Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыСтенограммы публичных выступленийОбразование лиц с ограниченными возможностями здоровья в городе москве

Образование лиц с ограниченными возможностями здоровья в городе Москве

. Правительство Москвы

Уважаемые коллеги! Читал законопроект со смешанным чувством удовольствия и огорчения.

Огорчения от того, что мы, работая 15 лет в Федеральном Собрании РФ над аналогичным законопроектом, подготовив три его основных варианта (не считая промежуточных), так и не смогли принять закон на федеральном уровне.

Удовольствие от того, что есть надежда: московские инвалиды и другие люди с ограниченными возможностями здоровья получат вполне добротный социально ориентированный закон, который, забегая вперед, я прошу вас поддержать.

Как человек, написавший 17 законов, вступивших в силу, и около 90 законопроектов, прошедшие разные стадии парламентской процедуры, берусь утверждать с полной уверенностью, что законопроект добротный и социально ориентированный.

Кстати, мы видим, что некоторые наработки из наших законопроектов использованы в законопроекте города Москвы, и надеемся, что теперь, в свою очередь, мы сможем использовать московские наработки на федеральном уровне.

Позвольте перейти к характеристике законопроекта: назвать его явные «плюсы» и сделать некоторые замечания.

В числе «плюсов» на первом месте назову добровольную интеграцию на основе выбора родителей. Уважаемые коллеги, знаю, москвичи с этим, к счастью, не знакомы. Однако в регионах в последние годы права на образование лиц с ограниченными возможностями здоровья нарушаются по двум основным линиям (казалось бы – противоположным), а именно:

во-первых, препятствие интеграции (когда детей-инвалидов отказываются принимать в обычные школы);

во-вторых, принудительная формальная интеграция без создания специальных образовательных условий (когда в целях экономии интернаты расформировывают, детей переводят в обычные школы, но условия там для них создать забывают).

Московский законопроект по обеим линиям права на образование защищает. Он содержит правильный подход: курс на интеграцию (чего требуют международные документы), но при этом без революционных ломок. Право выбора образовательных учреждений предоставляется родителям. Кстати, по поводу дискуссии, которая сегодня развернулась: мне кажется, интегрированное образование – это и есть инклюзивное образование, в части, относящейся к людям с ограниченными возможностями здоровья. Поэтому вполне можно пользоваться этим термином, привычным русскому уху и не противоречащим международной терминологии.

Второе – это ранняя коррекционная помощь. Не секрет, во многих странах мира, именно благодаря ранней коррекционной помощи создаются такие условия, когда дети не становятся инвалидами, потом получают возможность учиться в обычных школах, становятся вполне уверенными гражданами своей страны.

Позиция третья – создание специальных образовательных условий (с подробным перечнем того, что к ним относится). Это одна из ключевых позиций законопроекта, которую мы в свое время пытались включить в федеральный законопроект.

Четвертое – гарантии права на образование всех уровней (от дошкольного до высшего и послевузовского). Согласен с коллегами, профессиональное образование нужно прописать значительно шире.

Пятая позиция – внедрение современных образовательных технологий (включая электронное обучение, в т.ч. в дистанционной форме). На самом деле, как признал президент Медведев, мы значительно отстаем от развитых стран в сфере электронного обучения.

Далее. Транспортное обслуживание в период образования. Хотя и отложено до 2010 г., но присутствует в проекте.

Седьмое – возмещение родителям в пределах нормативов образование детей в семье.

Восьмое – аналогичное возмещение родителям расходов негосударственных образовательных учреждений.

Девятое. В законопроекте отражена необходимость реабилитации средствами адаптивной физкультуры и адаптивного спорта. Отмечаю это с удовольствием, будучи первым вице-президентом Паралимпийского комитета России. Надеюсь, что наши паралимпийцы подтвердят свой высокий класс в Ванкувере.

Десятое. Предусмотрено право лиц с ограниченными возможностями здоровья получать образование по дополнительным образовательным программам. В рамках только школьной программы многостороннее развитие невозможно. Знаю это по личному опыту, закончив одновременно со школой музыкальную школу, получив разряд по шахматам и занимаясь физкультурой.

Одиннадцатое. Гарантии трудоустройства по окончании обучения.

Двенадцатое. Введение индивидуального учебного плана и индивидуальной программы воспитания и обучения. А для тех, кто не может освоить общую программу, специальный документ об образовании с перечнем освоенных предметов и уровней их освоения (ст. 12 п. 3).

Тринадцатое. Законопроект предполагает комплексную психолого-педагогическую и медико-социальную помощь не только лицам с ОВЗ, но и семьям, имеющим таких детей.

Теперь позволю себе несколько замечаний и предложений, которые могут быть учтены либо до внесения законопроекта в Московскую городскую думу, либо при его подготовке ко второму чтению.

1. Говоря о создании доступной безбарьерной среды, авторы законопроекта имеют в основном в виду инвалидов-опорников и инвалидов-колясочников. Это правильно, но не достаточно. В доступной среде нуждаются и инвалиды по зрению, включая звуковые маячки, специальные дорожки, озвученные светофоры на улицах, где расположены специальные или интегрированные учебные заведения.

2. В законопроекте в целом хорошо прописано обеспечение лиц с ограниченными возможностями здоровья специальной литературой, но при этом не упомянута ни литература, изданная по системе брайля, ни специальная «говорящая книга», ни крупношрифтовые издания. На Западе есть даже специальный термин «инвалиды по чтению». Именно они более всего нуждаются в информационной реабилитации.

3. В ряде статей законопроект содержит отсылку к федеральному законодательству. Несмотря на то, что мы недавно на Совете по делам инвалидов при президенте РФ передали предложение Дмитрию Анатольевичу взять наш федеральный законопроект и внести его самому с доработками в Государственную Думу, скорее всего, мы получим ответ, что это будет сделано в рамках готовящегося большого интегрированного закона. Поэтому, вероятно, что федеральное законодательство появится не ранее, чем через полтора-два года. Поэтому правильней было бы написать «и (или) в соответствии с федеральным законодательством», не дожидаясь, пока оно будет принято.

4. В статье 13, где говорится о службе ранней помощи при образовательных учреждениях, лучше было бы написать определенно: не может создаваться, а создается.

5. Возможно, целесообразно прописать в законе специальные требования для педагогов, работающих с лицами с ограниченными возможностями здоровья, а именно:

– владение жестовым языком для работающих с глухими;

– владение системой брайля, для работающих со слепыми.

6. Правильно, что законодатель устанавливает доплаты для педагогов, работающих с лицами ОВЗ. Хорошо было бы установить нижний предел этих доплат и зафиксировать сейчас действующий минимальный уровень надбавки (чтобы люди знали, что он понижен не будет).

7. Принятие закона облегчается тем, что средства на него предусмотрены подпрограммой «Совершенствование работы с детьми-инвалидами и детьми с ограниченными возможностями здоровья в городе Москве на 2008-2009 гг.» комплексной целевой программы «Социальная интеграция инвалидов и других лиц с ограничением жизнедеятельности на 2007-2009 гг.». Было бы хорошо, чтобы необходимость такой программы была зафиксирована в самом законопроекте, чтобы у образовательного сообщества и общественных организаций инвалидов была уверенность, что программа будет продлена.

8. Думаю, на язык закона должен быть переведен известный международный принцип: «Ничего для нас без нас». Возможно, следовало бы вписать прямо в закон обязательное привлечение экспертов общественных организаций инвалидов при проведении конкурсов закупки средств реабилитации и специального оборудования. Иначе средства не всегда оказываются на самых необходимых участках. Например, интернату № 2 выделили 30 брайлевких дисплеев. Это замечательно. Это интернатам для слабовидящих. По мнению ведущих экспертов ВОС, столько брайлевских дисплеев там не требуется. С другой стороны, было бы очень важно уже в 2009 г. решить вопрос по обеспечению перехода инвалидов, в т.ч. учащихся, на флеш-карты, поскольку обычная кассета в мире умирает. Такое предложение год назад было поддержано Ю.М. Лужковым.

Поскольку все замечания не меняют концепции законопроекта и могут быть учтены позднее, хочу повторить: мы имеем вполне добротный, явно социально ориентированный законопроект. Поддержав его, Правительство Москвы сделает доброе дело для людей с ОВЗ еще до ратификации Конвенции о правах инвалидов. В Москве она в значительной степени будет исполнена, и мы приблизимся к исполнению великого лозунга ЮНЕСКО «Образование — для всех».

Затраты, которые понесет город, многократно окупятся в виде уплаченных налогов и вклада людей с ограниченными возможностями здоровья в экономику и человеческий потенциал России. Перефразирую свой любимый афоризм: закон должен помочь преодолеть ограниченные возможности здоровья неограниченными возможностями образования.