Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыСтенограммы пресс-конференцийПресс-конференция для омских журналистов

Пресс-конференция для омских журналистов

Уважаемые коллеги по четвертой власти! Благодарю вас за то, что в этот день вы находитесь в этом прохладном зале, а не на берегу Иртыша. Во-вторых, я могу сказать, что схема работы будет, наверное, традиционной: короткое выступление, а затем – ваши вопросы.

Начать я хочу с того, что Президент, премьер-министр дали очень высокую оценку работе Госдумы. Нам сказали: Молодцы! Так держать! Ну, и дальше, как положено в хоккейной формулировке: Шайбу! Шайбу! Действительно, Государственная Дума приняла много очень важных законов, но в оценке этих законов я, к сожалению, не могу согласиться ни с Президентом, ни с Председателем правительства. По моему мнению, весной 2001 года мы пережили очень серьезные по плотности социальные изменения, сравнимые только, пожалуй, с изменениями, которые происходили при Правительстве Гайдара в 91-92-м году. Не все из них еще осмыслены обществом, и я думаю, что неслучайно стремление провести их как можно быстрее, давая возможность депутатам Госдумы продлить свою весеннюю сессию. Мне представляется, что где-то до Президентского послания правящая элита России (Президент, его команда, Правительство) все-таки пытались, как раньше говорил Б. Ельцин, играть роль руководителей всех россиян. Весной этого года произошел перелом, команда Президента сделала выбор в пользу представления интересов даже не всего класса предпринимателей, а сравнительно узкой группы этих предпринимателей, связанных главным образом с сырьевым сектором экономики и работающих главным образом на экспорт. Государственная же Дума: и первая, и вторая, и в какой-то степени третья – была “зонтиком”, защищавшим население от крайностей того, что у нас называется реформами, а на самом деле представляет собой революционное разрушение. Сейчас таким “зонтиком” Дума быть перестала, превратившись в машину, аппарат, который принимает все, за редким исключением, решения, которые ей предлагают. Ну, если кто-то из вас всерьез наблюдал голосование по Земельному кодексу, то Правительство даже не утруждало себя объяснением того, почему оно против той или иной поправки. Оно просто говорило: Правительство “против”. И этого было достаточно, чтобы четыре фракции дружно голосовали как по мановению волшебной палочки. Я думаю, что сейчас не нужно читать ни советских, ни антисоветских газет, ни перед обедом, ни перед завтраком (если вспоминать профессора Преображенского), нужно прочитать президентское послание Федеральному Собранию, бюджетное послание Президента стране и сравнить это с теми законами, которые принимает Государственная Дума, для того, чтобы убедиться в истинности моих заявлений. Позвольте привести некоторые примеры.

Президент сказал, что нам надо принимать Трудовой кодекс в правительственном варианте. Государственная Дума приняла Трудовой кодекс, правда не в правительственном, а в так называемом согласованном варианте. Этот вариант был “согласован” довольно сильно профсоюзами и почти не отличается от правительственного. Правовое управление Госдумы дало заключение о том, что Трудовой кодекс противоречит статье № 55 Конституции РФ, пункт № 2 которой утверждает, что в России не должны приниматься законы, ограничивающие общепризнанные права и свободы граждан страны. На чем базировалось такое заключение? На фактах. Откроем новый Трудовой кодекс. 57-ая статья: Срочные контракты. До сих пор в России подавляющее большинство контрактов – бессрочные. Только три случая, когда можно заключать краткосрочные контракты. Сейчас статья № 57 количество таких контрактов намного расширила. Предлагается заключать краткосрочные контракты со всеми пенсионерами (примерно 18 млн. человек). Мне могут сказать: И правильно! У нас и так мало рабочих мест, пенсионеры у нас должны уходить на заслуженный отдых. Но, во-первых, не все пенсионеры хотят уходить на заслуженный отдых при нищенских пенсиях. А, во-вторых, самое интересное, все экономисты (правительственные, думские, любые) говорят, что очень плохое соотношение между работающими и пенсионерами, поэтому на самом деле страна заинтересована в том, чтобы пенсионеры продолжали работать, а мы их переводим на краткосрочные контракты. Далее. Предлагается переводить на краткосрочные контракты всех работников малых предприятий (где число работников до 50 человек), а так же тех, кто работает на индивидуальных частных предприятиях. Точных данных, сколько таких работников в России, у меня нет, но думаю, что не менее 5 млн. человек. Далее. Предлагается заключать срочные контракты во всех случаях, когда расширение производства носит заведомо временный характер. Под это дело попадает весь оборонный заказ, все оборонные предприятия, но самое главное даже не это. По большому счету при рыночной экономике любое расширение производство имеет временный характер. Рыночная экономика, как известно, развивается циклично (подъем – спад – кризис и т.д.). Поэтому под такую норму закона можно подвести всех, кого угодно в сфере материального производства и в сфере обслуживания. Далее. Статья № 129 Трудового кодекса разрешает платить заработную плату натурой, исключая только водку, патроны и наркотики. Никаких ограничений нет. Далее. Статьи № 94, 99 и др. позволяют привлекать женщин к труду сверхурочному, в выходные и праздничные дни, и что особенно интересно – в ночное время. Далее. Многие средства массовой информации объявили, что профсоюзы обменяли сокращение прав профсоюзов на повышение заработной платы. К сожалению, это верно только на половину. Действительно, закон сокращает права профсоюзов, теперь работника можно будет уволить не по согласованию с профсоюзами, а с учетом мнения профсоюзов. “Мы посовещались, и я учел”. Но, к сожалению, прямого повышения заработной платы в кодексе нет. Если вы внимательно прочитаете статью № 131 Трудового кодекса, то в ней говориться, что заработная плата действительно должна стать не ниже прожиточного минимума, но она должна устанавливаться специальным федеральным законом. Есть закон – есть зарплата, нет закона – нет зарплаты. В порядке справки: почему-то не все даже бюджетники знают, видимо, не удается попасть в омские средства массовой информации, вопросы задаются постоянно. Президент РФ уже прислал отрицательное заключение на законопроект, соавтором которого я являюсь, о том, чтобы минимальная заработная плата уже в следующем, 2002 году была не ниже 60 % от прожиточного минимума, а в 2003 году, чтобы она вышла на полный прожиточный минимум. Но Президент считает такой закон не актуальным и, что этот вопрос нужно решать законом о бюджете. Никаких обещаний о резком повышении заработной платы в ближайшее время давать нельзя.

С другой стороны другой закон, где я являюсь членом согласительной комиссии с Правительством, согласован сейчас в следующем варианте: с ноября 2001 года ставка первого разряда единой тарифной сетки увеличивается со 132 до 450 рублей, это здорово. Но зато коэффициенты тарифной сетки сжимаются с 10,07 до 4,5. Мы пошли, скрипя сердцем, на этот закон (в противном случае нам обещали только поднять на 20 % заработную плату с 1 сентября). Поскольку этот закон предполагает повышение зарплаты, скажем по шестому разряду, примерно в 2 с небольшим раза (это зарплата медсестры), по двенадцатому разряду – в 2 раза -это зарплата учителя) и в 1,5 примерно раза по 18 разряду (зарплата ректора).Это все-таки не 20 % как вы понимаете. Мы выбрали плохое, но далеко не худшее. Тем не менее, этот закон (а мы надеемся, что он будет принят) предполагает следующее. К концу 2002 года по оценкам экспертов прожиточный минимум в России составит примерно 1800 рублей (сейчас он в среднем по России – 1300, а Омской области – 1440 рублей, то сейчас минимальная заработная плата составляет около четверти от его величины). Следовательно, к концу 2002 года “минималка” (450 рублей) тоже составит четверть от величины прожиточного минимума (1800 рублей).

Идем дальше. Дело в том, из России каждый год вывозится около 20 млн. долларов за границу, Президент к этому прибавил, что нельзя “держать капитал на привязи, он должен свободно перемещаться”. Я думаю, что комментарии излишне. Все новые русские дружно восприняли это как разрешение тащить, вывозить и отмывать. Правда, на законном основании это сделать не всегда можно, теперь через Государственную Думу с огромным нажимом был продавлен закон, отменяющий обязательную продажу валютной выручки Центральному банку. Вопреки требованиям профильного комитета Глазьева, ЦБ, вопреки здравому смыслу. Почему я говорю о том, что этот закон облегчает вывоз капитала? Сейчас, по действующему положению, каждый экспортер из России (а мы вывозим, по крайней мере, на 80 млрд. долларов сырья в год) обязан примерно три четверти валютной выручки продавать ЦБ для того, чтобы увеличивать резервы, стабилизировать рубль и т.д. Это положение отменяется законом, принятым Госдумой. Агрессивно-послушное большинство Государственной Думы голосует за все, что ему предлагают, даже если это идет вопреки здравому смыслу. Я уверен, что закон будет принят Советом Федерации, подписан Президентом, поскольку именно президентская администрация и Правительство через Госдуму его и продавливало. Это значит, что еще хуже будут платиться заработные платы, еще труднее будет рассчитываться по долгам с “оборонщиками”, с бюджетниками, по долгам по детским пособиям за 99-2000 годы, по методической литературе для педагогов. Фактически закон отвечает интересам только одной группы людей – так называемых олигархов, которые заинтересованы в том, чтобы продолжать вывозить капитал за границу.

Идем далее. Президент, правда, не говорил, что в России надо хоронить ядерные отходы, но Госдума пошла здесь, если так можно сказать, впереди. При поддержке Президента и Правительства через Государственную Думу был продавлен закон, который позволяет ввозить в Россию отработанное ядерное топливо и перерабатывать его на территории РФ. Самое забавное, что министр иностранных дел Германии Йошка Фишер, на предложение ввозить на территорию России из Германии ОЯТ заявил, что это безответственно по отношению к народу России. Немецкий министр, похоже, заботится о нашем населении больше, чем наше Правительство и большинство Государственной Думы. Нам обещают от этого закона доходы примерно 20 млрд. долларов в течение 10 лет. Еще раз напомню, что мы ежегодно вывозим собственных 20 млрд. долларов. Сопоставление, думаю, очевидно. Это не факт, как нам обещают, что эти деньги пойдут на реабилитацию экологически зараженных зон. Хотя во главе комиссии поставлен Ж. Алферов, но боюсь, что им будут только прикрываться, а реальной власти он иметь не будет. Тем более, что в условиях терроризма на территории РФ, в условиях перегруженности России загрязняющими ядерными материалами, этот закон считаю неправильным. Я голосовал “против”.

Идем дальше. Президент РФ заявил, что надо ускорить принятие Налогового кодекса. Госдума приняла новый закон о налоге на прибыль, оценка которого противоречива, но, с моей точки зрения минусов больше, чем плюсов. Плюс у этого закона один: налог на прибыль снижается с 35 до 24 %. Но, какой ценой. Первое: производственники лишились так называемой налоговой льготы. Те, кто тратил деньги не на балы, шикарные автомобили, загранпоездки и т.д., а вкладывал в производство, могли получить льготу в размере половины всего налога, то есть не 11 %, а 17,5 %. Вместе с тем ликвидированы почти все льготы для социальной сферы (для науки, медицины, культуры, образования, средств массовой информации). В переводе на русский язык скажу, дороже станут медикаменты, платные образовательные услуги, “вылетела в трубу” правительственная же идея создания Попечительских советов, потому что какой же нормальный человек будет отдавать деньги школе через кассу, чтобы 24 % из них тут же отобрали. Все будет делаться “черным налом”. Ну, и, наконец, сильно пострадали СМИ, уважаемые коллеги. Ирония судьбы заключается в том, что СМИ, выражаясь языком Президента, “мочат” левые фракции, но только они голосовали за сохранение льгот для СМИ. В моей омской приемной есть результаты голосований, если будет желание опубликовать когда-нибудь, мы их обязательно передадим. К сожалению, не только СМИ пострадают от этого Налогового кодекса, по оценкам Министерства образования к сентябрю следующего года в результате отмены всех налоговых льгот, средняя цена учебника для первого класса может подняться до 100 рублей. Если учитывать, что комплект учебников для первоклассника составляет 9 штук, то каждый родитель только на учебники вынужден будет потратить 900 рублей. Плохо ли, хорошо, но в советский период, не могу сказать, что мы были самыми читающими, но одними из самых читающих (есть социологические исследования, которые это подтверждают). Сейчас все показатели (количество выпускаемых книг, количество прочитанных книг на душу населения) упали в 3 – 4 раза, и мы сильно отстали от передовых стран по этому вопросу.

Идем дальше. Государственная Дума приняла закон о лицензировании отдельных видов деятельности. С одной стороны, это дело благое, надо облегчить работу нашего малого бизнеса, с другой стороны. Правительство пытается, как всегда лечить головную боль с помощью гильотины. Только 3 поправки удалось принять Госдуме вопреки воле Правительства. А именно: мы восстановили лицензии на медикаменты, лицензирование атомной энергетики, образования. Моя поправка набрала ровно 226 голосов. Ровно столько, сколько нужно для принятия. Скажу в порядке юмора, что перед этим у меня состоялся разговор, как у выпускника Омского педагогического университета с выпускником Омского классического университета – Германом Грефом. Сначала я долго объяснял Герману Оскаровичу, почему нельзя отменять лицензирование в образовании. Потом он сказал, что это для них вопрос не принципиальный, и они активно против него выступать не будут. А потом говорит: Ну, Вы уж не сильно переживайте. Я ему ответил: Да, я не за себя переживаю. Представьте себе, что если не пройдет эта поправка, то кто-то на совершенно законных основаниях в ОмГУ может открыть отделение дополнительного образования под названием “Русская гейша”. Повторяю, поправка прошла, удалось сохранить и некоторые налоговые льготы в образовании. Короче говоря, в результате принятия Налогового кодекса теперь у нас в России все поставлены в одинаковые условия. Это уже не первый случай, когда принцип казарменного коммунизма используется для развития бандитского капитализма. Я имею в виду ваучерную приватизацию. И теперь нам говорят: зато поровну все будут платить одинаковый налог.

Наконец, Государственная Дума приняла недавно во втором чтении Земельный кодекс. По сравнению с первым чтением он стал немного лучше в двух отношениях. С одной стороны, ограничено право иностранцев скупать землю в приграничных областях. У нас сейчас уже активно скупают землю в Хабаровском крае китайцы, в Ставропольском и Краснодарском - граждане из ближнего зарубежья и т. д. С другой стороны, объясняется, что такое “земли, ограниченные в обороте”. Говорится, что такими землями называются те земли, которые будут продаваться на основе специальных законов. Это значит, что после принятия этих специальных законов в оборот будут запущены леса (62,5 %), пахотная земля (около 25 %), водные объекты (несколько больше 1 %). Это значит, что городские земли будут продаваться без всяких ограничений. Еще раз сошлюсь на официальное мнение Союза архитекторов России, которое заключается в том, что городские земли в Европе не продаются, а сдаются в аренду. Почему? Потому что без этого невозможно отследить архитектурный облик города. Сошлюсь опять же на мнение А.М. Каримова, что проданные по низкой цене земли в районе строящегося моста теперь приходится выкупать по несравнимо более высокой цене. Если это рыночная экономика, то я тогда плохо представляю себе, что такое сумасшествие.

Идем дальше. Не надо думать, что депутаты все время только штамповали принимаемые решения, мы пытались, (я имею в виду, прежде всего, представителей левой оппозиции) делать попытки сохранить социальную защищенность нашего населения. Ну, например, Правительство предлагает нам Пенсионную реформу, и Государственная Дума приняла в первом чтении блок законов о Пенсионной реформе. В этом блоке предлагается: первое – сделать Пенсионный фонд некоммерческой организацией, практически снять с государства ответственность за пенсионные деньги; второе – нет механизма индексации. Грубо говоря, если сейчас человек 35-ти лет вкладывает деньги на свой персональный счет, то в 60 лет он будет получать с той же суммы, что и вкладывал. Что будет с такими деньгами, я думаю, вы представляете: при инфляции, которая в этом году составит более 20 %. Далее. В этом законе предлагается отменить пенсию за выслугу лет для учителей и медиков. И, наконец, в этом законе требуется пожертвовать интересами ветеранов во имя будущего, более молодого поколения. Часть пенсионных денег предлагается перечислять в резервный фонд, из которого потом платить по индивидуальным персонифицированным счетам. То есть пенсии ветеранов будут расти значительно медленнее, чем они могли бы расти, если бы сохранилась прежняя система. Что мы пытаемся делать в этой ситуации по Пенсионной реформе? Мне довелось быть соавтором закона, которым мы пытались вернуть в пенсионный стаж так называемые “нестраховые” периоды (уход за детьми, северные коэффициенты, военные коэффициенты). К сожалению, Президент отклонил этот закон. Мне удалось договориться с Зурабовым (я не только критикую, но и пытаюсь договориться с правительственными чиновниками), и мы приняли в первом чтении Постановление Госдумы о том, что пенсии за выслугу лет для учителей и медиков будут сохранены в том порядке, в котором они находятся сейчас. Это, конечно, крупное достижение, если оно будет выполнено. До сих пор Правительство на такую уступку не шло. Вообще мне удалось быть соавтором 23-х законов разного достоинства и качества. Например, очень важный закон – альтернативный проект Трудового кодекса. Да, я считаю, что профсоюзы пошли на слишком большие уступки правительству. Напротив, в альтернативном проекте Трудового кодекса предусматривается сохранить все действующие права профсоюзов, все установленные права работников. Предполагается за работу в ночное время платить вдвойне. И мы не нарушаем международную норму, о том, что женщины не должны привлекаться для работы в ночное время. А за сверхурочную работу, соответственно, увеличивать заработную плату. Предполагается поэтапный переход к 35-часовой рабочей неделе, как это есть, например, во Франции; предполагается доступ работников к информации о деятельности фирмы, как это есть, например, в Польше. Иногда получается так, например, в фирме “Аэрофлот” диспетчерам говорят, что нет денег на зарплату, они бастуют, а в это время у фирмы 100 млн. долларов на счетах. Мы хотим, чтобы в случае ликвидации или реорганизации предприятия, работники имели право принимать участие в собраниях акционеров с правом решающего голоса. И это - не выдумка, это международная практика некоторых стран.

Помимо этого мне удалось быть соавтором многих законов, связанных с образованием. Из них я скажу только об одном. Закон “О дополнительном образовании” принят Госдумой в трех чтениях. Этот закон отчасти омский, проводились Парламентские слушания в 1999 году, в период выборной компании. Приезжал министр образования. Очень интересно, благодаря средствам массовой информации, один из каналов показал ухо Смолина, автора закона, после этого пригласил А.К. Веретено и попросил обращаться к нему, как к главному эксперту в области дополнительного образования. Вот теперь этот закон принят. Он имеет все шансы пройти через Совет Федерации и Президента, потому что мы приняли почти все поправки Президента и Правительства РФ. Что он даст? Там две ключевые идеи.

Первое. Определить равный статус учреждений дополнительного образования с учреждениями основного образования (школами, вузами, техникумами, ПТУ). Например, если устанавливается льгота по арендной плате или по коммунальным услугам, то они должны устанавливаться для всех. Дополнительное образование – такая же важная система, как и любая другая, потому что невозможно развить личность ребенка только за счет школьной программы. Я еще не забыл свою школу и помню, что тогда у меня была возможность заниматься в шахматном кружке, в гимнастическом кружке, в музыкальной школе, кататься на катке и т. д.

Вторая позиция – это равный статус педагогов дополнительного образования с другими педагогами. Там принята поправка Смолина о том, что ограничения педагогов дополнительного образования в оплате труда, сроках выплат не допускаются. Наверное, преподаватели музыкальных, художественных школ вспомнят нас добрым словом, потому что для них устанавливается такая же недельная нагрузка, как и для других педагогов – 18 часов.

Не буду перечислять все законы, мне кажется, что пора переходить к ответам на вопросы. Мне представляется, что курс, который сейчас проводит Президент, Правительство и большинство Госдумы, можно было бы назвать следующим образом – это попытка выйти из катастрофы за счет бедных и нищих. Другой вариант того же названия – это экономика против человека. Социальной сфере нанесен новый серьезный удар, и думаю, что не последний. Вижу свою задачу в том, чтобы по максимуму сохранять социальную направленность нашей экономики. Готов ответить на ваши вопросы.


Сейчас не только много говорят о реформировании железной дороги, но и о реформировании всех естественных монополий в целом. Разные специалисты дают разные оценки этим проектам реформы. Позволю себе привести две оценки, одна касается РАО ЕЭС, другая – железных дорог. Мне очень понравилась одна оценка по поводу РАО ЕЭС, озвученная радио “Свобода”. Он сказал примерно так: представьте себе, что у Вас устарела машина, пришли в негодность ее основные части. Вы предлагаете мотор, коробку передач, колеса продать, а руль оставить себе. Вот примерно так оценивается план реформы РАО ЕЭС, предложенный Анатолием Чубайсом и поддержанный Германом Грефом.

Теперь, что касается железных дорог. До сих пор железные дороги в России – это одна из наиболее стабильно работающих систем, может быть, потому что она подверглась реформированию меньше других. Точнее, не реформированию, а революционному разрушению. У нас на железных дорогах уровень катастроф ниже, например, чем в Великобритании. Это заслуга наших железнодорожников. Сохранится ли это наше преимущество? Не уверен. Нам предлагают все те же самые механизмы. Первое. Приватизация той части инфраструктуры, которая не связана на первый взгляд напрямую с железными дорогами. Как будут строиться отношения основного производства с этой приватизированной отраслью, сказать не возможно. Нам предлагают сократить количество железнодорожников примерно, в два раза. Железнодорожники когда-то просили меня голосовать за “Кодекс восьми”, но сейчас, к сожалению, по новому Трудовому кодексу профсоюзы не смогут решать вопрос о сокращении, они просто могут высказать собственное мнение. Предлагается перевести машинистов на работу в одно лицо, то есть без страховки фактически. Что будет с составом, если с машинистом что-нибудь случится? Предлагается увеличить плечо пробега, работа будет резко интенсифицирована, но, я боюсь, что хоть прибыли железной дороги увеличатся, но пассажиры могут проиграть.