экс-министр образования, говорил: в одной отдельно взятой области коррупцию победить невозможно. В любом случае – отменять эти льготы мы не можем по одной простой причине. Это один из немногих шансов, который позволяет получить качественное образование и занять достойное место в обществе. Не надо забывать, что большинство семей с детьми-инвалидами, это семьи с низким или средним уровнем дохода, большинство таких семей не может себе позволить учить ребенка на внебюджетном месте.

- Подведём итоги?

- На одном из круглых столов в Госдуме я рассказал коллегам анекдот, услышанный от многократного чемпиона мира по плаванию среди незрячих.

Параолимпийские игры. Соревнования по плаванию среди людей с нарушениями опорно-двигательного аппарата. От разных стран выступают люди без рук, без ног, а от России — одна голова. Стартовый выстрел. Все плывут, а голова начинает тонуть. С трибун кричат:

- Вася! Что случилось? Ты же так хорошо плавал!

Голову вытаскивают из бассейна и слышат:

- Три года учился грести ушами, — так они…шапочку натянули!

Науковеды утверждают: среди Нобелевских лауреатов до одной четверти тех, кого можно отнести к людям с ограниченными возможностями здоровья. Такие люди вполне способны помочь себе и другим. Надо только, чтобы власть им не мешала, периодически «натягивая шапочку»…

Надеемся, что справедливость рано или поздно восторжествует. Будет принят новый закон о квотировании, пересмотрен антиинвалидный 122-й, и что все, кто хотят работать – работу получат, а кто захочет учиться – будет получать знания, а государство изо всех сил будет таким людям помогать. Очень хочется, чтобы наша страна была, как в недалекие времена, примером для всего мирового сообщества: с самой лучшей системой и программой по защите прав и трудоустройству инвалидов.

Анастасия Железнова

Опубликовано: Работа для Вас. – 2006. – 30 ноября. – № 75. – С. 5.