Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыСтенограммы публичных выступленийОбразование в российском социально-культурном контексте: живое и мёртвое

Образование в российском социально-культурном контексте: живое и мёртвое

. Санкт-Петербург. Университет управления и экономики

Добрый день уважаемые коллеги: преподаватели и профессора, представители власти, добрый день будущие коллеги – студенты! Позвольте мне сердечно приветствовать вас в этом зале от имени думского комитета по образованию, а также в качестве президента общества «Знание» России и пожелать конференции по традиции творческого общения, интересных идей и, главное, практических результатов, о чём я ещё два слова скажу.

Случилось так, что много лет назад я защищал диссертацию по культуре и уже тогда культурологи насчитывали порядка 350 определений этого понятия. С тех пор, не видел подсчётов, но думаю, что количество давно перевалило за 500. Поэтому обсуждать проблемы определений мы не будем, иначе всё время на это уйдёт. Хочу только отметить, что среди многочисленных функций, которые выполняет культура в обществе, для нашей темы особенно важны две, казалось бы, противоположные и плохо совместимые.

С одной стороны, это передача социального опыта, в том числе традиций. С другой стороны, это выработка способностей к творчеству. Ибо, согласно одному из подходов, культура и есть творческая деятельность.

Естественно, в любом цивилизованном обществе фундаментом культуры, её основой является система образования и значит, на межкультурные коммуникации прямое влияние оказывает образовательная политика.

Образовательная политика обеспечивает, по крайней мере, коммуникацию культур разных поколений, различных этносов, конфессий и субкультур.

Зададимся теперь вопросом, каким должно быть образование, которое обеспечит исполнение этих функций? И в какой мере современное российское образование обеспечивает реализацию их?

Начну с некоторых высказываний и фактов. Уходящий президент Российской Федерации Д. Медведев, цитата: «С передовых позиций в образовании мы уже откатились».

Приходящий президент Российской Федерации В. Путин: «Заработная плата в российских вузах составляет чуть менее 22 тысяч рублей при средней заработной плате в стране порядка 24 тысяч, т.е. заработная плата вузовских профессоров и преподавателей в среднем ниже средней заработной платы по стране».

Я не знаю другой такой страны, где бы высококвалифицированный труд оценивался ниже зарплаты самого среднего работника.

Напомню студентам и аспирантам, что вы вправе гордиться вашими предками: ваши деды входили в тройку наиболее образованных поколений своего времени.

Ещё в середине 90-х годов Мировой банк, не злоупотребляющий сочувствием к российским реалиям, признавал, что уровень естественно-математического образования в нашей стране значительно выше, чем в среднем по Евросоюзу или Организации экономического сотрудничества и развития. В 2007 году социологи провели опрос естественно-математической грамотности населения по той же методике, что в Евросоюзе. Оказалось не выше, а даже ниже, по крайней мере, 28% опрошенных заявили, что они согласны с утверждением, что Солнце – это спутник Земли. Через четыре года опрос повторили, и обнаружилось, что тех, кто живёт в докоперниковскую эпоху, уже 32%.

Недавно авторы государственной программы развития российского образования в 2013-2020 годах с грустью констатировали: 20% российских старшеклассников функционально неграмотны, в смысле грамотности чтения (каждый пятый). То есть, текст прочесть могут, понять – неспособны. Со времени массовой ликвидации неграмотности такого в нашей стране не наблюдалось. В последнем докладе ООН по развитию человеческого потенциала по уровню образования мы занимаем 53-е место вместо первой тройки, о которой я уже упоминал.

А теперь, в чём причины потерь наших позиций в области образования? Их множество, но есть одна, о которой хочется сказать сегодня отдельно в связи с темой доклада. Как вы помните, Михаил Булгаков говорил, что разруха начинается в голове. И, наверное, залогом успешной образовательной политики является правильно выстроенная философия или идеология образования.

В Государственную Думу внесён проект федерального закона «О народном образовании», подготовленный нами, движением «Образование – для всех» совместно с фракцией КПРФ. Мы сейчас предлагаем всем депутатам присоединиться к этому законопроекту, поскольку он ни в коем случае не узкофракционный, а общепарламентский.

Недавно в Уссурийске тех, кто распространял листовку в поддержку законопроекта, задержала полиция и местное ФСБ, а само содержание листовки было передано на проверку на предмет экстремизма. Хочу сказать, мы естественно отправили все необходимые запросы, оказывается, поддержка образования в России является экстремистской деятельностью.

Помните грустную шутку, когда после введения новых образовательных стандартов, где предлагалось оставить четыре обязательных предмета, российское ФСБ накрыло банду подростков, которые тайно от министерства образования и науки изучали литературу, историю и даже русский язык. Шутки шутками, было сделано заключение, что экстремизма в поддержке нашего законопроекта не существует.

Когда мы подготовили этот законопроект, мы понимали, что каждый человек не будет читать длинный текст, поэтому на моём сайте мы выставили сравнительную таблицу, сопоставляющую два законопроекта: наш и официально подготовленный министерством образования и науки. Сейчас в этой таблице 76 пунктов, из них по 10 наши позиции с министерством совпадают, это то, что связано с Конституцией, по 24 мы пытаемся дать ответы на вопросы, которые обходит молчанием официальный законопроект, по остальным мы расходимся до полной противоположности.

Я вспомнил об этом потому, что когда мы обсуждали законопроект в «Учительской газете», получили упрёк учителей: у вас невнятно сформулирована идеология законопроекта. Теперь в первом пункте таблицы эти основные идеологические установки сопоставлены.

Чем же, на наш взгляд, должен отличаться подход к успешной образовательной политике от того, который мы наблюдаем в настоящее время, и который привёл, по заявлению президента Медведева, к тому, что с передовых позиций в образовании мы откатились?

Позиция первая. Каково место образования в системе общественных отношений? В последнее время мы всё чаще слышим, что образование есть часть сферы услуг. По нашему глубочайшему убеждению, это глубоко ошибочная позиция. Образование представляет собой важнейшую часть сферы производства. Сферы воспроизводства самого человека. Кстати, согласно одному из подходов к культуре, культура и есть воспроизводство человека в широком смысле этого слова.

Позиция вторая. Что есть работа в образовании, педагогическая деятельность? Согласно официальной точке зрения, педагогическая деятельность представляет собой оказание услуг. Мы полагаем, что это глубокое заблуждение. Я убеждён, что если бы я как действующий профессор приходил к студентам с мыслью: обслужу-ка я их сегодня получше, то мне нужно было бы увольняться из вуза как можно скорее.

Недавно на заседании Ассоциации негосударственных вузов состоялся интересный диалог между представителем Высшей школы экономики Ириной Абанкиной и ректором из Санкт-Петербурга Татьяной Ивановной Козловой. Ирина Абанкина: ну, как же, у нас в законодательстве есть товары и услуги, а что же образование? Конечно услуга. На что Татьяна Ивановна Козлова, учившая когда-то президента Медведева, заметила: как можно назвать услугой процесс, в котором результат зависит от обеих сторон?

Позиция третья. Что есть вложения в образование? Согласно высказываемой, а иногда скрываемой точке зрения Минобразования, это бремя государства, которое необходимо сокращать. Согласно нашей точке зрения, вложения в образование – самые выгодные инвестиции, что доказали ведущие экономисты мира, в том числе в Советском Союзе Василий Струмилин; на западе бывший наш, а потом Нобелевский зарубежный лауреат Василий Леонтьев и целый ряд других выдающихся экономистов.

В чём заключается главная цель образования? Несколько лет назад, выступая на Селигере, министр образования и науки А.А. Фурсенко утверждал: прежняя система образования была плохая, поскольку она ставила задачей многостороннее развитие личности, современная система должна формировать квалифицированного потребителя. Но если мы считаем именно так, тогда многие особенности современной образовательной политики, включая ЕГЭ, становятся более-менее понятны.

Что касается отношений педагогов и студентов, учителя и ученика, то педагогике услуг мы пытаемся противопоставить педагогику сотрудничества, расцвет которой приходится у нас на конец 80-х годов.

Кто должен получить право на образование, доступ к нему? Согласно необъявленной точке зрения, образование должно быть элитарным, т.е. должно быть обеспечено в первую очередь богатым. Согласно нашей точке зрения, образование должно быть доступно для всех. Я говорю «необъявленной», ну вот приведу простейший пример. Я, правда, ещё не видел документа, но все ректоры утверждают, что уже объявлено со следующего года все вузы, которые имеют бюджетные места, и часть негосударственных вузов тоже, должны будут устанавливать определённый порог для поступающих студентов, ниже которого плата опускаться не может. Таким образом, мы обеспечиваем отбор студентов не по их способностям, а по их платёжеспособностям. Считаю это грубой ошибкой, направленной на ограничение доступа к образованию. Сейчас во всём мире доступ к образованию высшему расширяется по одной простой причине: когда-то идея образования для всех была идеей социалистической, сейчас она стала цивилизационной, идеалом ООН и ЮНЕСКО, а таковой она стала по многим причинам. Одна из них заключается в том, что, согласно оценкам футурологов, в будущую цивилизацию знаний, общество профессионалов (дело не в названии, а в сути) смогут войти только те государства, которые обеспечат в составе своего населения не менее 60% людей с высшим и более высоким образованием.

Ну и буквально несколько слов об основных отличиях двух законопроектов.

Налоги. Правительственный проект молчит, мы требуем, чтобы образование не платило налоги, если сэкономленные средства реинвестируются в образовательный процесс. Это практика всего мира, это практика нашей страны от Петра и до начала 21 века, и только сейчас у нас почему-то возобладала точка зрения, что все должны платить одинаковые налоги. Мы полагаем, нельзя ставить в равные условия университет и «Газпром», больницу и «Роснефть». Это имеет прямое отношение к негосударственному образованию, поскольку если государство облагает вузы налогом, они вынуждены переложить это на плечи студентов в виде платы за обучение. А я знаю даже государственные вузы, которые налогов платят больше, чем получают денег из бюджета страны.

Информационная среда. Официальный проект об этом молчит, мы требуем воссоздать государственный образовательный канал, поскольку если в стране происходит падение уровня образования, то оно происходит, в том числе и потому, что значительная часть телеканалов, говоря словами В. Высоцкого, превратились в «ящик для идиотов».

Оценка качества образования. Правительственный законопроект предлагает сохранить обязательность единого госэкзамена. Мы предлагаем сохранить его только на добровольной основе для желающих. Если верить социологам, 70% людей с высшим образованием нас поддерживает. Если верить социологам, если бы у человека было право выбора, более 50% старшеклассников выбрали бы традиционную форму сдачи экзамена.

В США, опыт которых мы часто в искажённом виде копируем, при президенте Обаме приняты меры по свёртыванию системы тестирования, поскольку советники Обамы объяснили ему, что тестоподобные задания в таком количестве превращают нормальных американцев в «задорновских», ну про «задорновских» я естественно добавляю от себя. Зачем мы нормальных русских пытаемся превратить в «задорновских» американцев сказать довольно сложно.

Болонский процесс. В своё время мы нашим Законом о высшем образовании 1996 года ввели на добровольной основе возможность участия в Болонском процессе, считаем, что это было правильно. Есть программы, где такая система себя оправдывает и где бакалаврского образования вполне достаточно. Но в целом мы должны понимать, что когда пятилетний специалист имеет 4-летнюю программу бакалавра, то по большинству специальностей количество специальных занятий сокращается примерно на 40%. Количество обычно переходит в пониженное качество. Если же теперь, как нам предлагают авторы госпрограммы образования на 2013-20 гг., в стране будет введён так называемый прикладной бакалавриат, то есть 2 года на общеобразовательные дисциплины, несколько месяцев специальности и отправляйся на рынок труда, то мы полагаем, что такое образование будет ниже аналогичного старого нашего техникума.

Если мы говорим о серьёзной конкурентоспособности нашего образования, то количество никак не может идти в ущерб качеству.

Мы полагаем, что высококвалифицированный труд российской интеллигенции, работающей в образовании, должен быть достойным образом оплачиваем. Мы предлагаем, чтобы заработная плата преподавателей вузов была не ниже двух средних заработных плат в промышленности, чтобы педагогические работники по социальным гарантиям и пенсионному обеспечению были приравнены к государственным служащим. Это является оценкой значимости их труда.

Как бы мы не относились к нашей истории, совершенно очевидно, что повторить модернизацию в 21 веке по Петру или по Сталину невозможно. И я думаю, для большинства неприемлемо. Модернизация в 21 веке может базироваться только на человеческом потенциале. Серьёзные исследователи этого явления и понятия полагают, что ключом к развитию человеческого потенциала и его превращения в человеческий капитал является образование и образовательная политика.

Напомню мысль Макса Вебера о том, что попытка сверхрационализации общественной жизни приводит к её иррационализации.

Заканчивая, хочу сказать: я сегодня обогатился новым опытом. Услышал, что в школе … девизом стал лозунг Я. Каменского «Сначала – любить, потом – учить». Этот девиз удивительным образом совпадает с формулой моей любимой учительницы Валентины Георгиевны Герониной, которую ребятам в старших классах она любила повторять: учиться и любить никогда не поздно. Я думаю, это прекрасный пример живого образования в отличие от мёртвого, и я желаю всем участникам конференции, независимо от возраста, успехов в двух этих главных областях человеческой деятельности.

Звук выступления.