Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыАктуальные комментарии на тв, радио, в печати, на веб-сайтах\"исчезнет сельская школа - исчезнет россия\"

"Исчезнет сельская школа - исчезнет Россия"

Ноябрь

Национальные проекты России... Как и все новое, что входит в нашу жизнь, принятые программы по приоритетному развитию сельского хозяйства, здравоохранения, образования, доступного жилья обсуждаются на всех уровнях, вызывают живую полемику. И вместе с тем они уже работают, наполняются конкретикой, дают первые результаты. Очень важно, что программы приняты не как догма, а как приглашение к творческой работе всего населения страны, к активному обсуждению всех вопросов, которые затронуты в программах национальных проектов. В этой связи, безусловно, интересна точка зрения на проекты в целом и, в частности, проекта по развитию образования депутата Государственной Думы, Первого заместителя председателя Комитета по образованию и науке Государственной Думы, члена-корреспондента Российской Академии Образования, председателя общественного движения «Образование - для всех» Олега Смолина.

- Я начну с утверждения, что, на мой взгляд, все четыре национальных проекта можно разделить на три категории. Категория первая, где содержится правильная идея - это сельское хозяйство. Дело в том, что расходы на него в бюджете России за последние три года выглядят так:

2004 год - 1,5%,

2005 - 0,9%,

2006 - около 0,5%.

Напомню, что в 1990 году, если мне не изменяет память, они составляли 19,2 % тогда еще расходной части бюджета РСФСР. Поэтому трудно себе представить национальный проект без необходимого финансового обеспечения. Хотя не могу не сказать: те идеи, которые заложены в национальный проект поддержки сельского хозяйства, в общем правильные. Они сводятся к поддержке отечественного товаропроизводителя. Просто денег на эти цели выделено мало.

Вторая группа национальных проектов - это проекты, где есть деньги, но куда заложены, на мой взгляд, спорные идеи. Это здравоохранение. Рост расходов на него в 2006 году - 70%. Для сравнения: средние расходы бюджета России вырастут на 40%. Поэтому как бы не относиться к министру Михаилу Зурабову, деньги под свой проект он из бюджета получил. Другое дело, продолжается спор по очень многим позициям, в частности, правильно ли распределяются эти деньги. Многие специалисты, в том числе и в профсоюзах медработников, полагают, что надо было серьезно увеличить заработную плату не чуть более чем десятой части врачей, а всем врачам, специалистам же дефицитных направлений дать несколько больше. Иначе получился очень большой разрыв, и врачи-специалисты сейчас очень сильно ревностно относятся к заработной плате докторов, участковых общей практики и медсестер, устраивая в некотором роде итальянские забастовки - мол, идите к тем, кому серьезно прибавили в зарплате.

И, наконец, третья группа проектов - это те, где по-настоящему не хватает ни идей, ни денег. К ней относится образование.

Что касается денег. Расходы на образование федерального бюджета в 2006 году вырастут на 26% - напомню: расходы страны - на 40%. Уверен, не может быть национального проекта, не подкрепленного ресурсом. Если расходы на так называемые приоритеты меньше, чем в среднем по стране, значит, приоритета на самом деле нет.

Что касается идей, их конечно поддерживаю. Очень правильно сделали, что добавили выплаты классным руководителям. Конечно, мы поддерживали, даже проталкивали также идею о том, чтобы увеличили надбавки за ученую степень, звания доктора и кандидата наук. Я поддерживаю предложение президента вернуть стране полное обязательное среднее образование.

Но я не думаю, что надбавки классным руководителям или гранты школам - это вещи, которые тянут на национальный проект. Мы со своей стороны предложили альтернативный проект «Образование для всех», содержащий двенадцать базовых элементов.

Теперь, почему образование было объявлено национальным проектом? Я думаю, для политических элит страны постепенно доходит элементарная, азбучная истина, что будущее государства - и чем дальше, тем больше - будет зависеть от образования.

Ну, если попросту. Настоящие экономисты говорят, что самое выгодное вложение в долгосрочные перспективы - это вложение в образование. Все серьезные специалисты по национальной безопасности говорят, что без высокого образовательного уровня населения национальная безопасность современного государства обеспечена быть не может. И не только в смысле военных кадров, современного вооружения и так далее, но и в том смысле, что никакую модернизацию страны без современного образования не осуществить. А страна, которая не модернизируется, обречена отставать навсегда.

И наконец. Специалисты по будущему - футурологи - утверждают, что в будущее общество знаний войдет только та страна, в которой среди работников процентов шестьдесят составляют люди с высшим образованием. Поэтому, когда я читаю в официальных документах Государственного Совета про то, что нам надо наращивать человеческий потенциал, вкладывать в него деньги, это абсолютно правильно. Но вот беда в чем: сам человеческий потенциал в России оставляет желать лучшего. Причем, по уровню производства мы значительно выше, чем по показателям человеческого потенциала.

Например, если взять валовой внутренний продукт на душу населения: по этому показателю мы в седьмом десятке стран. По уровню жизни у нас 102-е место. По продолжительности жизни женщин - 91-е место, мужчин - 136-е место - эти данные со слов министра Михаила Зурабова. И наконец, если брать суммарные показатели качества жизни, то наше место - 145-е. Понятно, что с такими показателями человеческого потенциала в будущее общество нам войти практически невозможно. Поэтому я должен бы, с одной стороны, радоваться за образование, объявленное национальным проектом, с другой - нет доказательств того, что это происходит на самом деле. Зато есть доказательства того, что взят курс на ограничение прав на образование в стране. Судите сами. Расходы на образование растут медленнее, чем средние расходы по стране.

Второе: в этом году будет явно повышаться плата за обучение, цена всех платных образовательных услуг, потому что отменены льготы для учебных заведений по налогу на имущество и по земельному налогу. Как только государство облагает налогом учебное заведение, оно повышает стоимость обучения. Другого варианта просто нет.

Третье. Продолжается свертывание бюджетных учебных мест в вузах. В текущем учебном году бюджетный набор сокращен на 4,3 процента, в следующем ожидается сокращение на 10,2 процентов. Все это имеет прямое отношение к сельским ребятам, потому что им в первую очередь нужны бюджетные места, им нужно сравнительно дешевое платное образование. Те, кто платит по три тысячи долларов в год за вуз, те заплатят и три с половиной. А для сельского парня, если он учится на платной основе, повышение стоимости обучения может оказаться катастрофой.

Далее. Фактически происходит отказ от роста стипендий. В этом году стипендии не растут в вузах. В ссузах и ПТУ они вырастут на 70 рублей. Было 140, будет 210 рублей. Я задал нескромный вопрос министрам образования и финансов: сколько раз они пообедают за 210 рублей? Ответа не дождался.

Не могу не отметить одну важную вещь. Правительство в каждой среднесрочной программе ставит задачу уменьшить социальное неравенство и каждый год констатирует, что это неравенство растет. В том числе - между доходами горожан и селян. И удивляться здесь нечему. К примеру, взять стипендии. Расчетная стипендия студента вуза уменьшилась в реальных деньгах в три с небольшим раза, в техникуме - в семь, в ПТУ - в десять раз. То есть, чем ниже уровень доходов родителей, тем больше уровень падения стипендий. Поэтому правительство, с одной стороны, увеличивает социальное неравенство, с другой - удивляется, почему оно растет. Я уж не говорю о программах попытки приватизации учебных заведений. В этом случае пострадают те учащиеся, которые не имеют возможности учиться на платной основе, поскольку приватизация будет связана с ликвидацией бюджетных мест.

Теперь о том, что касается непосредственно села. Я напомню, что в советский период для ребят из села были некоторые дополнительные гарантии для получения высшего образования. То есть существовала система выравнивания возможностей в образовании. Считаю, что это было правильно. Сейчас практически единственно, что осталось, это система целевого набора. В Омской области она действует в ОмГу, педуниверситете, ОмГАУ, университете физической культуры и в некоторых других учебных заведениях.

К сожалению, общая линия, которую проводит правительство, ставит сельских ребят явно в неравное положение с горожанами.

В чем это выражается?

Первое: сокращение числа сельских школ. Выступая в конце января в Госдуме, министр образования Андрей Фурсенко говорил о том, что у нас слишком много учителей в расчете на одного школьника (в основном это достигается за счет небольших классов малокомплектных сельских школ), и предложил резко сократить количество учителей. Не думаю, что это правильная позиция министра образования и с точки зрения государственных интересов. Мы ведь знаем еще с советских времен: если в селе закрывается школа, то село исчезает. И если Россия потеряет значительное число малых сел, то она превратится в территорию с крайне редким населением, а это - угроза национальной безопасности.

Я бы предложил альтернативную версию. Считаю, что нельзя закрывать малые сельские школы, которые все как минимум начальные. Если в них мало детей, то такую школу можно сделать еще и центром культурного развития села, где определенное образование получало бы и взрослое население.

За многие годы работы в Госдуме я сотни раз слышал от разных министров что, мол, село - это черная дыра, что, сколько ему не давай, все равно разворуют или пропьют, что село должно выживать само, без государственной поддержки и тому подобное. Но эта ложь с двух сторон: во всем мире государства село поддерживают - примерно в 40 раз больше в расчете на гектар пашни, чем у нас. Поэтому нечему удивляться, что иностранная продукция сельского хозяйства дешевле, чем отечественная. И во-вторых, на самом деле, статистика-то говорит о том, что налоговые поступления от села как минимум в полтора раза выше, чем государственная поддержка ему. Но нам продолжают говорить, что село - это черная дыра. Соответственно, пусть оно умирает, как и умирает.

Я считаю, что нужно восстановить систему льготного приема и дополнительной государственной поддержки для сельских ребят. В какой-то степени это предложение совпадает с идеей Генштаба Вооруженных сил России дать возможность получить бюджетное образование с бюджетной довузовской подготовкой для того, кто отслужит в армии полный срок на контрактной основе. Я считаю это правильным предложением, поскольку у нас в армии, как правило, служат, как раньше бы сказали, дети из рабоче-крестьянских семей.

У нас в стране сейчас две проблемы: правительство не знает, куда девать деньги, а народ мучается тем, где их взять. А ведь дополнительные доходы бюджета, которые не знает, куда девать правительство, только за 2004-2006 годы составляют до 4 триллионов рублей. Россельхозакадемия между тем рассчитала, что если бы государство на 75 миллиардов рублей дало льготных кредитов нашим крестьянам, то могло бы не закупать импортной продукции на 240 миллиардов. Вопрос: кого мы поддерживаем - своих или чужих?

Уверен, что сельское образование заслуживает особого внимания, и мы будем поддерживать сельскую школу всеми имеющимися возможностями.

Если говорить о состоянии образования в Омской области, то по той информации, которой я владею, объем затрат на образование позволяет области быть примерно в середине субъектов Федерации, что достаточно хорошо. Я часто бываю в школах, вузах области, общаюсь с преподавателями и должен сказать, что у нас очень много способных, талантливых педагогов. Вопрос лишь в том, в какой мере они смогут получить государственную поддержку. Мне кажется очень здравой линией министерства образования области, - о чем я говорил в Москве на разного уровня совещаниях, - согласно которой как минимум начальные школы в селе закрывать нельзя. Это правильно, это радует.

Вообще у страны есть два пути. Если мы будем затрачивать на ребенка 200 тысяч рублей дополнительно, то, став взрослым, этот ребенок только в виде налога на физическое лицо и социального налога выплатит эти деньги за 4-5 лет. Нельзя экономить на детях - это безумие полное. Если мы продолжаем экономить, то через 45 лет нас остается 100 миллионов человек, появятся огромные пустые территории, угроза сокращения территории России, сырьевой характер экономики и тому подобное. Если же мы сейчас вкладываем деньги в человеческий потенциал, в развитие людей, в образование, науку, культуру, поддержку отечественного товаропроизводителя, мы обеспечиваем научно-образовательный проект, сохраняем и умножаем наше население, получаем достойные перспективы развития нашей страны и можем с гордостью произносить слова гимна: «Одна ты на свете, одна ты такая».

Опубликовано: Земля Сибирская, Дальневосточная. – 2006. – Ноябрь. – № 3. – С. 2-5.