Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыАктуальные комментарии на тв, радио, в печати, на веб-сайтахИнициативы и результаты

Инициативы и результаты

Декабрь

В Государственной Думе постоянно происходят интересные и важные события. В связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов весной в первом чтении был принят новый федеральный законопроект о внесении изменений в отдельные законодательные акты. Кстати, когда он войдёт в силу, на сей момент точно сказать нельзя. Второе чтение планировалось на конец прошлой сессии, но было перенесено на осень. Даже в Комитете по труду и социальной политике, который, собственно говоря, как раз и занимается данным вопросом, пока точной даты нет. В настоящее время рабочая группа продолжает активно рассматривать многочисленные депутатские поправки, среди них и несколько десятков моих. В основном они затрагивают не сам печально знаменитый 122-ой закон, а принципиальные положения, которые он так или иначе изменял.

Хочу сразу назвать два ограничения, которые он налагает сам на себя. О них чётко заявлено в  Пояснительной записке Министерства труда и социального развития.

Первое: этот закон практически не касается социальных гарантий для инвалидов, то есть посвящён созданию доступной среды, которая понимается как доступность физическая или кадровая, но  никак не финансово-экономическая. Тем не менее, в окончательном тексте постараемся закрепить положения, которые  касаются восстановления некоторых существовавших ранее льгот и преференций для незрячих.

Второе: проект  по преимуществу рамочный, а ведь ещё в начале 1990-х годов понимающие люди учили нас,  что закон должен содержать нормы прямого действия, от которых чиновники не могли бы отвертеться, чему способствовали бы расставленные «красные флажки», ограничивающие бесконтрольную «свободу» исполнительной власти. К сожалению, возобладала другая традиция, поэтому частенько только при публикации подзаконных актов мы узнаём о реальном содержании документов. Иногда оно существенно отличается от первоначально предполагаемого законодателями.

В последнее время Государственная Дума сплошь и рядом принимает, по сути, всего лишь своеобразные «рекомендации» к будущим законам. Там всего-навсего указывается, что должны были бы сделать определённые профильные министерства или ведомства для подлинного улучшения доступности среды, но подобные предложения носят всего лишь рекомендательный характер, а значит,  и не факт, что их станут выполнять.

Итак, о чём же данный большой проект? Он вносит изменения в разные законы Российской Федерации, которые должны обеспечить доступную среду для инвалидов различных категорий. Правда, он вступает в силу только с 2016 года. В частности, предусматривается положение, согласно которому  все объекты социальной инфраструктуры должны быть безопасны, удобны и даже комфортны для людей с ограниченными возможностями здоровья. Впрочем, гуманная концепция верна лишь в отношении вновь создаваемых или реконструируемых объектов. Другими словами, это не значит, что каждое здание сделают «безбарьерным», а вот если оно — новостройка или в нём проведён капитальный ремонт, соответствующие требования должны неукоснительно соблюдаться.

Точно так же обстоит дело со всеми  без исключения государственными учреждениями, школами, музеями, библиотеками, театрами, кинозалами и другими сооружениями публичного назначения. Понятно, что за один раз всё не переделаешь, ведь это гигантские расходы.

Следует заметить, что по данным Министерства образования и науки только 5% ему подведомственных учебных заведений полностью оборудованы пандусами и подъёмниками, прилегающие территории благоустроены, а ещё 20% — частично выполнили реабилитационные задачи. А поскольку прежде всего учитываются потребности лишь колясочников и ампутантов, то реальные показатели будут значительно ниже.

Несколько лет тому назад была принята четвёртая часть Гражданского кодекса, которая, в частности, рассматривает авторское право, защищая интересы писателей. Там сказано, что из библиотеки нельзя выносить книги, записанные на флешку или другой накопитель информации. Неужели, чтобы добраться до литературы в современном формате, в каждой деревне избу-читальню придётся строить? Впрочем, представители нынешней исполнительной власти потихоньку меняют отношение к проблеме, ведь если строго соблюдать реформаторские запреты, электронное обучение неизбежно перестанет существовать.

Наконец-то сам премьер-министр Дмитрий Анатольевич Медведев дал поручение правительству проработать вопрос о так называемых «открытых лицензиях». Увы, раньше  нас не особенно слушали, наверное, поэтому в своё время и не удалось переубедить упёртых оппонентов. Радует, что для людей с инвалидностью по зрению сделано исключение. Поэтому вышеназванные ограничения уже не затрагивают интересы членов ВОС, а для зрячих любителей словесности, включая колясочников и глухих, поныне сохранилось положение, не позволяющее свободно распространять цифровые издания и обязывающее  выдавать их исключительно в помещении читального зала. Это по-прежнему тормозит развитие дистанционных технологий обучения и пагубно отражается на интеллектуальном потенциале нации.

В законодательство о культуре в виде отсылочной нормы вносятся изменения, которые должны обеспечить необходимые условия для субтитрирования и тифлокомментирования отечественных фильмов, которые выпускаются по государственному заказу. Об этом неоднократно говорили на Президентской комиссии по делам инвалидов и в разных министерствах.

Что касается федеральной поддержки выпуска литературы для слепых, то пока никаких изменений не ожидается. Данный вопрос вообще не поднимается. Хорошо, что  на информационное обеспечение незрячих пока не покушаются. Мы работаем постоянно и надеемся на успех. Рад сообщить, что в следующем году финансирование подобных изданий должно увеличиться примерно на 10 миллионов рублей. Во всяком случае, нам сообщили из Минфина, что данные средства предварительно прописаны в бюджете. Конечно, вроде бы маловато, но в нынешней тяжелейшей экономической ситуации это огромное достижение.

Предусматривается  и внесение изменений в соответствующее законодательство о том, что сайты органов власти различных уровней и все Интернет-ресурсы, где так или иначе можно получить государственные услуги, необходимо приспособить в интересах инвалидов по зрению и слуху. Как получится на практике — не знаю, но в проекте заложено.

Целый блок поправок направлен на реализацию права незрячих на качественное и бесплатное обучение. К сожалению, не приняли наш законопроект о «Народном образовании». Как известно, теперь Государственная Дума пытается преодолевать трудности, которые сама перед собой воздвигла, а простые россияне расхлёбывают законотворческую «кашу».

От фракции КПРФ я постоянно выступаю с критикой официального курса, благодаря которому по стране уже закрыто более ста коррекционных школ. Скажем прямо, ситуация  сложилась скандальная. Протесты  против этого безобразия опубликовали даже глубоко уважаемые Председатель Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации  Валентина Матвиенко и  заместитель председателя Государственной Думы Людмила Швецова (недавно умершая).

Как ни странно, особо острое положение в Москве. Хотя в мегаполисе денег точно должно хватать, тем не менее, якобы в целях экономии коррекционные детские сады и школы соединяют с обычными, что подтверждается письмами избирателей. Постепенно, в несколько этапов легализуют явное нарушение, механизм которого давно отлажен. Сначала детский сад для слабовидящих включают в так называемый комплекс, затем  через некоторое время сравнительно малочисленную группу ребятишек  с дефектами зрения «разбрасывают» по остальным учреждениям холдинга, а в конечном итоге освободившиеся помещения занимают под другие цели. Конечно, от этого резко падает уровень воспитания и педагогической работы.

Целесообразность ещё одного столичного эксперимента вообще чрезвычайно сложно понять и принять, особенно профессиональным педагогам, потому что предполагается  передача специальных школ в систему социальной защиты. Это просто возмутительно! Правда, в Первом интернате, хоть и со скрипом, но всё-таки удалось сохранить образовательную составляющую. Тем не менее, преподаватели сетуют на резкое ухудшение связей с Департаментом образования. В свою очередь, сотрудники Департамента социальной защиты подчёркивают, что собственно учебные заведения для незрячих детей в их рамки не очень-то укладываются. Поскольку большая часть учащихся с ограниченными возможностями здоровья не имеет официальной инвалидности, то в данных условиях они превращаются в бесперспективных чужаков. Вдобавок за учёбу в интернате их не слишком богатых мам и пап заставляют платить.

Интернет взорвало крайне эмоциональное обращение родителей слабовидящих ребят к министру. Они просили неотложной помощи. Заместитель председателя Правительства Российской Федерации Ольга Юрьевна Голодец потребовала от Департамента образования Москвы вразумительных объяснений. Скорее всего, столичные чиновники ответят, что они ориентируются на инклюзивное образование. Хотя на самом деле это настоящая профанация, провоцирующая качественное падение общей интеллектуальной культуры. Просто пытаются экономить на инвалидах с детства. На мой взгляд, это не только абсолютно антигуманно, но ещё и крайне вредно, потому что лишь хорошо образованный человек своими честными налогами многократно окупит затраты на обучение, а вдвойне «тёмный» и обленившийся безработный навсегда останется никчёмным иждивенцем государства. Видимо, далеко не все это понимают или, скорее, прикидываются простачками.

Сегодня многие школы-интернаты поставлены перед тяжёлым выбором. Им предстоит либо входить в систему социальной защиты, либо терять индивидуальность и самостоятельность в рамках пресловутых комплексов. В качестве сомнительной альтернативы реорганизаторы предлагают нам подумать о реабилитационно-образовательных центрах, в которых и настоящих аттестатов, возможно, не будет. Следовательно, слепым и слабовидящим ребятам уже не поступить в колледж или вуз, да и с трудоустройством возникнут дополнительные сложности. Вот и выкручивайся, как хочешь! Не лучше ли вернуться к прежней системе, которая испытана временем и всегда приносила отличные результаты?

Мы считаем, что нужно прямо прописать право выбора между инклюзивным обучением и коррекционной школой, которую  нельзя будет закрыть, если родители скажут твёрдое «нет!» Вообще, любая коренная реорганизация учебного процесса должна проводиться исключительно на основе специальной экспертизы и при согласии всех заинтересованных лиц, а содержание детей с ограниченными возможностями здоровья и обучение студентов с инвалидностью обязательно должно финансироваться по повышенным нормативам.

Недавно на заседании целевого комитета я специально обсуждал эту тему с заместителем министра Минобрнауки Александром Борисовичем Повалко. Он обещал разобраться, почему студенты с тяжёлой инвалидностью снабжаются лишь на общих основаниях, а учащиеся специальных школ-интернатов финансируются всё-таки с повышенным втрое коэффициентом. Когда, как мы надеемся,  разъяснения и рекомендации по улучшению положения институтской молодёжи появятся в нормативных документах, обязательно попытаемся узаконить равноправие слепых разных возрастов.

В Советском Союзе академическая стипендия равнялась восьмидесяти процентам от прожиточного минимума, кроме того, слепые получали гарантированную 25-процентную надбавку, следовательно, конечные цифры были сопоставимы. Отличники имели ещё на четверть больше. Кстати, за выдающиеся достижения и общественную деятельность могли назначить и Ленинскую стипендию, которая была вдвое «весомей», а к этому ещё нужно приплюсовать и приличную пенсию. Таким образом, старательный и талантливый молодой человек, получая высшее образование, мог обеспечить себе вполне достойную жизнь.

Причём ведь тогда инвалидам в быту и учёбе довольно активно и безвозмездно помогали однокурсники. В настоящее время социальные связи в значительной мере разрушены, поэтому неплохо было бы материально простимулировать добровольцев.

Нынешняя же стипендия, к сожалению, в реальном пересчёте составляет менее одной пятой прожиточного минимума. Даже вместе с небольшими социальными субсидиями она практически почти втрое ниже средних советских выплат. Специалисты уверены, что в современных условиях обычная  стипендия должна составлять, по крайней мере, четыре пятых  от прожиточного минимума. Социальную следует установить на его уровне, а для студентов с инвалидностью сделать денежное обеспечение в полтора раза выше. Как пройдёт утверждение  — неизвестно, но такие предложения от нашей фракции внесены.

Хочу  пожелать всем нашим слепым и слабовидящим ребятам, чтобы этот учебный год был очередным удачным этапом в формировании собственного личностного потенциала. Совершенствоваться необходимо постоянно. Эта простая истина актуальна в особенности применительно к старшеклассникам и студентам. Помните, что ваша профессиональная карьера и успех в жизни во многом зависят от того, чем вы обогатите свою личность в школе и в вузе. Относиться к нам, как равным, будут лишь в том случае, если интеллектуальный уровень инвалидов по зрению окажется гораздо выше средних показателей. Потому полушутя-полусерьёзно можно воспользоваться примером героя известной притчи, который жене сказал, что пошёл к подруге, а той, в свою очередь, заявил, что отправился к супруге, на самом же деле помчался в библиотеку, чтобы учиться, учиться и учиться.

Олег Смолин,
Депутат Государственной Думы,
вице-президент ВОС

Опубликовано: Журнал «Наша жизнь». – 2014. – Декабрь. – № 12.