Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыСтенограммы пресс-конференцийПрезентация книги о.н. смолина «образование — для всех. философия. экономика. политика. законодательство»

Презентация книги О.Н. Смолина «Образование — для всех. Философия. Экономика. Политика. Законодательство»

. Москва. Здание Государственной Думы РФ

Олег Николаевич Смолин: Добрый день, дорогие друзья! Я благодарю всех, кто пришёл сегодня на презентацию книги и на мой скромный день рождения. Действительно, благодарю, потому что мы сегодня приглашали близких людей, старались, чтобы было как можно меньше официоза, как можно больше неформальности.

Как положено в России, у нас ведущий нашей сегодняшней презентации слегка задерживается, он будет очень скоро. Он бежит с лекции из Московского государственного университета - это профессор Александр Владимирович Бузгалин.

Позвольте мне начать с того, что я хочу сделать маленький подарок самому себе. Прежде чем говорить о книге "Образование - для всех" мне будет очень приятно, а, может быть, даже это будет немного интересно и вам, вспомнить первых учителей моей жизни - моих родителей. Между прочим, многолетнего директора школы Николая Трофимовича Смолина и учительницу, многолетнюю учительницу школы сельской сначала, потом городской - Анну Фоминичну Смолину. К сожалению, обоих уже нет сейчас с нами, но, честное слово, если что-то в жизни удалось, то первая и главная заслуга, не только физическая, но и духовная, первая заслуга их.

(Идёт демонстрация фильма "Родители мои - крестьянские дети, но уже - настоящие русские интеллигенты».)

Бузгалин А.В. Добрый день, дорогие друзья и коллеги!

Мы сегодня здесь на удивительной встрече. После того фрагмента даже говорить как-то сложно. На самом деле, душа просит, наверное, музыки, песен, чего-то такого. Но наша жизнь состоит не только из этого. Наша жизнь состоит из очень большой, очень серьёзной работы. И Олег Николаевич - это тот человек, который в ней, может быть, даже чересчур. Не знаю, как вы, но я был бы счастлив, если бы он больше пел для нас, но вот так не получается.

Дело в том, что мы здесь сегодня не только для того, чтобы поздравлять его с днём рождения, хотя это совершенно замечательно, но и для того, чтобы сказать несколько слов о его деятельности и о книге, о замечательной книге "Образование - для всех", в которую он вложил и труд, и сердце, и душу, и огромное количество работы не только по написанию, но и по развитию этих идей, их пропаганде, обсуждению.

Я думаю, это, наверное, самое главное или, может быть, одно из самых, самых главных в деятельности Олега Николаевича Смолина. И, если я не ошибаюсь, у нас есть ещё один небольшой фрагмент об образовательных проблемах, о деятельности Олега Николаевича в этой сфере.

Олег Николаевич, мы его можем сейчас посмотреть, наверное, да? Тогда давайте посмотрим этот фрагмент, а потом, может быть, несколько слов скажут коллеги Олега Николаевича.

(Идёт демонстрация фильма.)

Бузгалин А.Н. Действительно, хочется поаплодировать. Говорят, что один в поле не воин, но опыт показывает, что в ряде случаев и один может сделать такое, что не под силу огромным коллективам, хотя, наверное, было бы лучше, если были бы коллективы. И, я надеюсь, что Олег Николаевич не один, и нас действительно здесь много и очень много тех, кто работает с ним рука об руку и старается помочь, и сделать то, ради чего мы все и живем на белом свете - чтобы наше образование развивалось.

Я очень рад сегодня поприветствовать здесь очень многих гостей, я исключительно выполняю функцию ведущего, поэтому постараюсь говорить поменьше. Предоставляю слово Николаю Дмитриевичу Никандрову, президенту Российской академии образования.

Никандров Н.Д. Дорогой Олег Николаевич, дорогие коллеги, действительно я не только о себе говорю, я говорю от достаточно большого коллектива Российской академии образования, хотя я здесь не один. У нас есть представители академии. Вот Николая Ивановича вижу, Михаила Викторовича. Кое-кто говорил с экрана, и вы их видели.

Я начну с того, что в академии есть разные точки зрения. И вот если внимательно анализировать то, что было сказано сегодня, пока что с экрана, прежде всего, может быть, это заметили. Кое-кто является решительным сторонником полной либерализации образования, и эти слова здесь звучали. Я повторяю, пока звучали с экрана. И у меня сомнения по поводу полной либерализации образования. Но всегда слышен голос Олега Николаевича Смолина.

Говоря о себе лично, я могу сказать, что у меня довольно давно безнадежное соревнование с Олегом Николаевичем проходит, то есть, кто быстрее действует: я читаю, или он пишет? Я не успеваю так быстро читать все то, что Олег Николаевич пишет, хотя стараюсь. Вообще, если говорить о том, что он пишет на внутреннем уровне, в Госдуме, и некоторые крохи этого материала доходят до меня в официальном или неофициальном плане, тогда я точно заранее могу сказать, что я это соревнование проиграю. Хотя, как древние римляне говорили: пока дышу - надеюсь.

Но я этому проигрышу рад по одной простой причине: каждое появление новой книги Смолина, книги или небольшой брошюры - это действительно событие. Это событие, конечно же, для него самого, это событие для тех, кому дорого образование.

Я в своё время первый прочитал в некотором целостном виде то немногое, что тогда, на том этапе, где-то это было в начале 90-х годов или близко к середине, было опубликовано в небольшой брошюре "Куда несёт нас рок событий?" или влечёт нас рок событий (по памяти), несёт, по-моему.

Это было уже после того, как пришёл к власти Борис Николаевич Ельцин и его команда. У меня не было иллюзий относительно того, что многие из этой команды и сам Борис Николаевич не несёт нам добро. Я знаю, что здесь идёт запись, может быть, не стоит говорить, но я это всё-таки скажу.

Другое дело, что я не считаю себя, скажем, политиком или экономистом, в таких вот серьёзных форумах не выступал, на которых тогда приходилось выступать, допустим, Смолину. Но сомнения у меня действительно были. А, когда я прочитал эту небольшую брошюрку, я даже сейчас помню, как она выглядела, небольшая, беленькая с какими-то названиями в начале. Я понял, что, да, действительно, я прав, потому что меня поддержал в этих моих мнениях, тогда достаточно пессимистичных, Олег Николаевич.

Могу сказать тоже откровенно: у нас есть некоторые расхождения во мнениях. Мне кажется, что, в общем, сейчас развитие образовательных дел и вообще дел в России более позитивно, чем иногда можно судить по выступлениям Олега Николаевича. Я не могу этого не сказать.

Но мне всегда важно, что, во-первых, Олег Николаевич следит за этими делами и может очень компетентно, очень обоснованно выразить свою позицию. Причём, ещё один момент не могу не отметить - его позиция выражена в очень интересном языковом окружении. Речь Олега Николаевича - образец для очень многих. Я считаю, что это очень важно. Ведь, что мы сейчас видим и слышим? Это иногда вызывает сомнение. Просто для того, чтобы некоторое развлечение, я даже немножко, может быть, злоупотреблю регламентом, но всё же. Вот недавно мне выудили из Интернета прекрасную сказку о царе Салтане, которую никто из присутствующих не читал, я вас уверяю.

Первые строки этого произведения звучат так: "Три девицы у окна обкурились до хрена. Кабы я была царицей, - говорит одна девица, - у меня бы старый пень дуба дал на третий день". Всё остальное в таком же духе.

Я считаю, что это очень остроумно, но это безобразие, тем не менее. Можно рассказать анекдот о смерти собственной матери? Абстрактно говоря, можно. Но что это было бы? Так вот, я считаю, что, когда мы национальное достояние российское, русское, всемирное вот так портим - это ужасно.

Речь Смолина - всегда, я бы сказал, речь образцовая. И это тоже очень важно. Но важнее, конечно, другое. Это было сказано с экрана Иваном Ивановичем Мельниковым, что Смолин - лучший специалист по образованию. Потом или добавил, или поправился: по образовательно-законодательной проблематике.

Действительно, я не знаю настолько опытного человека, который бы держал в памяти и в сердце я думаю тоже, все дела российские образовательные и так умело мог об этом сказать.

Я помню, как принимался закон об образовании 1992 года. Как он в другом варианте уже прозвучал в 1996 году. И там были такие тонкие моменты, я не смог определить, была ли конкретная роль Олега Николаевича вот в этом преобразовании, но очень интересные. Помните, в первом - 1992 года варианте - было сказано: "Образование - это обучение и воспитание в интересах личности, общества и государства".

А в 1996 году было написано: "Образование - это воспитание и обучение в интересах человека, общества и государства". Сменилась приоритетность, воспитание поставлено на первое место. Сменилось название "личности" на "человека".

В русскоязычном варианте "человек" звучит гораздо богаче, чем личность. При всей важности таких слов как "личностно-ориентированное обучение" и всякие прочие вещи.

Мы всегда рады, когда Олег Николаевич у нас бывает. Это бывает не часто. Здесь я могу сказать, что это могло бы быть и чаще. Мы знаем, что всегда мы получим помощь в понимании каких-то проблем. И здесь даже не так важно, что могут быть какие-то расхождения минимальные во мнениях.

По большому счету, Олег Николаевич все же оптимист. Повторяю, мне думается, что сейчас развитие идет позитивное во многом. У Олега Николаевича позиция несколько иная. Я считаю, что нас объединяет другой и очень важный, и всеми, наверное, очень любимый человек, которого давно с нами нет, это Ломоносов. Он говорил о том, касаясь нашей российской истории, правда, давней, а сейчас уже живем в этой истории, он говорил о том, с чем, как знаю точно, Олег Николаевич согласен. Я думаю, что это очень важно. Он говорил, что "народ российский от времен глубокой древности сокровенных до нынешнего века толь многие видел в счастье своем перемены, что от вне нанесенные междоусобные войны рассудит, в великое удивление придет, что толь многих настроений и разделений не токмо не расточился, но высочайшей степени величества и славы достигнул. Каждому несчастью стало восстановление большее прежнего противо мнения и чаяния многих только довольно предки наши оставили на память, что применясь к летописателям чужих писателем чужих народов, на своих жаловаться не найдем причины".

Я думаю, что это точно так. Мы говорили с Олегом Николаевичем об этих вещах. Я думаю, что очень много хорошего нам предстоит в России и в российском образовании. Я очень рад, что за это борются очень интересные люди, в частности Олег Николаевич Смолин, которого я очень люблю и очень уважаю, и уверен, что я разделяю мнение и здесь присутствующих, и очень многих отсутствующих, и, конечно, тех, кто сегодня пришел и не пришел из Российской академии образования.

Всего вам самого доброго, Олег Николаевич. (Аплодисменты).

Смолин О.Н. Спасибо огромное.

Друзья, на правах хозяина минутная реплика. В шутку. Есть некоторая разница между оптимистом и пессимистом. Пессимист говорит: "Ой, как плохо, хуже некуда, хуже, наверное, уже не будет", - а оптимист говорит: "Будет, будет".

А если серьезно, то ещё в году 1994-м, выступая на форуме организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, я закончил свою речь, я точно уже не помню, но смысл был такой, что как специалист я понимаю, что положение, в котором мы оказались, очень сложное, и нам будет трудно преодолеть трудности, которые мы сами перед собой воздвигли, но как гражданин я прекрасно понимаю, что другого пути у нас просто-напросто нет.

Спасибо.

Бузгалин А.Н. Спасибо, Олег Николаевич, за эти замечательные оптимистические слова.

Геннадия Николаевича Селезнева вам представлять не надо, пожалуйста, вам слово, Геннадий Николаевич.

Селезнев Г.Н. Спасибо. Дорогие друзья, сегодня действительно у нас два прекрасных повода.

Первое. Поздравить Олега Николаевича с его хорошей и красивой круглой датой.

Второе. Это очередная его книга, которую он выпустил в канун своего дня рождения. Я уже сказал ему полушутя, полусерьезно, что все, что выходит из-под твоего пера - бесценно. Он не только хороший специалист в своем деле, но он ещё хороший публицист, блестящий полемист и пишет азартно. Не знаю, как эта книга, я ее ещё не читал. Я тебе, Олег Николаевич, даю идею: следующую книгу надо выпустить по тем поправкам, которые ты вносил в законодательство Российской Федерации, и которые наше думское большинство просто-напросто влет отметало, потому что не свой, не в той партии состоишь. А сами по себе поправки бесценны. Они касались не только законов, связанных с образованием, по сути дела, ни один закон не проходит без поправок Смолина все, что касается социальной сферы. Всегда есть присутствие депутата Смолина. Всегда он аргументированно доказывает, а ты думаешь: будь каждый депутат свободен от каких-то обязательств, бесспорно, он за это проголосовал. Но, к сожалению, по-другому устроена жизнь.

У нас один в сегодняшней Думе незрячий депутат, но когда смотришь на выступления Олега Смолина, на то, что он предлагает, как он оценивает сегодняшнюю жизнь, такое ощущение, что он зорче, чем 90 процентов депутатов, не только с точки зрения образования, он видит реальную жизнь. Не виртуальную жизнь, которую нам пытаются навязать через экран телевидения, через другие средства массовой информации, он видит реальную жизнь. Ему жизнь эта далась нелегко. Он сам себя сделал в этой жизни. Но и он топчется по той земле, как было в фильме показано, по той сельской тропинке, среди людей. И он лучше всех эту жизнь знает.

И, конечно, понятно его, иногда, больную душу, когда он с такой страстью доказывает и объясняет, что на существующую пенсию жить нельзя, что на существующую систему образования рассчитывать для бедной семьи нельзя. Что даже хороший национальный проект образовательный, на что даёт деньги семье? Разрешается потратить в 2010 году 250 тысяч рублей. На что? На образование? То есть, мы что? Уже пришли к тому, что с 2010 года наше образование, тем более высшее, будет платным?

Видимо, такая скрытая логика всех вот этих вот денежных кредитов, которые можно будет потратить на образование. Поэтому я хотел бы пожелать Олегу Николаевичу крепкого здоровья, чтобы он тоже понимал, что хотя и говорят: один в поле не воин, он - воин. Он - воин и у него очень много сторонников.

И я вижу, с каким уважением к нему относятся депутаты разных фракций. Но я повторяю, что они не свободны, не самостоятельны в том, чтобы поддержать все эти идеи, которые всегда приносит Олег Николаевич Смолин.

Я от всей души поздравляю и с книгой, и с Днём рождения! И желаю тебе всего самого-самого доброго на твоём непростом боевом пути!

(Аплодисменты).

Бузгалин А.Н. Дорогие друзья, мы продолжаем наш разговор на наши две замечательные темы - это и юбилей Олега Николаевича, и книга, о которой мы здесь говорили. На самом деле, своего рода "фракция Смолина", по-моему, в Государственной Думе присутствует. Во всяком случае, судя по общению многих депутатов, это действительно так. Но, мне кажется, было бы очень важным, если бы мы вспомнили сейчас и ещё об одном важнейшем направлении деятельности и Смолина, и связанных с ним людей, это научная работа, научные проблемы.

У нас есть совсем небольшой фрагмент, но очень важный фрагмент, поскольку без этого, по-моему, дальше идти нельзя. Потом ещё немало выступлений.

(Идёт демонстрация фильма.)

Бузгалин А.Н. Вы знаете, дорогие друзья, у ученых есть удивительная способность оставаться бессмертными не только с утра, но и на всю жизнь. Здесь много говорили об Олеге Николаевиче, и я позволю себе только одну маленькую реплику прежде, чем дать слово для выступления всем остальным великим людям. Это ученый, и его научные работы останутся тогда, когда, может быть, никто особенно не будет вспоминать про Государственную Думу того или другого созыва, тем или другим тихим или не очень словом, это не к тому, что Государственная Дума делает что-то не то, а к тому, что есть и другая часть нашей жизни, которая вечна и многовариантная по отношению к политике. И про нее, я думаю, нам тоже не стоит забывать, но сегодня мы говорим не столько о науке, сколько об образовании.

И я очень рад, что есть возможность предоставить слово Михаилу Петровичу Карпенко - ректору Современной гуманитарной академии, если вы не возражаете.

Карпенко М.П. Спасибо за предоставленную возможность выступить по книге Олега Николаевича и оценить его самого как человека, как политического деятеля.

Что касается его книги, то я как настоящий россиянин скажу, что я её не читал, но имею свое мнение, как это положено. Но это мнение мне очень легко сформировать, поскольку я знаю всю концепцию Олега Николаевича, не раз он выступал, не раз я слушал его выступления, не раз по деловым поводам мы с ним общались, не раз мы приходили с нашими мыслями и просили его поддержки как депутата Государственной Думы. Он сумел найти такую очень важную нишу политическую - образование для всех. Что может быть важнее, что может быть более весомо в социальном смысле? Мы тоже увлечены этой же идеей образования для всех, правда, мы увлечены этим с другой стороны. У него подход с социальной стороны, а у нас подход с технологической стороны. Мы радеем за дистанционное образование, как сейчас говорят, информационно-коммуникационное образование.

Я должен сказать, что в этом плане многое было сделано. В частности, был проведен прекрасный эксперимент широкомасштабный с 97-го по 2002 год, пятилетний был эксперимент по дистанционному образованию, который закончился тем, что в законы, в два главных наших закона об образовании и о высшем и послевузовском профессиональном образовании, были внесены существенные поправки при большой, я бы сказал, организационной и творческой помощи Олега Николаевича. Однако, с 2002 года прошло уже пять лет, и что мы сдвинули вот в этих вопросах технологических? Ничего мы не сдвинули. Чего мы достигли в 2002 году, на той же позиции мы находимся сейчас.

В то время, как страны-конкуренты наши, насколько мы знаем, бегут со всех ног. Я имею в виду Китай, я имею в виду Индию, я уже не говорю про США и про другие развитые страны, а вот развивающиеся страны нас подпирают, нас догоняют. Я уверен, что в наше время при столь быстро развивающихся технологиях, невозможно решение социальной задачи образования для всех без включения в это наших технологических ресурсов. Древние римляне говорили так: новибус - это квадригес. Это означает: кораблями и колесницами. Олег Николаевич - кораблями, социальный подход у него безупречен. Но мы говорим, что надо и колесницами, то есть технологию надо подключить к решению этих великих социальных задач.

Мы с удовольствием прочтем книгу Олега Николаевича, мы читали все предыдущие его книги. Мы уверены, что почерпнем там очень нужные в нашем сейчас социальном положении вещи, очень необходимые нам, особенно в свете надвигающихся катаклизмов властных, здесь надо особенно четко занять нам какую-то позицию, ну, и, в то же время, поздравляем. Но, я думаю, что мне ещё представится такая возможность, поздравляем Олега Николаевича с достижением более или менее мужского возраста, наполовину мужского, настоящим мужчиной его ещё не назовешь, и желаем всяческих успехов.

Смолин О.Н. Спасибо, уважаемый Михаил Петрович, только я хотел бы внести маленькую поправку: "И кораблями, и колесницами тоже". Когда я представлял закон о дистанционных образовательных технологиях в Государственной Думе третьего созыва, я позволил себе сказать моим коллегам, что, коллеги, я считаюсь здесь консерватором, так вот я вам представляю один из самых реформистских законов, поскольку по моему глубочайшему убеждению, будущее нашего образования может быть обеспечено двумя вещами.

Во-первых, опорой на наши лучшие образовательные традиции, в том числе и социальные.

Во-вторых, соединение этих традиций с новейшими образовательными технологиями.

Коллеги, я рассказываю, что у Михаила Петровича я украл с соблюдением четвертой части Гражданского кодекса и других законов об авторском праве одно выражение, которое мне очень понравилось. Оно звучит, примерно, так: "Образование как любимая и любящая женщина не может быть всегда бесплатным, но должно быть обязательно доступным".

Бузгалин А.Н. На самом деле любимая и любящая женщина - она вне платности и бесплатности. Здесь я позволю себе поспорить с Олегом Николаевичем, тем более что мы переходим к ещё одному выступлению, которое лежит вне сферы политической. Я извиняюсь перед теми выдающимися общественно-политическими деятелями, которые у нас сидят и ждут возможности сказать несколько слов, но Николай Николаевич Губенко будет впереди.

Пожалуйста.

Губенко Н.Н. Спасибо. Я ни в коем случае не причисляю себя к рангу таких высоких умов, которые сидят за этим столом, но, тем не менее, это одна из радостей последних дней. Спасибо, Олег Николаевич, за приглашение.

Вы говорите о реформистских или реформаторских преобразованиях в области образования. Я вспоминаю 1994 год, публикацию ... о том, что он говорил, что не дай Бог нам реформировать наше образование. Наверняка найдется в нашем правительстве несколько придурков, а таких много у нас в правительстве, которые наверняка захотят реформировать образование по типу США, Германии, Италии, Франции. Так вот, не дай Бог. И, тем не менее, это потихоньку происходит. Мы знаем этих придурков, которые пытаются сделать из прошлого нашего великого советского образования, которое было признано в Рио-де-Жанейро на Всемирной конференции по образованию одним из лучших образований в мире, ухудшить его.

Я просто слежу за своими соседями, у меня нет детей, а они уже подростки 14-ти-16-ти лет, по каким учебникам они учатся? Во времена Сороса они учились по учебникам Крегера, где о Сталинградской битве было сказано 12 строк всего, где Сталин был исключительно тираном, и битва была завоевана исключительно сотнями тысяч жизней наших советских солдат и прочее, прочее. Вчера у меня был спектакль в театре "Четыре тоста за победу", где были 630 школьников по программе патриотического воспитания. Муха не пролетела, когда читали стихи Твардовского, Симонова, Самойлова, когда шла проза великолепного того же Некрасова, когда звучало "Вставай страна огромная" и прочее. Я очень рад, что в генах нашей молодежи сохранилась эта наследственность, которая следует памяти отцов и дедов. И Олег Николаевич - один из продолжателей этого, в том числе в системе образования.

Я думаю, когда я буду умирать, а это будет уже достаточно обозримой перспективой, мне хотелось бы, чтобы за столом, накануне ухода, в моей предсмертной памяти сидели Толстой, Пушкин, Лермонтов, Чайковский, Шостакович, не буду говорить о всех тех, кого я глубоко уважаю из художников мира, но одним из таких художников я считаю преобразователем и реформатором не просто нашего образования, а нашей мысли, подвижника, великого человека, с которым мне пришлось жить в одну эпоху - Олега Николаевича Смолина. Спасибо вам. (Аплодисменты).

Смолин О.Н. Николай Николаевич, это, конечно, перебор, но все равно приятно. Если вы хотите убежать быстро, я хочу подарить книжку лично.

Губенко Н.Н. Она у меня уже в руках.

Смолин О.Н. А можно пожать руку?

Губенко Н.Н. Конечно.

Бузгалин А.Н. Дорогие друзья, после таких слов, вообще, трудно что-либо сказать и добавить, но да, наша жизнь, на самом деле, устроена так, что в ней есть место не только культуре, науке и образованию, но и ещё социально-политическим проблемам. И здесь всё обстоит не так красиво и гладко.

И вот об этой стороне жизни, деятельности и работы Олега Николаевича, о наших общих проблемах ещё один небольшой фрагмент. Будьте добры.

(Идет демонстрация фильма.)

Бузгалин А.Н. Дорогие друзья, слово "совесть" не случайно прозвучало сегодня с экрана, хотя оно звучит очень редко в лексиконе наших политиков, как и слово "справедливость", за исключением случаев очевидной спекуляции этим, ради тех и других целей. Но есть, все-таки, люди, которые всерьез думают о защите человеческих прав, достоинстве, совести, справедливости, наверное, все согласятся с тем, что это замечательно, что здесь есть Владимир Петрович Лукин.

Владимир Петрович, скажете несколько слов?

Лукин В.П. Слово председателя закон, а я тут только диспетчер.

Я хотел бы сказать, что действительно сейчас трудно сообразить, о чем говорить. Книгу, я как некоторые другие, мягко говоря "некоторые другие", не читал. Но, не читая книгу, я, примерно представляю круг понятий, которые лежат в основе этой книги, потому что долгое время в разных ипостасях сотрудничал с Олегом Николаевичем.

Во-первых, долгое время мы были вместе с ним в стенах Государственной Думы. Тут трудно сказать что-то, что не было сказано, но все-таки надо просто немного представить и сконцентрироваться на том, что Олег Николаевич, на мой взгляд, близкий к эталону депутат. Вот таким должен быть депутат.

Я честно и откровенно признаю, что завидую ему в некоторых вопросах, потому что с таким профессионализмом, с каким он стал депутатом, далеко не каждому дано, совершенно честно, включая и самого себя в этот список, которому в такой степени это не дано. Поэтому он настолько хороший эталонный депутат, что я лично крайне удивлен, что всё ещё он продолжает быть депутатом.

При этом представьте себе, насколько больше каждую секунду, каждую микросекунду он тратит энергии, усилий на то, чтобы быть хотя бы не эталоном, а хотя бы таким депутатом, как средний депутат. Знаете, который в кармане, по крайней мере, имеет пять высших образований и явно не имеет ни одного среднего образования. Это такой пример, эталонный депутат. Так вот даже это с огромным трудом удается при тех обстоятельствах жизненных, в которых оказался Олег Николаевич. А он действительно один из самых лучших депутатов, которых я наблюдал за несколько сроков пребывания в стенах с начала Верховного Совета, а потом Государственной Думы. Он просто очень талантливый, очень волевой человек. Это сочетание воли, каждодневной готовности на сверхусилия с природным талантом - породили человека незаурядного, в этом смысле я согласен со всеми без исключения выступающими. Но и мне пришлось вместе с ним работать, вместе, создавая фактически наш параолимпийский комитет и параолимпийское движение, вы знаете, что мы неплохо в последнее время занимаемся этим делом. И должен сказать, что роль Олега Николаевича в этом огромная, потому что, как и для всякого дела, надо было "выколотить" деньжата. И вот мы с ним этим занимались довольно долго, а сейчас он осиротел в этом смысле и все равно упорно и не безуспешно этим занимается. Ведь параолимпийское движение важно даже не тем, что мы какие-то медали завоюем, а тем, что люди посмотрят по телевидению, увидят в газетах, что люди могут подняться, подняться в широком смысле слова, проявить себя, самореализоваться и так далее. И это уже получилось. Мы видим, что сейчас очень сильно расширяется число спортсменов среди инвалидов, а это как раз результат, в том числе его усилий по созданию этого движения. Так что он и практически занимается делами, не только теорией и науками, не только пишет книги.

Но и хотел бы сказать: да, действительно, я думаю, начиная с авторов египетских папирусов, люди сетовали на то, что молодежь нынче не та и что моральный, этический уровень снижается, и дети не уважают своих родителей и так далее, и тому подобное. У нас тоже много от этих стенаний, но всё же, конечно, в связи вот с такими эпохами перемен, которые мы переживаем, этический уровень сильно снижается. И поэтому необходимы какие-то этические ориентиры. И одним из таких этических ориентиров является, безусловно, Олег Николаевич, за что ему просто огромное спасибо от всех тех, кто смотрит на него и утверждается, укрепляется в своих собственных сложных рассуждениях, размышлениях, а главное - в действиях.

Поэтому я думаю, что очень правильно, что у него только первый юбилей. И хотя тут были некоторые апокалипсические предчувствия, они ни в коей мере не относятся к юношам, которым 50 лет стукнуло и у которых всё ещё впереди, если они не ведут традиционного русского образа жизни. Они не попадут в эту статистику. Говорят, что статистически у нас, у мужчин, тяжелое положение в России, но у мужчин с высшим образованием, включая среднее, разумеется, почти на уровне женщин продолжительность жизни. Поэтому я хочу пожелать Олегу Николаевичу долгих-долгих лет жизни для него, для того, чтобы заодно и для нас всех, чтобы с ним сотрудничать.

И будьте просто таким, как вы есть, что включает в себя, конечно, дополнительные усилия по самосовершенствованию. И мы будем радоваться, глядя на вас и работая с вами.

Бузгалин А.Н. Спасибо, друзья, за ваши выступления. Мы ещё не завершаем. Выступления мы продолжим чуть позже, потому что очень много тех, кто хотел бы сказать несколько слов.

А сейчас ещё один видеофрагмент.

И, я думаю, что, если мы Олегу Николаевичу дадим несколько слов сказать, то это тоже будет правильно.

(Идет демонстрация фильма.)

Бузгалин А.Н. Я хотел бы сказать огромное спасибо автору этого фильма. Давайте ему поаплодируем, а уже потом дадим слово Олегу Николаевичу. (Аплодисменты). Потому что с такой душой и профессионально, действительно замечательно просто.

Олег Николаевич, наверное, вам все-таки надо сказать несколько слов.

Смолин О.Н. Спасибо большое. Я постараюсь быть кратким.

Дорогие друзья, во-первых, я приглашаю всех на вторую неофициальную часть нашего сегодняшнего торжества по окончании первой. Мы сейчас вручим книги, а прежде, чем мы их вручим, я ещё буквально хочу сказать два слова. Понимаете, есть много аргументов в пользу того, что лозунг, название этой книги, рано или поздно должны стать лозунгом российской образовательной политики: "Образование - для всех".

Один из главных аргументов состоит в том, что постепенно весь мир приходит к тому, что лучшие умы человечества знали и раньше: самое главное в жизни, это даже не вещное богатство, человеческий потенциал, человеческое богатство. И с сожалением должен сказать, что в последние 15 лет, даже когда происходил экономический рост, этот человеческий потенциал в России относительно других стран падал. 1992-й год - 34-е место. 1999-й год - 55-е место. 2005 год (после всех лет экономического роста) - 65-е место в мире, позади Ливийской Арабской Джамахирии. Это говорит о чем? О том, что экономика до сих пор лицом к человеку не повернулась. А мы прекрасно понимаем, что именно образованные люди, в среднем, и живут лучше, и живут дольше.

Поэтому ключевая позиция для наращивания нашего человеческого потенциала - это образование. И образование не для избранных, а образование для всех.

Вот об этом эта книга!

Я знаю, что у российской интеллигенции есть три любимых вопроса: что делать? Кто виноват? И где мои очки? Так вот, про очки здесь, в книге, ничего. Про то, кто виноват, мы и так знаем. Ключевой вопрос этой книги все-таки - что делать? Ответ очень простой - обеспечить достойное образование для всех.

А теперь, друзья, позвольте мне на этом закончить и вручить книги тем, кто пришёл на сегодняшнюю презентацию. (Аплодисменты).

(Вручает книги).