Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыСтенограммы публичных выступленийНа презентации проекта в google

На презентации проекта в Google

. Москва. Центральный офис компании Google

Добрый день, уважаемые коллеги!

Позвольте мне сердечно приветствовать от имени Комитета Государственной Думы РФ по образованию и от имени Общества «Знание» России, где я на общественных началах работаю президентом, и пожелать сегодняшней встрече, как обычно, творческого общения, интересных идей, а главное, практических результатов.

При думском Комитете по образованию существует специальный Экспертный совет по электронному обучению и дистанционным образовательным технологиям. Я – куратор этого Совета, в этом качестве позволю себе чуть расширить тему моего выступления, сформулировав ее примерно так: «Интернет безопасный, Интернет – образовательный». Начну с того, что мне приходилось много читать международных документов – от ООНовских и ЮНЕСКО до документов Конгресса французского министерства образования и российского Совета по информационному обществу, в которых утверждается, что Интернет – едва ли не самое мощное средство преобразования мира в 21 веке.

Это справедливо. Еще более справедливо, пожалуй, утверждение о том, что Интернет – это та система, где, как когда-то говаривал Карл Маркс, дети учат своих родителей.

Я предметно разговаривал с моей учительницей, перед которой мы, естественно, преклонялись, она мне рассказала историю. Внук говорит: «Бабушка, о чем с тобой разговаривать – ты в компьютере не понимаешь». Действительно, для молодых ребят это – важнейший фактор признания человека современным, для учителей – в особенности.

Второе. Мы прекрасно понимаем, что любая технология является, что называется, палкой о двух концах. Давно известно, что две линии прогресса – технологическая и социально-нравственная – представляют собой некие ножницы, и расстояние между этими ножницами все время увеличивается.

Мы знаем, что практически любая технология, изобретенная человеком, может использоваться как ему на благо, так и ему назло.

Я напомню, что колючая проволока заготавливалась для пастухов, а не для других целей, для которых использовалась в 20-м веке. Я напомню другой факт. Изобретатель телевидения Зворыкин однажды заявил: «Телевидение из чуда превратилось в чудовище».

Напомню третий факт. Знаменитый роман Станислава Лема «Голос неба» («Глас Господа»), где он описывает ситуацию, когда человечество получило некий сигнал из космоса, набор информации, но никак не могло его расшифровать. Потом расшифровщики пришли к выводу, что информация специально была так зашифрована, чтобы человечество смогло получить к ней доступ только тогда, когда оно достигнет определенного социально-нравственного уровня.

В жизни так не бывает, мы прекрасно понимаем, что Интернет, наряду с колоссальнейшими возможностями, создал и целый ряд проблем. Мы знаем проблему, связанную с грамотностью в Интернете; мы знаем проблему, связанную с живым общением. Говорят, что люди, постоянно общающиеся в Интернете, испытывают проблемы при реальном общении.

Конечно, острейшая проблема, о которой сегодня справедливо говорят, – это проблема безопасности Интернета, это охрана, прежде всего, нравственного здоровья.

Третья позиция. На мой взгляд, Интернет – это пространство не частное, а публичное. Нам часто говорят: «Не лезьте в мой блог – это мой частный дневник». Коллеги, частный дневник человек обычно хранит или показывает только ближайшим друзьям, если человек заводит блог, это – дневник не частный, а конечно, – публичный.

В этом смысле, конечно, здесь должно действовать публичное право, но с определенными оговорками. Для того, чтобы в Интернете могло применяться публичное право, мы должны понимать, что российское законодательство крайне несовершенно.

Например, законодательство об экстремизме в России чрезвычайно неопределенно и чрезвычайно расширительно. Оно легко позволяет привлечь к ответственности невиновных и непричастных, но часто позволяет уйти от ответственности действительно виновного.

Недавно в программе Андрея Малахова «Пусть говорят» мы разбирали историю с двумя подростками из Ленинградской области, заведомо позитивными ребятами, спортсменами, отличниками, настроенными на искоренение нравственных пороков общества, которых некий предполагаемый человек через Интернет познакомил с другими и привез в Нижний Новгород для того, чтобы взрывать пивные ларьки и табачные киоски. Как выяснилось, там их уже ждали, и они практически стали жертвой провокации.

Поэтому совершенствовать законодательство, безусловно, необходимо, в том числе не только связанное с Интернетом, а вообще, общую систему законодательства в стране.

На мой взгляд, Интернет должен быть снят по общему принципу. Мы – категорические противники политической цензуры, но мы считаем необходимым определенный нравственный психологический контроль.

Четвертый тезис. Мало ограничить негативные воздействия Интернета, нам нужно делать максимальную ставку на позитив, на Интернет образовательный. Я совершенно разделяю позицию, которая здесь прозвучала, что одними ограничениями и запретами проблему не решить. Нужно учить каждого, кто отправляется в Интернет, правилам соблюдения безопасности.

К сожалению, российское образовательное законодательство в части, касающейся электронного обучения и общего использования Интернета, далеко несовершенно.

Напомню, года два примерно назад президент России Дмитрий Медведев говорил о том, что страна находится на 92-м месте в мире по электронному правительству, на 72-м месте по готовности к сетевому миру. Я знаю более позитивные для нас места, связанные с подготовкой к образовательному Интернету, самое лучшее из которых однажды было 38-е. Но беда заключается в том, что за последние несколько лет Российская Федерация эти свои места в рейтингах по два места в год снижает.

Вы меня вправе спросить, а что делает наш Комитет, наш Совет? Отвечаю, что решение проблемы, как ни странно, идет очень туго. Например, три года мы совместно с Министерством образования готовили специальное решение правительства по поддержке трансграничного образования. Мои коллеги, эксперты в этой области, ректоры крупнейших вузов говорят, что если бы не было искусственных ограничений, мы, Россия, на экспорте образования могли бы заработать средства, сравнимые со средствами от экспорта нефти.

Недавно, наконец, министр образования и науки подписал этот документ, он отправился в правительство, после чего правительственные юристы сказали: «Не нужно здесь вмешательства правительства». Отправили обратно в Министерство образования делать это в рамках собственных полномочий. Как известно, у двух юристов бывает три мнения.

Хочу подчеркнуть все-таки один позитивный момент. Очень скоро, возможно, даже сегодня, будет внесен в Государственную Думу проект федерального закона о внесении изменений в законодательство в части расширения возможности электронного обучения в информационных образовательных технологиях.

Будем надеяться, что этот законопроект снимет, по крайней мере, часть ограничений. Наше образование, связанное с использованием возможности Интернет и других информационных технологий, будет значительно усовершенствовано. А это значит, что и мы получим достаточно много рычагов, чтобы готовить наших детей для того, чтобы они могли использовать Интернет как безопасный. В принципе, здесь ситуация, аналогичная другим технологиям, а именно: отрицательные последствия любых технологий должны преодолеваться не тем, чтобы отказываться от этих технологий, а наоборот, негатив технологического прогресса может преодолеваться с помощью того же технологического прогресса, я бы добавил, и разумного законодательства.

Возвращаясь к Лему, я хотел бы сказать, что на благо может использовать технологии только такое общество, которое имеет определенный социальный и нравственный уровень.

Целиком разделяю позицию, высказанную здесь, о том, что детей нужно готовить к использованию Интернета, давать им путеводители по Интернету, которые должны сделать это использование безопасным. И тогда, может быть, мы сможем переделать известную аналогию с «Красной шапочкой». Когда у нас, возможно, появятся дети, которые смогут разбираться в этом Интернет-лесу не только лучше бабушки, но и лучше серого волка. Вспомните старую шутку, когда парень спрашивает девочку:

– Скажи, почему у тебя такая странная шапочка?

– Это не шапочка, это – шкура волка.

– А почему она красная?

– Потому, что она мясом наружу.

Уважаемые коллеги! Мы намерены совершенствовать российское законодательство в использовании Интернета, и приглашаем желающих, в том числе компанию Google, к сотрудничеству с Советом Комитета Государственной Думы по электронному обучению и информационным технологиям образования.

Спасибо!