Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыСтенограммы публичных выступленийПо проекту федерального образовательного стандарта среднего (полного) общего образования

По проекту федерального образовательного стандарта среднего (полного) общего образования

. Российская академия образования. Совместное заседание Бюро отделения среднего образования и Бюро отделения философии образования и теоретической педагогики РАО

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги! Сделаю три вводных замечания.

Первое: следует отделить содержательное обсуждение проекта стандарта от личных отношений. Сразу скажу, что у меня нет никаких личных претензий ни к одному из разработчиков стандартов.

Второе: профессиональное обсуждение надо отделить от политического. В данном случае не важно, под эгидой какой партии или от имени какой партии «продвигается» стандарт, отношение к нему не зависит от партийной или моей беспартийной принадлежности.

Третье: надо отделить намерения от результатов. Я исхожу из того, что авторы стандарта хотели действительно, как лучше, потому что проблем у российского образования очень много. Помимо уже названных, назвал бы ещё одну, которую недавно озвучивал при министре образования и науки РФ. Если в советский период страна входила в тройку наиболее продвинутых стран в смысле образования, то четыре последних доклада Организации Объединённых Наций о развитии человеческого потенциала дают России: 2004 – 15-е место, 2005 – 26-е место, 2007 – 41-е место, 2008 – 54-е место.

Мне немало, что нравится в обсуждаемом проекте стандартов, а именно:

1. Системно-деятельностный подход.

Однако, на мой взгляд, в образовании он не должен применяться взамен знаниевой школы, а должен применяться в дополнение к ней. Ведь Гегель говорил, что метод есть теория, приведённая в действие. Не имея определённого уровня знаний, невозможно применить в т.ч. и метапредметные умения.

2. Стандарт предполагает финансирование внеучебной деятельности.

Другое дело, что встаёт очень много вопросов к стандарту. Из мелочей замечу только одну деталь: если внимательно читать все требования, можно заметить, что примерно каждое третье требование ориентировано не на старшеклассников и выпускников школы, а, по меньшей мере, на хорошего студента-отличника, а то и на аспиранта. Например, процитирую пункт 6 по поводу русского языка, причём не на профильном, а на базовом уровне: «владение навыками самоанализа и самооценки на основе наблюдений за собственной речью». Скажем, большая часть депутатов Госдумы – люди с учёной степенью, но 90% из них этой компетенции не соответствуют.

Если требования будут нереалистичными, к ним перестанут серьёзно относиться. Нужно видеть реального ученика. Конечно, он не совсем такой, как описан в этих требованиях. Пожалуй, также отличается от реального ученика, как «Моральный кодекс строителя коммунизма» – от многих людей, живших в тот период.

Серьёзные, фундаментальные претензии к содержанию стандарта следующие.

1. Угроза разрушения единого образовательного пространства. Цитирую проект стандарта: «Обязательная часть основной образовательной программы среднего (полного) общего образования составляет 40%, а часть, формируемая участниками образовательного процесса, – 60% от общего объёма основной образовательной программы среднего (полного) общего образования». До сих пор все серьёзные эксперты уверяли, что если задаваемая на федеральном уровне часть стандарта менее 70%, существует реальная угроза разрушения образовательного пространства. Могу сослаться на опыт общения в США, когда комиссар по образованию штата Коннектикут говорил: «Вам хорошо, у вас есть национальные стандарты, определяющие большую часть образования». Если принимать предложенный проект стандарта, единое образовательное пространство потеряется.

2. Обязательные и необязательные к изучению предметы. Если вспомнить о действующем законе «О русском языке как государственном языке Российской Федерации», то русский язык должен быть включён в число обязательных предметов. Если исходить из того, что математику будут изучать все, её нужно ввести в число обязательных предметов. У меня, как у гуманитария, серьёзный вопрос по курсу «Россия в мире», поскольку имеется отдельно интегрированный курс обществознания и курс истории.

Представляется, что профильное обучение – это проблема, которую нужно обсуждать отдельно. Позволю себе одно воспоминание. Когда на Совете по общему образованию под руководством В.М. Филиппова обсуждался вопрос о профильной школе, он сам признался, что окончательно выбрал профессию на 2-3 курсе вуза, а я – в последнем классе школы. Есть ли уверенность, что в 9-ом классе все дети способны выбрать профиль? Нет. Тогда была достигнута договорённость, что, наряду с профильной школой, будет существовать универсальная.

Сейчас предлагается сделать нечто более существенное, чем профилизация. Если профильная школа предполагала выбор определённого комплекса предметов, то сейчас предполагается случайный выбор предметов. Например, среди общественных наук (история, обществознание, география, экономика, право), выбирая экономику или экономику и право, не изучается история и обществознание. По естественным наукам (естествознание, физика, химия, биология, экология) возникает вопрос: кто будет читать интегрированный курс естествознания? Нет факультетов, которые бы готовили таких учителей. Выбирая физику или физику и химию, биологию уже изучать не могут.

Основные открытия в последние годы делаются на стыках наук. Значит человек, который изучал только физику с химией, в области биофизики, биохимии, физической химии открытий, наверняка, не сделает. Поэтому мне представляется, что на самом деле не расширяется выбор в отношении качественного образования, а сужается. Как минимум, требуется прописать, что ребёнок вправе выбирать эти предметы.

Наиболее беспокоящая тема – о платности и бесплатности образования. В 2010 году был принят 83-ФЗ «о бюджетных, казённых и автономных учреждениях». И в официальном заключении думского комитета по процессуальному, уголовному и гражданскому законодательству было написано, что фактически этот закон превращает некоммерческие образовательные учреждения в коммерческие организации. Коммерческая организация отличается от некоммерческой тем, что она, прежде всего, ориентирована на зарабатывание денег.

Из текста проекта стандарта получается, что при желании дать ребёнку полноценное естественно-научное образование (физика, химия, биология, экология), как минимум, за один предмет, а, скорее всего, за два предмета придётся платить. То же самое в области общественных наук. Если выбирается для изучения больше двух предметов, а, вероятнее всего, даже больше одного – придётся платить. Хотели того авторы или нет, вижу в этом прямую связь с федеральным законом № 83.

Сомневаюсь, что будет исполняться та часть проекта стандарта, которая связана с финансированием внеурочной деятельности. В федеральном бюджете России на 2012-2013 годы предполагается «увеличение» расходов на образование по 1% при прогнозируемой инфляции 7-8%, т.е. планируется сокращение расходов на образование.

В стандарте превосходно прописаны условия реализации образовательных программ, а далее написано: «Образовательные учреждения самостоятельно за счёт выделяемых бюджетных средств и привлечённых в установленном порядке дополнительных финансовых средств должны обеспечивать оснащение образовательного процесса на ступени среднего (полного) общего образования». Поскольку знаю, что бюджет не собирается всерьёз наращивать расходы на образование, прогнозирую такие последствия введения этого положения: либо стандарт не будет реализоваться в части условий, либо он будет реализоваться за счёт обложения данью родителей на финансирование школы.

Ко всему прочему проект стандарта экспериментально не апробирован. А без апробации подобное революционное нововведение вводить невозможно.

У меня нет сомнений, что предложенный стандарт в обозримой перспективе не смогут реализовать абсолютное большинство российских школ, может быть, за исключением только какого-то количества продвинутых школ в столицах и городах-миллионниках. 22 предмета; базовый, профильный и интегрированный уровни; у каждого ребёнка индивидуальная траектория – количество комбинаций, возникающих в этой ситуации, множество. Но силами сельского учителя – одного на школу, двух учителей – на небольшую городскую школу реализовать этот стандарт невозможно.

Этот стандарт вместе с требованиями к условиям должен был бы прописать и положение о том, что заработная плата учителя должна быть выше средней заработной платы в промышленности. Самое трудное в работе учителя – подготовка к уроку. Нагрузка учителя по этому проекту стандарта увеличивается на порядок. При данной заработной плате это абсолютно нереально. Значит надо требовать радикального повышения зарплаты педагогических работников, чтобы спрос с них был более-менее пропорционален уровню требований.

В данном варианте проект стандарта не приемлем. Он нуждается в очень серьёзной переработке под эгидой Российской Академии образования. Будет другой текст – будет другое отношение.

Спасибо.