Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыСтенограммы публичных выступленийВыступление на круглом столе \"благотворительность в россии: истоки, история, современное состояние\"

Выступление на круглом столе "Благотворительность в России: истоки, история, современное состояние"

. Омск. Здание Омского государственного педагогического университета

Благотворительность – одна из функций некоммерческого сектора. Как минимум, три группы функций этот сектор должен выполнять в гражданском обществе, но в России этого не получается. Благотворительность – это дополнение государственных социальных программ, но в России государство молчит. Поэтому в России благотворительность – это замещение, а не дополнение. Один пример из личной жизни. На протяжении 10 лет часть депутатской зарплаты я передаю нуждающимся. Сначала это было делать относительно легко, хотя в налоговой инспекции очень удивлялись. А теперь они получили инструкцию, согласно которой мы должны представлять не только справки о том, что мы эти деньги перечислили, не только о том, что они получены и потрачены, но и копию устава каждой организации, которая получила эти деньги. В конце концов, думаешь: не буду я ничего оформлять. За последние три месяца я более 100 тысяч рублей депутатской зарплаты передал на благотворительность. Но разве это стимулы для благотворительности?

Вторая функция благотворительности – выдвижение социальных инициатив. В России эта функция вырождается в другую – освоение общественных инициатив. Под эгидой власти создаются общественные организации, которые создаёт власть, а дальше они делятся на «наши» и «не наши».

Третья функция некоммерческого сектора в гражданском обществе – это контроль общества над властью. В России наоборот. С помощью соответствующих организаций, на создание которых выделяются государственные деньги, создаются структуры, которые должны контролировать незаполненную ещё бюрократическим контролем часть общественной жизни.

Последние изменения в законодательстве ведут, к сожалению, не к развитию гражданского общества, а в противоположную сторону.

Напомню, что на рубеже 2005/06 годов в российских СМИ бурно обсуждался вопрос о новом законодательстве, связанном с общественными объединениями граждан. 18 апреля 2006 года оно вступило в силу. Если бы новые законы вступили в силу в том виде, в котором они предлагались, на некоммерческом секторе в России можно было бы поставить знак вопроса. Что было бы, если бы закон был принят в том виде, в котором его Государственная Дума приняла в первом чтении?

  • В законопроекте содержалась необходимость перерегистрации практически всех некоммерческих организаций и объединений. По оценкам экспертов их у нас около 400 тысяч и 150 тыс. общественных объединений. Если учесть, что регистрационная пошлина около 2 тыс. рублей и в большинстве случаев зарегистрировать организацию не удается сразу, а цена за услуги наживающихся на этом фирм примерно 500 условных единиц, в Москве, по крайней мере, мы поймём: 6 - 7 млрд. рублей - ёмкость этого рынка. Слава Богу, эту позицию удалось отбить.
  • Вводилось обязательное уведомление любой некоммерческой организации органов власти о начале собственной деятельности. Некоммерческий сектор хотели поставить в положение даже более сложное, чем религиозные организации, которым не обязательно это делать.
  • Запрет деятельности представительств филиалов иностранных и международных неправительственных объединений. Им разрешалось существовать в форме общественной организации с фиксированным членством, а при этом многим не гражданам России запрещается быть членами некоммерческих организаций.
  • Создание специальной регистрационной службы и увеличение количества чиновников примерно до тысячи человек.
  • Право органа, принимающего решение о госрегистрации общественного объединения или некоммерческой организации в любое время и без ограничений запрашивать финансовые документы этих организаций, заниматься их проверкой.
  • Наконец, запрет деятельности любых международных организаций на территории закрытых административно-территориальных образований (ЗАТО). Вроде бы логично, но у нас, к сожалению, слабо развивается экологическая деятельность, соответственно, на этих территориях экологию не замеришь, не зафиксируешь и вред от неисправно действующей атомной станции и т. д.

Мною совместно с другими депутатами было подано 26 поправок к этим законам, 20 – были отклонены, 6 – приняты. Не самые главные. Дальше началась критика этого законодательства со стороны международных организаций и иностранных политических деятелей. Вот тогда стали прислушиваться, и президентская администрация через депутатов подала блок поправок, которые несколько улучшили закон. Если говорить о принципиальных улучшениях, их, по крайней мере, три.

  • Власть отказалась от обязательной перерегистрации общественных организаций. Ура!
  • Она отказалась от требований всеобщего запрета на деятельность представительств филиалов иностранных общественных и международных общественных объединений.
  • Закон был отсрочен вступлением в силу на 3 месяца для того, чтобы правительство внесло соответствующие подзаконные акты, и люди освоили немножко новый закон.

Закон вступил в силу, но правительство этого не сделало. Вчера проходило очередное обсуждение этого вопроса на радио «Эхо Москвы» с участием представителя Общественной палаты А. Кучерены, он жаловался, что, готовя эти акты, правительство не советовалось с Общественной палатой.

Вот некоторые пороки, которые в Законе сохранились.

  1. Наращивание бюрократического контроля над НКО. По-прежнему предоставляется право почти неограниченного контроля над деятельностью некоммерческих организаций, большинству придётся больше заниматься отчётами, чем реальной благотворительной деятельностью.
  2. Сохранился запрет на деятельность международных организаций на территории ЗАТО.
  3. Множество положений, которые позволяют отказать в регистрации на территории России международным неправительственным организациям, одно из них открывает возможности для неограниченного произвола. Цитирую: «...если цели организации создают угрозу национальному единству и самобытности, культурному наследию и национальным интересам Российской Федерации». Никто из чиновников, уверяю вас, точно определить, что это такое не сможет.
  4. Тотальный контроль над всеми средствами, поступающими из-за границы.

Самое печальное: те, кто боятся «оранжевых» революций на территории РФ, на самом деле создают для них условия. Существует теория легитимации конфликта. Если ты хочешь, чтобы у тебя люди меньше выступали на улицах, дай им возможность выяснять отношения в парламенте. У нас закрывается возможность для легальной политической деятельности, и это создаёт потенциальную угрозу для проявления уличного недовольства. А потому я выступаю против этого Закона. Нам необходимо добиваться внесения в него изменений. Успех будет зависеть от того, насколько гражданское общество нам будет в этом помогать.