Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыПубликации в «педагогическом вестнике»Приватизация в образовании: зеленый свет?

Приватизация в образовании: зеленый свет?

Декабрь

“Концепция участия Российской Федерации в управлении имущественными комплексами государственных организаций, осуществляющих деятельность в сфере образования” (далее - “концепция”), одобренная в основном коллегией Минобрнауки в августе и согласованная с руководством Российского Союза ректоров (РСР) в октябре, не вызвала столь бурной общественной реакции, как аналогичный документ, разработанный для сферы науки. По сообщениям печати, в связи с подготовкой последнего ряд видных ученых – членов РАН требовали даже отставки министра, тогда как на заседании Совета РСР 25 октября наиболее радикальным оказалось предложение о созыве в декабре съезда ректоров, однако и оно было решительно отвергнуто большинством. Между тем, направленность и основные идеи обеих “концепций” вполне совпадают и, несмотря на существенное улучшение в результате доработки академиками и ректорами, радикально не изменились. Сама же “Концепция”, хотя и заявлена как ориентир для управления федеральным имуществом в сфере образования, в действительности представляет собой едва ли не главный блок стратегии образовательной политики нового министерства. Вот лишь один тому пример, но едва ли не самый важный.

Согласно отчету совместной рабочей группы, представленному Совету РСР 25 октября, в процессе доработки из текста “Концепции” исключен ряд положений, угрожавших российской системе образования и правам граждан в этой области. Среди таких положений оказались и формулировки о разгосударствлении образовательных учреждений. Увы, такие утверждения справедливы лишь отчасти. Действительно улучшив текст, совместная рабочая группа Минобрнауки и РСР не смогла защитить государственную систему образования от приватизации, причем по двум линиям.

1. Приватизация прямо предусмотрена для учреждений дополнительного профессионального образования (ДПО). Цитирую “Концепцию”: “В ходе проведения реструктуризации эти учреждения целесообразно преобразовать в открытые акционерные общества с существенной долей акций, находящихся в собственности РФ на уровне блокирующего пакета. Эта временная мера позволит сохранить необходимый объем образовательных услуг по повышению квалификации и переподготовке кадров… В собственности и под управлением Российской федерации целесообразно сохранить ограниченное количество учреждений дополнительного профессионального образования (курсив везде наш – прим. ред.), осуществляющих переподготовку руководящих кадров системы образования…”.

Если не играть в прятки, в переводе на общедоступный язык этот текст означает, что:

  • систему ДПО в России ожидает приватизация в форме акционирования;
  • акционировать предполагается абсолютное большинство учреждений данного типа;
  • государственное регулирование в виде блокирующего пакета акций рассматривается лишь как временная мера, после чего акции будут свободно обращаться на рынке.

Быть может, авторы “Концепции”, подобно китайцам, полагают, что акционирование – это не приватизация? Однако если для китайских теоретиков подобная трактовка идеологически оправдана (они пытаются доказать, что продолжают строить социализм), то для российских суперрыночников аналогичный подход выглядит более чем странно: большинство из них, превратившись из догматических марксистов в вульгарных марксистов наизнанку, в явной или неявной форме утверждают, что корень всех проблем в смене формы собственности и собственника (чем меньше госсобственности, тем лучше).

2. В целях оптимизации управления авторы “Концепции” в очередной раз предлагают изменить организационно-правовую форму образовательных организаций, превратив их из государственных и муниципальных учреждений либо в автономные учреждения (АУ), либо в государственные или муниципальные автономные некоммерческие организации (ГМАНО). В первой редакции “Концепции” фигурировали ГАНО – государственные автономные некоммерческие организации, однако затем авторы дополнили аббревиатуру буквой М, видимо, с одной стороны, избавляясь от неблагозвучия, а, с другой, - заявляя о намерении распространить данную организационно-правовую форму и на те образовательные учреждения, которые в настоящее время находятся в ведении муниципалитетов, т.е. на большинство школ, дошкольных образовательных учреждений, учреждений дополнительного образования детей.

Аргументы в пользу нововведения давно известны: поскольку Главное ГПУ Президента не желает расширять права государственных учреждений, а Минфин – самостоятельность бюджетных организаций, к числу которых, согласно Бюджетному кодексу, образовательные учреждения относятся, остается одно – отказаться от сковывающей организационно-правовой формы и добыть свободу путем перехода в новые формы, специально для этих целей разработанные. Однако цена такого “освобождения” может оказаться непомерной, ибо изменение организационно-правовой формы государственного образовательного учреждения связано, как минимум, с рисками троякого рода.

Во-первых, превратившись в АУ и ГМАНО, образовательные учреждения рискуют потерять сохранившиеся еще скромные достижения законодательства 1990-х гг., включая право студентов на отсрочку от военной службы, оставшиеся налоговые льготы, досрочные пенсии для педагогов, работающих с детьми и т.п.

Во-вторых, сами граждане рискуют утратить более, чем скромные конституционные гарантии права на образование, ибо в 43-й статье Основного закона они установлены для тех, кто учится в образовательных учреждениях или на предприятиях, но отнюдь не в АУ или ГМАНО.

В-третьих, изменение организационно-правовых форм – это, без сомнения, шаг к приватизации системы образования, ибо, с одной стороны, в отношении этих форм снимается субсидиарная ответственность учредителя и открывается путь к банкротству, а с другой – отменяется запрет на приватизацию, установленный п. 13 ст. 39 Закона РФ “Об образовании” для образовательных учреждений.

Итак, в области дополнительного профессионального образования приватизации дан “зеленый”, а в остальных секторах образовательной системы – “желтый”. Между тем, легко прогнозировать следующие последствия приватизации образования:

  • резкое сокращение бюджетного финансирования образовательных учреждений в связи с их превращением в негосударственные. Решение отказать в государственных деньгах негосударственной школе с 1 января 2005 г. только что принято правительством и одобрено бездумным думским большинством;
  • вследствие этого качественный рост доли платных для гражданина образовательных услуг за счет бесплатных (денег у образовательных учреждений нет, а жить надо);
  • в связи с низким средним уровнем жизни и узостью средних слоев, способных оплачивать образование, сокращение числа обучающихся, новый шаг к превращению образования в привилегию для избранных;
  • по причине дефицита финансов и необходимости выживания превращение образовательной деятельности для многих учебных заведений во второстепенную, вытеснение ее коммерческой деятельностью, распродажа имущества, новый передел собственности, который и составляет “тайну” российской приватизации вообще;
  • вследствие всех этих и других причин – частичное разрушение системы образования, причем в достаточно короткие сроки.

Отнюдь не случайно мировой опыт показывает: практически во всех индустриально развитых странах образование обладает многосекторной структурой и разнообразием организационно-правовых форм, однако ни одна из таких стран практики массовой приватизации образования не знала. В государствах СНГ такая практика дала, скорее, отрицательные результаты: в Киргизии, где было приватизировано дошкольное образование, его система резко сократилась; в Казахстане, где акционировалась часть учреждений высшего образования, некоторые из них пришлось национализировать (например, педагогические ВУЗы).

Впрочем, мировой опыт российским властям не указ. Скоро 15 лет, как они пытаются догонять цивилизацию “спиной вперед”, а затем долго рассказывают народу, как следует преодолевать трудности, которые они перед ним воздвигли. Интересно, когда мы осознаем, что главная наша трудность – это те, кто создает трудности?

Опубликовано: Педагогический вестник. – 2004. - 1-31 декабря. - № 23-24. - С. 2.