Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыСтенограммы публичных выступленийОбразование и непрерывное психологическое сопровождение, трудоустройство детей и молодёжи с ограниченными возможностями здоровья

Образование и непрерывное психологическое сопровождение, трудоустройство детей и молодёжи с ограниченными возможностями здоровья

. Москва. Московский городской психолого-педагогический университет, городская научно-практическая конференция

Уважаемые коллеги!

Обсуждаемая сегодня тема имеет три важнейшие стороны.

Сторона первая – гуманистическая – связана с правами человека. Человек с ограниченными возможностями здоровья, как любой другой, имеет право на образование. Это записано и в Российской Конституции, и во всех международных документах. Между тем, по оценкам участников парламентских слушаний, которые проводились в МГТУ им. Баумана, по оценкам участников заседания Российского совета по развитию образования, в Российской Федерации до 200 тыс. детей-инвалидов не получают образования. Правда, правительство РФ прислало письмо о том, что точной статистики нет. Но какая есть статистика – это статистика Общественной палаты и статистика общественных организаций. Нормально ли это? Нет.

Правда, надо порадоваться, что вследствие изменений, которые удалось внести в законодательство, в частности, связанных с введением льгот при поступлении в вузы для детей-инвалидов, инвалидов I и II группы, а также детей из семей, где один из родителей – инвалид – с низким уровнем дохода – поступление вне конкурса. Но увеличение количества студентов с ограниченными возможностями здоровья порождает другую проблему, связанную с трудоустройством.

Проблема трудоустройства – вторая проблема, которая вытекает из проблемы образования. В советский период трудоустройством в основном занимались общественные организации инвалидов. На предприятиях Всероссийского общества слепых 20 лет назад работало примерно 52 тыс. инвалидов, сегодня – менее 15 тыс. человек. В начале 1990-х гг. встречался с вице-президентом американского Фонда слепых, которая тогда говорила: в России создана уникальная система трудоустройства инвалидов, а в США, несмотря на благополучие, 75% инвалидов – безработные; не потеряйте свою систему. С тех пор количество трудоустроенных инвалидов в России сократилось более, чем в 3,5 раза.

По предприятиям Всероссийского общества глухих точными данными не владею. Всероссийское общество инвалидов сообщило, что только после принятия новой нормы о налоге на прибыль в рамках Налогового кодекса, только по их предприятиям количество работающих инвалидов сократилось на 30 тысяч инвалидов.

Третья сторона проблемы связана с развитием человеческого потенциала. К сожалению, человеческий потенциал России в последние годы по сравнению с другими странами падает:

1992 г. – 34-е место в мире;

1999 г. – 55-е место;

2004 г. – 65-е место – несмотря на 8 лет экономического роста.

Впереди России, на 64-м месте Ливийская Арабская Джамахирия, на 51-м месте – республика Куба.

В основном это падение не за счёт образования, а за счёт благосостояния и, в особенности, за счёт долголетия. По долголетию в целом Россия занимает 114-е место, а по долголетию мужчин – 136-е. Тем не менее, эта проблема связана с образованием напрямую, потому что именно фактор образования позволяет повышать и благосостояние, и долголетие.

Невозможно воссоздать человеческий потенциал страны, если не использовать человеческий потенциал инвалидов. По некоторым оценкам, до четверти нобелевских лауреатов могут по разным критериям быть отнесены к людям с ограниченными возможностями здоровья. Ещё при М. Зурабове в Минздравсоцразвития появился «интересный» документ, по которому предполагалось фактически ввести запрет на профессию для инвалидов в государственном аппарате. Тогда мне пришлось публично в Государственной Думе заявить: хорошо, что у наших предшественников не было такого Министерства; не то история не узнала бы Ярослава Мудрого, Василия Тёмного – великого князя Московского, Яна Жижки – великого чешского полководца (слепого), многих деятелей культуры, Франклина Рузвельта – с моей точки зрения, лучшего Президента США в ХХ веке, который одновременно был инвалидом-«колясочником».

Не только страна нужна инвалидам, но инвалиды нужны стране.

Перейду к законодательству.

Что касается образования, ситуация относительно терпимая. В результате прежней работы в законодательстве существуют положения, связанные с льготой при поступлении инвалидов в учреждения профессионального образования, увеличенные стипендии для студентов-инвалидов, возможность работы по специальным образовательным стандартам и ряд других позиций. Тем не менее, вопрос не урегулирован.

Поэтому подготовлена уже вторая редакция законопроекта, который теперь называется «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об образовании». Сейчас он находится на заключении в правительстве РФ. Идёт борьба сторонников и противников законопроекта. Его активно поддерживают Уполномоченный по правам человека в РФ В. Лукин, председатель профильной комиссии в Общественной палате РФ Я. Кузьминов, Э. Панфилова и др. Это люди с разными политическими или неполитическими взглядами, но сходящиеся на общей гуманитарной позиции. Одновременно известно, что большинство непрофильных министерств, в частности, Минфин и Минэкономразвития выступают против принятия закона, хотя его цена для федерального бюджета всего 2,4 млн. рублей. Чтобы понимать, что это за сумма, напомню, что в бюджете 2007 г. дополнительные запланированные доходы – 1,5 трлн. рублей – на самом деле, они будут значительно выше, потому что цена на нефть оказалась выше, чем планировало российское правительство.

Вложения в образование инвалидов – это не только гуманитарная акция, это и инвестиции в будущее. Люди, которые получат образование, имеют более высокие шансы быть трудоустроенными, быть полноценными гражданами, в конце концов станут налогоплательщиками. Налоги же с инвалидов в России сейчас собирают по полной программе.

Перечислю некоторые идеи, которые заложены в законопроект.

1. Ранняя коррекционная помощь. В развитых государствах именно за счёт ранней коррекционной помощи многие дети с ограниченными возможностями здоровья не становятся детьми-инвалидами.

2. Сохранение тех социальных гарантий реализации права на образование, которые остались в разного рода действующих нормативных правовых документах, но имеют разный статус. Хотелось бы их внести в закон, чтобы, с одной стороны, они более последовательно исполнялись. С другой стороны, чтобы у некоторых коллег в правительстве не возникал соблазн отменить их одним правительственным актом.

3. Право всех детей-инвалидов, всех детей с ограниченными возможностями здоровья на образование. В закон заложена идея создания специальных образовательных условий. Государство должно вложиться в это образование, с одной стороны, из гуманитарных соображений, с другой стороны, чтобы получить отдачу. Причём, если в прежнем законе, который был «провален» Четвёртой Государственной Думой, предлагалось просто специальные школы взять на федеральный бюджет, то сейчас, в соответствии с ФЗ № 122 о «монетизации», предлагается решать проблемы школьников с ограниченными возможностями здоровья на уровне субъектов Российской Федерации.

4. Инклюзивное (интегрированное) или коррекционное (в специальных образовательных учреждениях) образование. Как выпускник специальной школы, точно знаю, что для ребёнка, окончившего специальную школу, переход в «большой мир» – большая проблема и немалый стресс. Одновременно как выпускник специальной школы точно знаю, что такого качественного образования я бы не получил. Кстати, из нашего выпуска 9 человек четверо получили высшее образование и трое – среднее специальное. Причём без всяких вступительных льгот. По тем временам такой результат достоин элитной школы.

Новый законопроект исходит из права выбора. Хотят родители, чтобы их ребёнок обучался в обычной школе – они имеют на это право, надо создавать специальные условия, условия интегрированного образования. Хотят родители, чтобы их ребёнок обучался в специальной школе, полагая, что там он получит более качественное образование, такое право должно быть обеспечено.

К сожалению, рассмотрение законопроекта отложено до начала работы Государственной Думы пятого созыва.

Несколько слов о влиянии общего законодательства на проблемы образования и трудоустройства инвалидов.

Законодательство, принятое в последнее время в России в рамках т.н. монетизации, не только не стимулирует людей заниматься образованием и трудоустройством, оно их дестимулирует. Инвалиды называют закон о «монетизации» так: сиди дома, не гуляй!

Люди, которые стремятся преодолеть ограниченные возможности здоровья неограниченными возможностями духа, наталкиваются на противодействие 122-го закона. Приведу примеры.

Оканчивает школу парень-инвалид. Собирается поступать в вуз. Ему автоматически определяют 2-ую степень утраты трудоспособности, поскольку в России произведён переход от групп инвалидности к степеням утраты трудоспособности. Приходит в обычный вуз, где ему говорят: согласно 635-му приказу Минздравсоцразвития за подписью М. Зурабова, можно учиться только в специально созданных условиях; специально созданных условий нет – иди в другой вуз.

Приходят люди с 3-ей степенью утраты трудоспособности, с I -ой группой инвалидности трудоустраиваться на специальные предприятия, а налоговая инспекция возражает: нерабочая группа, не надо работать. Кто это вместо меня может решить – надо мне работать или нет? Дестимулируются и люди, и предприятия использовать их труд.

Как только инвалид начинает заниматься образованием, общественной деятельностью, трудоустраиваться, он каждый раз рискует понижением степени утраты трудоспособности. Согласно официальным данным правительства, только за 2005 г. в России 44 тыс. инвалидов, имея группу инвалидности, получили нулевую группу утраты трудоспособности. То есть остались без пенсии, а только с социальным пакетом.

Надо вносить изменения в законодательство. Мы пытались это сделать на протяжении работы Государственной Думы десятки раз. Кто захочет посмотреть, как работает Дума, предлагаю зайти на сайт www.smolin.ru.

Сейчас М. Зурабова в российском правительстве нет. Это талантливый менеджер, другой вопрос – куда использовался этот талант. Однако по вопросу о группах инвалидности и степенях утраты трудоспособности он был непоколебим. Надеюсь, что-то изменится при новом министре.

Политика российского государства по отношению к трудоустройству инвалидов и не социальная, и не либеральная: ни социальной поддержки, ни стимулов самим зарабатывать на жизнь.

Что нужно сделать, чтобы проблема трудоустройства решалась легче?

1. Принятие закона о квотировании рабочих мест для инвалидов. Предложенный нами закон должен обязать каждое предприятие с числом работников более 50 человек создавать рабочие места для инвалидов. Недавно я сделал запрос в Аппарат Государственной Думы – количество инвалидов в Аппарате Думы не 2%, не 4%, а 0,5%. Из правительства и министерств ответ по этому поводу рассчитываем получить в ближайшее время.

2. Восстановление налоговых льгот предприятиям, использующим труд инвалидов. К сожалению, нигде труд инвалидов абсолютно равным труду здорового человека равноценным быть не может. Президент России однажды произнёс знаменитую фразу: бюджет не должен формироваться за счёт инвалидов. Тем не менее, формируется: некоторые предприятия Всероссийского общества слепых платят сейчас в 10 раз больше налогов, чем 5 лет назад. Пока удаётся сохранять оставшиеся налоговые льготы и немного поддерживать предприятия инвалидов.

3. Возвращение к определению групп инвалидности вместо степеней утраты трудоспособности. Людей, которые стремятся преодолевать свои проблемы ценой чрезвычайных усилий, надо не наказывать за это, а поощрять.

4. Общее оздоровление морального климата в обществе. Поддерживаю идеи проведения разного рода конференций, в т.ч. с участием региональных властей и федеральных вузов для того, чтобы совместными усилиями решать проблему как межведомственную.

В заключение расскажу одну любимую мною историю.

В самолёт входит международный экипаж в чёрных очках. Пассажиры напрягаются, затихают. Экипаж проходит в кабину пилотов. Стюардесса успокаивает народ. Самолёт плавно трогается с места, набирает скорость по взлётной полосе. Полоса заканчивается, пассажиры вскрикивают – самолёт плавно поднимается в воздух.

Второй пилот говорит первому:

- А если бы они не вскрикнули – как бы мы взлетели?

Думаю, история понятна: инвалиды – это люди, которые могут всё. Им только нужно помочь и желательно вовремя.