Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыСтенограммы публичных выступленийОбразование инвалидов: идеология, технологии, законодательство

Образование инвалидов: идеология, технологии, законодательство

. Москва. Московский государственный социально-гуманитарный институт. Всероссийская научно-практическая конференция «Современные технологии профессионального образования лиц с нарушением опорно-двигательного аппарата»

Добрый день, уважаемые коллеги!

Хочу выступить сегодня не со специально подготовленным научным докладом, но поделиться с аудиторией некоторыми соображениями, связанными с темой конференции.

Идеология

Не вдаваясь в построение системы, отмечу, как минимум, три главных принципа, которые, как мне представляется, должны быть положены в основу образования людей с ограниченными возможностями здоровья и, в частности, инвалидов.

Первый принцип: не только инвалиды нуждаются в стране, но и страна нуждается в инвалидах. Более того, развитие человеческого потенциала России невозможно без участия людей с ограниченными возможностями здоровья.

Можно услышать в последнее время, что страна «встала с колен», что у неё огромный Стабилизационный фонд, валютные резервы и много других замечательных достижений. Но пока Россия не встала на правильную дорогу с точки зрения развития человеческого потенциала. Нельзя сказать, что он не развивается – он растёт. Но сравнительные международные исследования показывают, что он растёт медленнее, чем в среднем на планете.

Напомню, что в 1992 г. Россия была 34-й в мире по развитию человеческого потенциала, в 1999 г. – 55-й, в 2004 г. – 65-й, а в 2005 г. – 67-й. И это, несмотря на экономический рост. Ещё хуже выглядит ситуация по отдельным показателям человеческого потенциала. Например, по долголетию если в советский период имели примерно среднеевропейскую продолжительность жизни, то, согласно данным 2004 г., Россия на 114-м месте в мире, а в 2005 г. – на 119-м. По образованию, в 2004 г. Россия была 15-й в мире, а в 2005 г. – 26-й.

Если открыть проект Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации (файл PDF, 1,3 Мб), который в печати именуют Программа-2020 или Россия-2020, то в нём можно увидеть абсолютно правильно поставленную задачу: вывести занятость инвалидов на среднеевропейский уровень. Для этого нужно решить, как минимум, две проблемы: законодательство и образование.

Для любого человека образование, в частности, высшее образование, резко расширяет возможности последующего трудоустройства. А для человека с ограниченными возможностями здоровья действие этой закономерности удваивается. Поэтому следует исходить из принципа, что образование инвалидов необходимо стране – это государственный интерес России, а не только гуманитарная акция, которая очень важна, имеет правозащитный аспект. Имея каждого десятого человека в стране – инвалида, примерно 17% детей школьного возраста с ограниченными возможностями здоровья, надо понимать: если эта проблема не будет решаться, что называется, «удачи не видать». Будущее не за великими энергетическими державами, а за великими технологическими, а значит – образовательными державами.

Второй принцип: образование для всех людей с ограниченными возможностями здоровья. К сожалению, до сих пор можно встретиться с диагнозами «необучаемый» и другими диагнозами, которые снижают возможности ребёнка в получении образования. Так, в своё время доктор пытался поставить мне диагноз «умственная отсталость» – моя мама помнила это всю жизнь! И такие примеры, к сожалению, не исчезли. Второй день в Госдуме идёт семинар по анализу опыта Великобритании в части инклюзивного образования, который говорит о следующем: каждого ребёнка стремятся обучить настолько, насколько это возможно, а не ставят клеймо.

Третий принцип: образование через всю жизнь. По иронии судьбы недавно в Правительство РФ была отправлена очередная версия законопроекта о внесении изменений в законодательство в части дополнительного образования. В настоящее время во всём мире на него тратится примерно столько же денег, сколько на высшее. Понятно, что в современной ситуации образование на всю жизнь дать невозможно. Не только профессиональное образование устаревает, даже общее, школьное образование нужно пополнять. В этом особенность конца ХХ – начала XXI  века. Но получено «забавное» заключение российского правительства, в котором написано (цитирую): «представляется необоснованным введение авторами законопроекта принципа «образование через всю жизнь» в образовательную политику Российской Федерации». Оказывается, во всём мире целесообразно, а какой-то российский правительственный чиновник решил, что это нецелесообразно. В глаза бы ему посмотреть.

Для людей с ограниченными возможностями здоровья, в особенности, для инвалидов принцип образования через всю жизнь ещё более актуален, чем для других людей. Выступая перед студентами или старшеклассниками, обычно говорю по собственному опыту: мы будем стараться максимально расширить для вас доступ к образованию, но к вам будут относиться как к равным, если вы будете выше среднего уровня. А для этого нужно постоянно поднимать уровень собственного образования.

Итак, следует признать, что образование людей с ограниченными возможностями здоровья, в частности, инвалидов – одно из ключевых направлений всей образовательной политики.

Технологии

Из всех технологических проблем образования остановлюсь только на одной. 13 мая 2008 г. на встрече нового Президента РФ Д.А. Медведева с представителями инвалидов и участием министерств специально говорил о развитии дистанционных образовательных технологий для людей с ограниченными возможностями здоровья. Скажу о них же.

Термин «дистанционные образовательные технологии», который фигурирует и в отечественном законодательстве с 2002 г., и в Программе-2020, с точки зрения международного понимания, уже на два технологических поколения назад. В настоящее время наиболее популярный термин, связанный с изменением содержания этой проблемы – термин «электронное обучение» (e- learning). Использование современных электронных технологий позволяет не только обучать людей в режиме дистанта (т.е. на расстоянии), но и резко повышает эффективность применения традиционных образовательных технологий.

При Комитете Государственной Думы по образованию создан Совет по электронному обучению и информационным образовательным технологиям. Председатель Совета – бывший ректор МЭСИ В.П. Тихомиров (ныне – ректор консорциума «Электронный университет»), куратор – О.Н. Смолин. Россия в последнее время гордится отечественными достижениями в области компьютеризации системы образования. И достижения действительно есть. Мы идём вперёд, но при этом, как и в ситуации с человеческим потенциалом, относительно других стран Россия движется медленнее.

По оценкам экспертов, места России в рейтингах подготовленности страны к электронному обучению ухудшаются. Есть много рейтингов. Лучшее место, которое мне приходилось видеть – 32-е; худшее место – 71-е из 75 обследованных стран. Лидером электронного обучения считается Южная Корея, но там созданы особые условия.

Скажу о стране классического образования – Франции. Несколько лет назад французы обнаружили своё резкое отставание от других стран по уровню развития электронного обучения и поставили в качестве приоритетной задачи освоение соответствующих образовательных технологий. Французы много сделали. Пожалуй, самая главная акция, которая была проведена во Франции: ноутбук за счёт государства каждому студенту. Думаю, что в России можно было бы начать с акции: ноутбук за счёт государства каждому студенту-инвалиду. Предлагаю по итогам конференции обратиться с таким предложением к избранному Президенту Д.А. Медведеву. Он же предложил развивать соответствующие технологии.

Недавно мне довелось прочесть перевод выступления Министра образования Франции, который поставил задачу: 100% контента перевести в электронную форму и 100% контента содержания сделать доступным каждому студенту. Это общая задача, но для людей с нарушениями опорно-двигательного аппарата она актуальна вдвойне. Не каждый день такие люди могут ездить на занятия и на работу на далёкое расстояние тем более, когда «замечательная» российская Государственная Дума принимает закон, лишающий инвалида, если он не встал на очередь до 2005 г., права на автомобиль.

Убеждён, что правильная позиция отечественной образовательной политики должна заключаться не в том, чтобы повторять: наше образование было (или является) лучшим в мире, а оно действительно было одним из лучших в мире – этот факт можно доказать. Чтобы российское образование вновь стало лучшим в мире, необходимо соединить лучшие отечественные образовательные традиции с самыми современными образовательными технологиями, в т.ч. с электронным обучением. Кстати, в индустриальных странах Запада и Востока уже приняты три серии законодательных актов:

одна – Закон об электронном обучении;

вторая – Закон об индустрии образования;

третья – Закон об индустрии знаний.

Тот, кто избирает этот путь, действительно идёт в информационное общество, «общество знаний», не ограничиваясь добычей сырья, его отправкой за рубеж и превращением в Стабилизационный фонд.

Законодательство

В своё время парламентарии немало потрудились над законодательством, связанным с образованием инвалидов, но оно далеко не совершенно и существенно было испорчено в процессе т.н. монетизации, когда с 2005 г. вступил в силу ФЗ № 122.

Что в законодательстве осталось?

Во-первых, обязанность государства оказывать поддержку в период получения образования людям, нуждающимся в социальной помощи. Между тем, представители регионов говорят, что, если, например, ребёнок-инвалид учится не в специальном классе и не в специальной школе, а пытается учиться в обычной школе, никакой поддержки от государства он не получает.

Во-вторых, возможность установления для инвалидов и других людей с ограниченными возможностями здоровья специальных образовательных стандартов. Приведу один пример, связанный с профессиональным образованием. В последние годы в Комитет Госдумы по образованию постоянно обращается Кисловодское училище для незрячих массажистов – одно из лучших в стране, с очень высокими результатами, с прекрасной репутацией выпускников. Это училище из статуса среднего профессионального образования пытаются понизить до статуса начального профессионального образования.

Аргументация простая: незрячий массажист имеет хорошее медицинское образование и может делать всё, что положено медсестре со средним медицинским образованием. Пытаемся несколько лет принять решение по аналогии с некоторыми зарубежными странами утвердить специальные образовательные стандарты «медицинская сестра по массажу» (для инвалидов по зрению). Он ничем не хуже стандарта медицинской сестры, за исключением тех компетентностей, которые инвалиду по зрению не доступны в силу ограничений его здоровья (например, внутривенные уколы).

Общие представления о профессиональных возможностях людей с ограниченными возможностями здоровья часто бывают устаревшими. Так, в последнее время я посещаю замечательного врача Т.Н. Чернышову, которая, будучи инвалидом I  группы по зрению (т.е. с минимальным остатком зрения), умудрилась закончить медицинский вуз во Владивостоке, участвует в международных конференциях, является президентом одной из российских медицинских ассоциаций, стала прекрасным биохимиком, овладела многими современными приёмами. Я до встречи с ней никогда не думал, что инвалид по зрению может быть врачом. Сколько ещё примеров такого рода можно привести? Знаете, например, что конструктор пистолетов М.В. Марголин был инвалидом по зрению.

Не говорю о традиционных профессиях, где люди с ограниченными возможностями здоровья часто дают блестящие результаты. Может быть, самый известный из них – Президент США Франклин Рузвельт, которого считаю лучшим Президентом Соединённых Штатов, как минимум, в ХХ веке, а, может быть, и за всю историю страны.

Статью закона, позволяющую устанавливать специальные образовательные стандарты, поскольку технология этого установления отдаётся в ведение исполнительной власти, нужно было бы заставить работать. Это пытаемся сделать, но не всегда успешно.

В-третьих, льготы для разных категорий инвалидов (дети-инвалиды, инвалиды I и II  группы, инвалиды-участники боевых действий и некоторые другие), поступающих в профессиональные учебные заведения. Эта норма имеет свои большие плюсы и свои издержки, и свои проблемы. Плюс очевиден: в своё время, когда мне приходилось поступать в высшее учебное заведение, льгот не было; мои сверстники поступали на общих основаниях. С одной стороны, это требовало достаточного уровня подготовки и потенциально повышало конкурентоспособность будущего специалиста. Но уровень социального неравенства и неравенства образовательных возможностей в Советском Союзе был достаточно низок.

В настоящее время в России, к сожалению, и это признаётся в докладах Организации экономического сотрудничества и развития, уровень неравенства образовательных возможностей превысил допустимые пределы. Не потому, что в законе неправильно написано, а потому, что невозможно заблокировать перенос в сферу образования недопустимо высокого уровня социального неравенства. По данным правительства, в России децильный коэффициент, т.е. соотношение доходов 10% самых высокооплачиваемых к доходам 10% низкооплачиваемых – 15:1. По данным различных организаций, называют цифры и 26:1, и 40:1 и более. Интереснее то, что в России высший класс составляет не 10% населения, как в Америке, а значительно меньше – приблизительно 5%. Колоссальное неравенство сказывается на всей ситуации в стране, в т.ч. на образовательной ситуации.

Поскольку уровень неравенства образовательных возможностей высок, законодатели и часть руководства Министерства образования России, вводя в своё время это положение в закон, считали, что необходим дополнительный шанс для лиц с ограничениями здоровья получить полноценное образование.

Минус этого положения, с точки зрения многих ректоров, в том, что на хорошие специальности, порой, почти невозможно принять здорового ребёнка, поскольку места занимают дети-инвалиды. Недостатки являются продолжением достоинств. Но не думаю, что следует отменять это положение, хотя слышал такие предложения в Государственной Думе четвёртого созыва от экс-председателя Комитета по образованию и науке Н.И. Булаева.

Ещё одна проблема: часть детей скрывает свою инвалидность, т.к. в законе написано, что для внеконкурсного поступления требуется заключение медико-социальной экспертизы. Они полагают, что на специальность, на которую они хотели бы попасть, положительного заключения медико-социальной экспертизы не получат.

Другая серия проблем связана с Единым государственным экзаменом, сторонником которого, кстати говоря, я не являюсь. С точки зрения людей с ограниченными возможностями здоровья, в частности, инвалидов, ЕГЭ, во-первых, уменьшает реальное содержание льготы. Получить положительную оценку, при которой можно вне конкурса поступить, на традиционном экзамене проще, чем получить некое, достаточно произвольное количество баллов, при котором инвалид зачисляется вне конкурса.

Во-вторых, для ряда категорий инвалидов существует острая проблема создания условий для сдачи ЕГЭ. Прежде всего, это касается людей с нарушениями зрения и слабовидящих. Работая в этом направлении с Рособрнадзором, надеемся по итогам ЕГЭ осенью 2008 г. провести специальное совещание, чтобы понять, как не лишить тех, кто хочет получить профессиональное образование, такой возможности из-за особенностей ЕГЭ.

В-третьих, проблема, которая касается не столько инвалидов, сколько тех, кто намерен получить второе высшее образование: поступление только на основе результатов ЕГЭ. Для тех, кто уже имеет высшее образование, это требование более, чем странное. Сдать ЕГЭ в возрасте, когда ты далеко ушёл от школы, достаточно сложно. С одной стороны, школьная программа неизбежно забывается. С другой стороны, технология ЕГЭ совсем другая, чем та, которой учили в школе.

Недавно меня одна газета спрашивала: по каким предметам я бы сдал ЕГЭ? Отвечал: скорее всего, не сдал бы ЕГЭ по литературе, хотя она была моим любимым школьным предметом. Подозреваю, что до сих пор стихов знаю больше, чем многие современные выпускники. Нас учили другой литературе – как предмету, суть которого - воспитание души. Сейчас всё больше спрашивают про художественные особенности и литературные приёмы. Многие вопросы ЕГЭ выстроены так:

Отговорила роща золотая
Берёзовым, весёлым языком,
И журавли, печально пролетая,
Уж не жалеют больше ни о ком.
Какие художественные приёмы применил Сергей Есенин в этом четверостишии?

Стою один среди равнины голой,
А журавлей относит ветер в даль,
Я полон дум о юности весёлой,
Но ничего в прошедшем мне не жаль.
Какие художественные особенности Вы заметили в этом четверостишии?

Думаю, если бы так учили Александра Пушкина, он бы, наверное, умер с тоски. А если бы Пушкин Державину вместо того, чтобы читать стихи на экзамене, рассказывал про художественные приёмы стихов Державина, Гавриил Романович наверняка бы не проснулся и не услышал Пушкина.

Законодательство о ЕГЭ нуждается в изменении, в т.ч. в изменении по отношению к инвалидам. Группой депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации, включая его Председателя С. Миронова, внесён законопроект о добровольности единого государственного экзамена. Если бы он прошёл, для многих инвалидов это был бы важный шаг вперёд. Право выбора тем и отличается, что расширяет возможности и каждому даёт показать то, в чём ты силён.

О поддержке в период обучения. По действующему законодательству, инвалиды I  и II  группы получают повышенную академическую стипендию, в обязательном порядке им должна выплачиваться социальная стипендия. Не все инвалиды «вырабатывают» на академическую стипендию. В своё время поднимался вопрос о повышении в полтора раза социальной стипендии, но пока его решить не удалось.

Образование людей с ограниченными возможностями здоровья должно продолжаться всю жизнь и после окончания высших учебных заведений. Государство должно затрачивать на это специальные средства. Нельзя сказать, что их нет. Однако объём этих средств явно недостаточен по сравнению с индустриально развитыми странами Запада и с точки зрения задачи развития образования взрослых. Для инвалидов должны быть установлены дополнительные гарантии, которые законодатели пытались прописать в законопроекте о внесении изменений в законодательство в связи с дополнительным образованием.

Приглашаю всех к сотрудничеству в продвижении идей, связанных с пробелами в законодательстве в области образования инвалидов.

Если на последних зимних Паралимпийских играх российские инвалиды доказали, что они самые спортивные, заняв 1 место и набрав столько медалей, сколько занявшие 2 место сборная Германии и занявшая 4 место сборная Франции, вместе взятые, хотелось бы пожелать, чтобы российские инвалиды стали самыми образованными в мире.