Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыПубликации в «педагогическом вестнике»Образование: год грядущий

Образование: год грядущий

Август

Проработав в образовании почти 30 лет (последние 12 – по совместительству), я привык измерять жизнь не календарными, но учебными годами. В канун предстоящего осенне-зимнего политического сезона это тем более оправданно, что нас ждут думские выборы, плавно переходящие в президентские. В таких условиях, естественно, возникает вопрос: чего в 2003-2004 гг. может ждать образовательное сообщество от действующей и будущей власти? Попытаемся коротко ответить на этот вопрос, конспективно обозначив ближайшие перспективы российской образовательной политики по ее основным направлениям.

I. Бюджетное финансирование

Как известно, Правительство М. Касьянова объявило образование одним из бюджетных приоритетов. Это более или менее соответствовало действительности в 2001 и 2002 гг., когда расходы на образование федерального бюджета выросли, соответственно, на 43% и 47 %. Это выглядит сомнительным в 2003 г., когда их рост составит менее 22 % (против 46 % - на правоохранительную деятельность), а рост прожиточного минимума, по официальным данным - 22,7 %. Прибавим к этому, что даже при данном курсе экономической политики финансовые возможности государства в последние годы позволяли, как минимум, удвоить расходы на образование: в 2001 г. профицит федерального бюджета (т.е. превышение доходов над расходами) составило 318 млрд. рублей, в 2002 – 156 млрд., в 2003 г. планируется Правительством на уровне 72 млрд., а фактически, по оценкам экс-министра финансов М. Задорнова, окажется не менее 150 млрд. рублей.

В 2004 г. образование снова можно будет, пожалуй, назвать бюджетным приоритетом, однако с изрядной долей иронии – лишь на фоне “драконовской” бюджетной политики в целом: согласно предварительной информации, рост федеральных расходов на образование составит 20,6 %, тогда как бюджет в целом вырастет на 13,4 %, а инфляция ожидается около 10 %. Столь ничтожное увеличение расходной части бюджета прямо связано с проводимой Правительством налоговой реформой. Иначе говоря, интересы “бюджетников”, включая интеллигенцию, пенсионеров, детей и инвалидов, в очередной раз приносятся Правительством в жертву интересам “большого бизнеса”.

В последние дни весенней сессии 2003 г. российским Парламентом приняты два важных для образования закона в области межбюджетных отношений. Один из них подготовлен по инициативе Профсоюза работников образования и науки рабочей группой под эгидой Министра образования при участии профильных парламентских комитетов и внесен в Госдуму Президентом РФ. Согласно закону, с 2004 г. финансировать общеобразовательную школу (за исключением коммунальных расходов) будут не органы местного самоуправления, но бюджеты субъектов РФ. Не решая главных финансовых проблем образования, закон, по крайней мере, позволит ликвидировать абсурдные ситуации, когда в двух соседних районах одного и того же края или республики учителя получали зарплату с разрывом в несколько месяцев. Поскольку надежды на создание полноценной финансовой базы местного самоуправления у политических реалистов исчезли уже давно, с точки зрения образовательного сообщества, закон, безусловно, заслуживает позитивной оценки.

Прямо противоположную оценку приходится дать другому президентскому закону, принятому Парламентом и призванному установить с 2005 г. перечень полномочий субъектов РФ. Этот закон, во-первых, ни к чему не обязывает федеральный центр (!); во-вторых, не содержит гарантий того, что передаваемые субъектам Федерации полномочия будут обеспечены необходимой финансовой базой; в-третьих, “сбрасывает” регионам целый ряд финансовых мандатов, которые ныне осуществляются на федеральном уровне. Среди них, в частности, выплата детских пособий и финансирование большинства учреждений начального и среднего профессионального образования (ПТУ и ССУЗов). Последствия очевидны: закрытие части учебных заведений, а также рост долгов по детским пособиям либо дальнейшее сокращение круга их получателей. Отметим, между прочим, что из 24 млн. российских семей с детьми 22 млн. имеют доходы ниже официально установленного прожиточного минимума. Дальнейшая экономия на детях может обернуться для страны глобальной демографической катастрофой по известной формуле Вл. Набокова: культура останется, а народ исчезнет!

Для полноты картины обозначим еще одну забавную деталь. При принятии во втором чтении закона об организации власти в субъектах Федерации представитель Президента Д. Козак провалил поправку нашего Комитета, согласно которой региональные нормативы финансирования образования не могут быть ниже федеральных. При этом он утверждал, что такой подход якобы разрушает само понятие федерации. Однако та же поправка совершенно спокойно прошла в другой закон, представителем Президента по которому был А. Котенков. Образовательное сообщество может только порадоваться тому, что в Президентской Администрации правая рука не всегда помнит о том, что недавно делала крайне правая!

II. Налоги

Какой бы сокрушительной критике ни подвергался Парламент в России, его заслуги перед образовательным сообществом бесспорны. Одна из них – сохранение в 1990-2001 гг. налоговых льгот для образования и науки, установленных в стране чуть ли не со времен Петра I. Увы, ситуация резко изменилась со времени формирования в Третьей Думе проправительственного “блока четырех”, а затем – партии “Единая Россия”. В 2001 г. в Правительстве и механически штампующем его решения думском большинстве возобладала, мягко говоря, странная точка зрения о том, что все организации – коммерческие и некоммерческие – должны платить одинаковые налоги.

Принцип “казарменного коммунизма” (всем - поровну) в очередной раз был использован для насаждения в стране “дикого капитализма” позапрошлого века. В результате с 2002 г. льготы образовательных учреждений по налогу на прибыль были отменены, что, по данным Минобразования России, привели к потере системой 3,5 млрд. рублей. Эта политика, не имеющая аналогов в индустриальных странах, была продолжена и в 2003 г.

Сначала “Единая Россия” успешно провалила два закона, предложенных депутатами Комитета по образованию и науке и даже получивших поддержку Комитета по бюджету: один предусматривал освобождение от налога на прибыль оборудования, закупаемого учебными заведениями; другой предполагал распространить 10-процентную ставку НДС, по которой в настоящее время облагается литература, связанная с образованием, наукой и культурой, на аналогичные издания, выполненные на магнитных носителях (например, электронные учебники).

Затем думское большинство “продавило” закон о налоге на имущество, согласно которому налоговые льготы для образовательных учреждений действуют лишь до 2006 г. Попытка автора снять это временное ограничение была благополучно похоронена “партией власти”.

Осенью в Думе должен рассматриваться очередной внесенный нами законопроект о возвращении образованию налоговых льгот. Однако, если образовательное сообщество не организует массированное давление на депутатов, судьбу его заранее можно предсказать словами Хаджи Насреддина: будет то, что вчера. Скорее всего “праздник послушания” Думского большинства продолжится даже в предвыборный период.

III. Зарплата и социальные гарантии

Как известно, с 1 октября зарплата работников образования, а равно и других групп российской интеллигенции, поднимается в среднем на треть. 11 июня в Госдуме Премьер М. Касьянов назвал это опережающим повышением, перекрывающим ожидаемый рост цен в 2004 г. Однако в действительности рост зарплаты в бюджетной сфере надо сравнивать не со средними темпами инфляции, но с ростом прожиточного минимума (т.е. цен на группу товаров первой необходимости). Поскольку со времени предыдущего повышения зарплаты в декабре 2001 г. прожиточный минимум к октябрю 2003 г. вырастет на 40 %, среднестатистический российский педагог (врач, работник культуры) после такого “опережающего повышения” окажется, в среднем, беднее на 7 %, чем был два года назад. Поскольку же рост прожиточного минимума в 1,5-2 раза превышает темпы инфляции, в 2004 г. уровень жизни российской интеллигенции понизится еще на 15-20 % (ожидаемая инфляция составит около 10 %).

Попытки профсоюзов и думского Комитета по образованию и науке добиться повышения зарплаты педагогов в 2 раза с 1 января 2004 г. при отрицательной позиции Президента и Правительства, с большой вероятностью, обречены на провал.

Едва ли не единственная категория “бюджетников”, которая сохранила уровень жизни в 2003 г., - это вузовские работники и работники научных организаций, имеющие ученые степени доктора и кандидата наук: надбавки за степень увеличены им в 3 раза, соответственно, с 1 января и с 1 апреля 2003 г., хотя по-прежнему остаются символическими – 1500 и 900 рублей.

С 1 сентября текущего года вдвое повышаются стипендии студентам и учащимся ПТУ. Однако, во-первых, со времени предыдущего повышения в июле 2000 г. прошло более 3 лет и двукратное повышение в лучшем случае компенсирует рост прожиточного минимума. Во-вторых, повышенная вдвое 400-рублевая расчетная стипендия студентов ВУЗов в сопоставимых ценах окажется в 3 раза ниже 40-рублевой стипендии советского периода, а расчетная 140-рублевая стипендия учащегося ПТУ составит лишь 1/10 от уровня советских времен. Поразительно, что по требованию депутата от “Единой России” В. Резника закон о повышении стипендий думское большинство вообще хотело перенести на осень. И лишь вмешательство вице-премьера Г. Кареловой помогло защитить интересы студентов. Этот пример показывает, что иногда думские “воспитанники” из “партии власти” ведут себя круче правительственных “воспитателей”. Понятно, что в 2004 г. со стипендиями произойдет то же, что и с заработной платой – они обесценятся на 15-20 % по отношению к прожиточному минимуму.

Известно, что с марта 2003 г. под руководством вице-премьера А. Кудрина в стране продолжает работать Комиссия по оптимизации бюджетных расходов, получившая меткую аббревиатуру “Кобра”. Среди прочего, Комиссия предложила пересмотреть установленную законом норму, согласно которой за счет федерального бюджета в России должно обучаться не менее 170 студентов ВУЗов на 10 тысяч населения, иначе говоря, - сократить количество бюджетных студентов в стране. Сокращение должно коснуться прежде всего заданий на бюджетную подготовку в госвузах студентов по тем специальностям, которые дублируются в ВУЗах негосударственных, т.е. юристов, экономистов, менеджеров, лингвистов, психологов и других гуманитариев.

В противовес этому думским Комитетом по образованию и науке по инициативе автора внесен законопроект, который запрещает сокращать бесплатные учебные места в расчете на 10 тысяч населения не только в ВУЗах, но и в средних специальных учебных заведениях. В сентябре планируется второе чтение закона. Удастся ли нашему “Мангусту” победить “Кобру”, зависит главным образом от работы профсоюзов, Союза ректоров и других организаций образовательного сообщества с политическими партиями и депутатами в регионах.

Намерения Правительства сократить бесплатное профессиональное образование в ситуации, когда, по оценкам Минобразования, платить за него способны не более четверти граждан, лишний раз доказывает, что власть вовсе не намерена вести страну в “общество знаний”, но готово ограничиться “экономикой нефтяной трубы” и переработки чужих ядерных отходов.

IV. Образовательные стандарты

Проект федерального закона “О государственном стандарте общего образования”, имеющий в Думе 6-летнюю историю, в сентябре должен быть вынесен на пленарное заседание. В результате многочисленных согласований закон будет принят в чрезвычайно усеченном “рамочном” виде – закон не о содержании стандарта, но о некоторые его характеристиках и процедурах принятия. Тем не менее есть все основания полагать, что в законе сохранится целый ряд важных положений. В их числе:

  • установление стандарта не только на образовательные программы, но и на условия их реализации, включая финансовые, материально-технические и другие, которые должен обеспечить учредитель;
  • определение законом необходимого для реализации стандарта общего образования количества учебных часов – 10500 при пятидневной и 11500 при шестидневной рабочей неделе. В государственной или муниципальной школе эти часы должны финансироваться из бюджета и не могут заменяться платными занятиями;
  • фиксирование срока обучения в полной средней школе – 11 лет. Это не ставит “крест” на 12-летке, но допускает ее введение только на основе специального закона. При этом Правительство должно будет ответить на вопрос: готово ли оно финансировать образовательную реформу и в каких размерах?

Судьба других важных положений законопроекта (включая обязательный минимум учебных предметов, возможность содержательных экспериментов в образовании и т.д.) выяснится лишь при его принятии во втором чтении.

V. Рейтинги

На протяжении шести лет (1996-1998 и 2000-2002) Комитет Госдумы по образованию и науке проводил в своем роде уникальное политико-социологическое исследование: на основании всех без исключения результатов голосований по законам, законопроектам и поправкам, имеющим прямое отношение к образовательной политике, мы рассчитывали средний рейтинг поддержки образования депутатскими фракциями и группами; последний год работы Думы в обоих случаях исключался, поскольку в это время сильное воздействие на депутатов оказывает политическая конъюнктура. По уровню поддержки образования депутатские объединения во Второй Думе распределились следующим образом:

КПРФ +84,3 %,

Аграрная депутатская группа +73,2 %,

группа “Народовластие” +66,4 %,

ЛДПР +64,6 %,

“Яблоко” +56,1 %,

группа “Российские регионы” +49,6 %,

“Наш дом – Россия” +42,3 %.

В Третьей Думе, где в расчет включались законы, законопроекты и поправки, направленные не только на поддержку образования, но и против него, картина оказалась следующей:

КПРФ +83,7 %,

Агропромышленная группа +81,4 %,

“Яблоко” +51,5 %,

группа “Российские регионы” +42,6 %,

фракция “Отечество - вся Россия” и группа “Народный депутат” +28,3 %,

“Союз Правых Сил” +20,9 %,

ЛДПР +9,7 %,

“Единство” - -7,3 %.

Поскольку, повторим, учитывались результаты голосований не по каким-то отдельным законам, которые можно произвольно выбрать в интересах той или другой фракции, но по всему массиву законодательных актов и поправок к ним, полученные результаты не могут быть опровергнуты никакими заклинаниями и уверениями в “любви” к образованию. Практические выводы предоставляю делать читателю, желательно, на основе известного принципа: политиков оценивают только по делам их.

И последнее. Нерадужные прогнозы на ближайший учебный и календарный год были даны мною, исходя из предположения, что действующая “партия власти” сохранить свои позиции на предстоящих выборах. Соответственно, изменение этих прогнозов на более оптимистические возможно лишь при условии иной расстановки политических сил в стране и федеральных органах власти. Даже в условиях крайне “секвестрированных” российских выборных процедур известное, хотя и перефразированное, утверждение Руссо остается справедливым: каждый народ имеет такую образовательную политику, какой он заслуживает…

Опубликовано: Педагогический вестник. – 2003. – 16-31 августа. - № 16. – С. 2 (под заголовком “Что ждет школу?”).