Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыПубликации в газете «первое сентября»Чем человек образованнее, тем он полезнее своему отечеству (выступление на пленарном заседании всероссийского совещания работников об?

Чем человек образованнее, тем он полезнее своему Отечеству (выступление на пленарном заседании Всероссийского совещания работников образования)

. Москва. Кремль

Уважаемые коллеги!

В качестве предварительного замечания хочу сказать, что практически все важнейшие документы, которые обсуждаются сегодня, предполагают принятие федеральных законов или внесение изменений в них. Поэтому прежде всего благодарю за возможность высказать в этом высоком собрании точку зрения профильного комитета основного законодательного органа России - Государственной Думы.

Разумеется, наш статус в Государственной Думе третьего созыва еще не определен окончательно, однако две трети депутатов Комитета по образованию и науке продолжат работу, и это значительно выше средней переизбираемости. В любом качестве, с должностями или без них, мы будем работать в Комитете по образованию и науке. Кстати, делать это станет сложнее: представителей образования в Парламенте от выборов к выборам становится все меньше, а бизнесменов - все больше, и в этом, наверное, есть и наша общая вина. Однако и в такой ситуации с вашей помощью будем делать все, что сможем.

Теперь позвольте сказать несколько слов по трем главным вопросам нашего совещания.

I. Проект федерального закона “Об обеспечении государственных гарантий права граждан на общее образование”

Мы уже говорили инициаторам проекта - ЦК профсоюза работников народного образования и науки, что готовы его поддержать: государство действительно должно отвечать за школу, а не только спрашивать с учителя. (Аплодисменты). Вместе с тем надо понимать, что главных проблем школы закон не решит. Если говорить об оплате труда, таких проблем три: уровень оплаты; ее своевременность; одновременность выплаты в разных районах субъектов Российской Федерации. Устанавливая ответственность субъектов Российской Федерации за заработную плату учителя, закон решает одну из трех проблем - одновременность ее получения - и четко указывает, с кого за это нужно спрашивать. Что касается двух других вопросов, то как бы мы ни перелицовывали “Тришкин” кафтан нынешнего финансирования, в чьи бы руки ни вкладывали жалкие деньги, выделяемые на образование, - в руки местного самоуправления или субъекта Российской Федерации, - на решение этих вопросов денег не хватит. Для этого требуется совершенно иная экономическая политика.

Помимо всего прочего закон нуждается в серьезной юридической доработке, а главное - требует ответа на вопрос о межбюджетных отношениях в субъектах Федерации. Мне приходилось обсуждать законопроект с руководителями образования как субъектов Федерации, так и органов местного самоуправления. Принципиально против него никто не возражал, однако все спрашивали, как будут делиться деньги - по нынешней схеме либо путем консолидации в бюджете субъекта Федерации тех средств, которые пока еще остаются у местного самоуправления? Для ответа на этот вопрос требуется сопровождающий закон (или законы), а без такого ответа предложенный нам закон работать не будет.

II. 12-летка

Мы прислушиваемся к мнению специалистов Министерства образования и российской академии образования, которые дружно утверждают, что увеличение сроков школьного обручения - это общемировая тенденция, поскольку объем знаний и навыков, необходимых современному молодому человеку, не вмещается в десяти- или одиннадцатилетний курс. Однако совершенно очевидно, что в российских условиях для того, чтобы сказать двенадцатилетке “да”, необходимо решить множество вопросов, и прежде всего - социального характера. Вот лишь некоторые из них.

  1. Армия. Необходимы поправки в Федеральный закон “О воинской обязанности и военной службе”, которые дали бы возможность парням после окончания 12-го класса поступить в профессиональные учебные заведения.
  2. Трудовые ресурсы. Нельзя забывать, что соотношение работающего и неработающего населения, в том числе пенсионеров, несмотря на низкую продолжительность жизни, в России крайне неблагоприятно, а 12-летка ухудшит его еще более.
  3. Кадры. Мы часто слышим, что, если не введем 12-летку, в ближайшие 10 лет из-за сокращения числа детей школьного возраста на одну треть придется сократить и одну треть учителей. Однако это не совсем так. Уже сейчас каждый десятый учитель - пенсионного возраста; каждый третий имеет стаж свыше 20 лет; средняя нагрузка учителей, включая совместителей и пенсионеров, - 24 часа, а многие ведут по 30 часов и более; в большинстве школ в классах не по 25 детей, как это предусмотрено законом, а значительно больше; средняя зарплата учителей сократилась за последние 10 лет примерно в 7 раз и составляет менее половины от средней заработной платы в промышленности. Если политика 90-х годов в области оплаты педагогического труда в ближайшее время не изменится, нам предстоит не сокращать учителей (за исключением отдельных категорий), а всеми средствами заманивать их в школу.
  4. Неравенство. Уже сейчас глубокое социальное расслоение и бедность большинства населения приводят к тому, что равные права граждан в области образования, прописанные в законе, на деле не существуют. И на это нам указывают даже международные организации. “Концепция” объявляет 12-летку общедоступной, хотя на самом деле она может еще более усилить неравенство прав в области образования. Если обеспеченные родители хотят поучить ребенка в сравнительно безопасных школьных условиях лишний год, то в бедных семьях стремятся получить еще одного работника. Следовательно, дорога в вуз для детей из малообеспеченных семей станет еще более трудной.
  5. Деньги. Нам говорят, что 12-летка дополнительных затрат не потребует, поскольку детей станет меньше. Но это не так. Во-первых, нынешний уровень финансирования школы в расчете на одного ученика нищенский, и если количество детей сократится, можно будет хоть немного приблизить его к норме. 12-летка же станет этому препятствовать. Во-вторых, почти во всех странах, где введено 12-летнее обучение, оно начинается с 6 лет, а потому требует специальных условий. В обычный школьный класс без ущерба для здоровья 6-леток не посадишь. “Концепция” также утверждает, что в первый класс будут приниматься дети, которым исполнилось 6 полных лет. Следовательно, затраты потребуются в любом случае.

Считаем, что к введению 12-летки следует применить общий алгоритм, который в известном романе выражался формулой: “утром - деньги, вечером – стулья”, а в серьезной форме выглядит так: сначала стабилизация положения в школе, ее достойное финансирование, лишь затем - реформа. (Аплодисменты). В противном случае идея может оказаться дискредитированной, а все мы будем повторять за известным политиком: хотели как лучше, а получилось...

III. Доктрина

В свое время это была наша инициатива, которую поддержало, в хорошем смысле перехватило правительство, за что мы ему благодарны. Мы всегда готовы к конструктивной работе и были бы рады, если бы борьба между ветвями власти всегда сводилась к здоровой конкуренции в деле защиты и поддержки образования.

Сравнивая проекты национальной доктрины и “реформы”, которую нам предлагали в 97-98 годах, нельзя не видеть принципиальной перемены. Тогда мы с правительством были по разные стороны “баррикад”; теперь “баррикад” нет, и мы работаем совместно. Тогда нам предлагали сэкономить на образовании; теперь мы вместе предлагаем инвестиции в эту сферу.

Я намерен высказать несколько критических замечаний в адрес проекта доктрины, однако прежде прошу вас ее в основном поддержать и хочу повторить то, о чем говорил Председатель профильного Комитета Совета Федерации Валерий Васильевич Сударенков: одна из главных наших задач - в процессе дальнейших согласований не дать “вычистить” из проекта его основное позитивное содержание.

Что касается критических замечаний (или “самокритических”, поскольку я соавтор проекта), хочу заметить, что в последнее время в процессе доработки проект был серьезно ухудшен. Вот лишь несколько замечаний.

1. Стиль. Доктрина должна быть легко читаема и содержать предельно четкие формулировки. Однако в последние месяцы доработка делает ее все более похожей на обтекаемые неопределенные документы брежневского периода. Понимая, что за 10 лет кризиса люди истосковались по стабильности, уверен: доктрина не только по содержанию, но и по стилю не должна вызывать ностальгию по прошлому, хотя с точки зрения образования там были выдающиеся достижения, но ориентироваться в будущее.

2. Ухудшение финансовых и социальных параметров. Еще раз хочу поддержать Председателя комитета Совета Федерации: не доктрина должна подстраиваться под бюджеты, как написано в последнем варианте документа, а, напротив, бюджеты - под доктрину. (Аплодисменты).

Как это раньше и было, надо четко записать в доктрине уровень оплаты труда - в соответствии с Законом РФ “Об образовании” и Федеральным законом “О высшем и послевузовском профессиональном образовании”. Положено любому педагогу иметь среднюю ставку не ниже средней заработной платы в промышленности - так и написать в доктрине. Положена преподавателям вузов средняя ставка на уровне двух средних заработных плат в промышленности - тоже написать открытым текстом. И не позднее 2003 года. Такие предложения, подписанные Председателем Комитета Государственной Думы по образованию и науке И.И. Мельниковым и мною, передаю в Президиум и прошу учесть.

По поводу предложения сделать работников образования государственными служащими, вопреки общему настроению, хочу сказать, что этого делать не надо. Будут платить зарплату или нет - еще не известно, а последнее, что есть, свободу педагогического творчества, потеряем сразу. Нашу демократию вы знаете: будем служить партии власти, а она теперь меняется перед каждыми выборами. Правильным было бы такое предложение: приравнять педагогических работников по оплате труда и социальным гарантиям к государственным служащим. (Аплодисменты).

Если с помощью доктрины и последующих законов не сумеем защитить педагога, ситуация в жизни будет, как в истории, которую я услышал в одной сельской школе. Там мне рассказали, что в “небесной канцелярии” начались реформы, и в суете один учитель вместо рая, куда ему положено по штату, попал в ад. Через три месяца ошибка выяснилась, педагога вызвали к архангелу и спросили, почему он не возмущался и не требовал перевода в рай. Учитель крайне удивился и заявил, что после школы такая жизнь показалась ему раем! (Аплодисменты).

3. Ограничение сферы действия и содержание доктрины.

Совершенно очевидно: причины кризиса образования находятся вне системы образования. Средствами образования эту систему нужно спасать, но невозможно спасти. Невозможно воспитать отношение к образованию как высшей ценности, пока по уровню оплаты труда в России медики занимают обычно пятое место снизу, работники науки - четвертое, работники образование - третье, работники культуры - второе, и, наконец, работники сельского хозяйства - первое место снизу. Школа может бесконечно “сеять разумное, доброе, вечное”, но пока телеканалы соревнуются, кто больше покажет сцен насилия или передач “про это”, на добрые всходы рассчитывать трудно. Мы можем записать в законах какие угодно гарантии равенства прав в области образования, но пока в стране огромное количество бедных и нищих, эти законы работать не будут.

Поэтому доктрина должна быть комплексным документом, вневедомственным, или, лучше, надведомственным. Но пока тенденция обратная: то, что выходит за непосредственные рамки системы образования, из текста доктрины все более и более “вычищается”.

В этой связи предлагаю дополнить доктрину следующим положением, которое было поддержано многими журналистами в пресс-клубе Министерства образования: свобода информации и свобода преподавания не может использоваться для воспитания национальной и религиозной нетерпимости, бездуховности, пренебрежения к отечественной истории и культуре. (Аплодисменты).

4. Форма документа.

Безусловно поддерживаю утверждение доктрины федеральным законом. Однако нужно договориться, каким будет этот закон. Можно быстро принять закон из одной статьи, смысл которой будет сводиться к тому, чтобы утвердить текст доктрины. Можно принять закон из нескольких статей, где помимо этого будут предложены механизмы исполнения норм, содержащихся в доктрине. На мой взгляд, второй путь медленнее, но надежнее. В свое время наш Комитет по науке и народному образованию готовил для Президента Ельцина Указ № 1. Судьбу его вы знаете. Не хотелось бы повторений. Поэтому нужно совместно с правительством продолжить доработку не только текста доктрины, но и закона о ней.

В заключение хочу вернуться к тому, с чего начал. Законодателям, работающим на образование, очень нужна поддержка Правительства и ваша поддержка, уважаемые коллеги, вне зависимости от политических ориентаций. Это перед выборами мы делимся на политические партии и блоки. Но выборы приходят и уходят, а образование остается. Хорошо бы не забывать, что все мы вместе с тем и в первую очередь принадлежим к партии образования. В нашем случае корпоративный интерес совпадает с общенациональным: работая на образование, мы работаем на будущее нации.

Здесь все цитировали классиков. Не удержусь и я. Александр Сергеевич Грибоедов говорил: “Чем человек образованнее, тем он полезнее своему отечеству”. А Лев Николаевич Толстой прибавлял: “Народ наш ищет образования, как воздуха для дыхания”.

Позвольте, уважаемые коллеги, поздравить всех вас с таким специфическим российским праздником, как “старый новый год”, и пожелать нам всем, чтобы в 2000 году доктрина была принята, а главное - начала исполняться, пожелать нам всем такой власти, которая сама была бы образованной и не перекрывала народу кислород.

Спасибо за внимание! (Аплодисменты).

Опубликовано:
Первое сентября. - 2000. - 1 февраля. - № 8. - С.1.
Школа духовности. - 2000. - № 1. - С. 47-50.