Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыСтенограммы публичных выступленийЭлектронное обучение и стратегия образования для всех

Электронное обучение и стратегия образования для всех

. Москва. Экспоцентр. -я Международная конференция «Современные технологии обучения в компаниях и учебных учреждениях»

Добрый день уважаемые коллеги!

Позвольте мне сердечно приветствовать вас в трёх лицах – в качестве первого зампреда думского комитета по образованию, президента общества «Знание» России и куратора Экспертного совета при думском комитете по образованию, который отвечает за развитие информационных образовательных технологий.

Ещё хочется пожелать конференции по традиции и как любит выражаться молодёжь: чтобы ваши желания находились в состоянии постоянного изумления от ваших возможностей и чтобы, самое главное, конференция принесла не только приятное общение и творческие идеи, но и некоторые практические результаты.

Начать хочу с того, уважаемые коллеги, что депутатам Государственной Думы редко удаётся чем-то похвалиться перед своими согражданами. Наша политическая работа гораздо чаще напоминает известные слова из песни любимого мною питерского барда Александра Дольского: и только горе может длиться, а наслажденью время – миг.

И, тем не менее, сегодня я хочу сказать про этот миг, который наступил, когда президент РФ Дмитрий Медведев подписал Федеральный закон № 11, значительно расширяющий возможности использования электронного обучения и дистанционных образовательных технологий в образовательном процессе.

Есть некоторая нумерологическая закономерность или может ирония, которая заключается в том, что предыдущий аналогичный закон тоже имел номер 11, но был принят в 2003 году. И, к сожалению, должен констатировать, что, по мнению многих ведущих экспертов, за прошедшие 9 лет законодательная база развития электронного обучения и дистанционных образовательных технологий в России шла скорее назад, чем вперёд.

Но не будем долго об этом, напомню, пожалуй, только одно. В своё время Дмитрий Медведев рассказывал, как по готовности к сетевому миру мы занимали 72-е место, по электронному правительству – 92-е, теперь по электронному правительству ситуация у нас в международных рейтингах улучшилась. Что касается наших рейтингов в области развития электронного обучения, то по оценкам экспертов, они потихонечку опускались, по 1-2 места ежегодно.

На одном из круглых столов в Государственной Думе я рассказывал, как ко мне приходил посол и бывший министр высшего образования Сирии, который захотел обсудить российское законодательство об электронном обучении. Сказал, что в Сирии аналогичный закон принят. Это, конечно, не означает, что в Сирии лучше обстоят дела, чем у нас с этим направлением, но в смысле законодательства, как не странно, мы начинаем отставать даже от таких не слишком передовых в образовательном отношении стран.

Итак, Федеральный закон № 11 вступил в силу и подписан президентом. Закон является инициативой Экспертного совета, тогда он назывался: по электронному обучению и информационным технологиям в образовании, председателем его много лет является Владимир Павлович Тихомиров. Таким образом, инициатива по его принятию принадлежала не правительству, а депутатам Государственной Думы и тем экспертам, которые с нами работали. В самой Думе он проходил гладко, но довольно сложно в структурах правительственных, президентских и министерских, поскольку у парламентариев была трудная задача – согласовать порой противоположные предложения, которые исходили от наших коллег, а как вам, наверное, известно, Государственная Дума даже последнего созыва уже стала местом для дискуссий, но пока до сих пор не стала местом для принятия решений.

Что есть в Законе?

  1. В Законе легитимизировано понятие электронного обучения, которое в мире используется давно, можно цитировать документы ООН, ЮНЕСКО, американского конгресса, французские, южнокорейские и многие другие. У нас это понятие никак ввести не удавалось, теперь оно введено как особый способ реализации образовательных программ.
  2. В Законе содержатся положения о том, что электронное обучение и дистанционные образовательные технологии можно использовать при реализации всех образовательных программ. Очень важное положение. До сих пор существовало мнение, что по многим образовательным программам использование дистанционных образовательных технологий или электронного обучения невозможно так же как невозможна заочная форма обучения.
  3. В законе содержится формулировка о том, что с использованием электронного обучения и дистанционных образовательных программ можно реализовать обучение во всех формах. То есть не только заочно, очно-заочно и вечерне, но и в самой что ни на есть очной форме обучения.
  4. В Законе содержится положение о том, что условия лицензирования образовательной деятельности в части аккредитации образовательной деятельности должны учитывать возможности реализации образовательных программ в форме электронного обучения посредством дистанционных образовательных технологий.

Для образного понимания, о чём идёт речь, напомню вам высказывание заместителя председателя нашего Экспертного совета, президента Современной гуманитарной академии Михаила Петровича Карпенко, который неоднократно на разных круглых столах рассказывал: представьте себе, что весь мир переходит от гужевой тяги к автомобилям. Нечто подобное происходит сейчас в образовании. Но соответствующие ведомства при лицензировании требуют от автомобиля определённых параметров для колёсных пар, для оглобли, для упряжи, определённых пород лошадей и т.д., но всего этого уже нет. А это всё требуется при лицензировании. Теперь, согласно новому закону, должны быть разработаны новые подзаконные правовые акты, учитывающие электронное обучение и возможность использования дистанционных образовательных технологий при лицензировании и аккредитации. Очень важное положение, но не очень простое.

В России всегда с законодательством бывает, как сказал когда-то Михаил Жванецкий: давайте сначала выпустим ботинки, а потом будем бороться за то, чтобы их носили. По оценкам нашего Экспертного совета, в несколько десятков подзаконных нормативных актов предстоит вносить изменения, а я вас уверяю, как человек, работающий в российских парламентах с 1990 года, что это бывает не легче, чем добиться прохождения через парламент того или другого законопроекта. И впереди очень и очень большая работа.

Уважаемые коллеги, хочу напомнить: существует целая концепция, согласно которой, с точки зрения организации образовательного процесса, можно выделить три этапа в этой истории человечества.

Этап первый. Условно говоря, индивидуальное образование. Система учитель – ученик. Классические примеры: Древняя Греция, Сократ или Платон, гуляющие по саду со своими учениками.

Этап второй. Аудиторный. Система классно-урочная, характерная для индустриального общества. Классик – Ян Амос Каменский.

Этап третий. Формируется в 21 веке. Это система, во многом базирующаяся на электронном обучении и информационных образовательных технологиях.

Мы надеемся, уважаемые коллеги, что после принятия этого законопроекта наши отставания в международных рейтингах прекратятся, и мы начнём навёрстывать наши позиции. Хотя и сегодня продвинутые наши вузы смотрятся неплохо.

Я был год назад в Анатолийском университете (Турция), крупнейший университет, 1 миллион 300 тысяч студентов, большая часть учится с помощью дистанционных образовательных технологий. Так вот там до сих пор в основном рассылают учебники в обычном виде, а экзамены, зачёты, контрольные работы принимают посредством специальных пунктов, на которые приходит студент, чтобы отчитаться, как он усвоил прочитанное. Наши продвинутые вузы в значительной степени впереди.

У нашего Экспертного совета большие планы. Прежде всего, мы будем работать с проектом федерального закона об образовании в РФ. Этот проект должен быть внесён в Государственную Думу не позднее июля, значит осенью он будет рассматриваться. Наша задача – как минимум не допустить отступления назад по отношению к Закону № 11, который вступил в силу.

Среди тех разногласий, которые приходилось урегулировать с нашими коллегами из правительства, было и такое: возражали против того, чтобы дистанционные образовательные технологии и электронное обучение могли использоваться при реализации всех образовательных программ.

С другой стороны, существует договорённость: всё, что сейчас есть в законодательстве, без ухудшения должно перейти в большой федеральный закон об образовании. Однако работа предстоит не очень простая.

Второе большое направление нашей работы – проблемы, связанные с электронным учебником. Электронный учебник – не то же самое, что отсканированный обычный учебник, хотя, согласно некоторым российским правовым актам, просто отсканированный учебник может считаться электронным.

Третье направление, о котором мы думаем давно. По этому поводу создана специальная рабочая группа, но пока продвинуться до уровня законопроекта не удалось. Это проект закона об индустрии электронного обучения. Это идея Владимира Павловича Тихомирова. Взятая из опыта наиболее продвинутых стран, образцовой среди которых считается Южная Корея.

Вообще, секрет успешной образовательной политики одновременно и прост, и сложен. Я бы его сформулировал так: опора на лучшие отечественные образовательные традиции, соединённые с новейшими образовательными технологиями.

К сожалению, в последнее время российская образовательная политика очень часто шла путём построения элитарной системы образования. Не элитной, высококачественной, а элитарной. То есть отдельная система образования для богатых и управляющих, другая система образования – для всех остальных.

Может быть не все знают нашумевшее несколько лет назад высказывание Билла Гейтса на съезде американских губернаторов, которые, как ни странно, встретили это заявление аплодисментами. Он резко критиковал американскую систему образования за то, что она очень плохо учит детей из семей с низкими доходами из национальных меньшинств. Если мы плохо их учим, говорил Гейтс, то этому может быть только два объяснения: либо мы не хотим их учить, либо они неспособны учиться. Второе – неверно, первое – безнравственно.

В 21 веке обеспечить высокий человеческий потенциал в стране, а именно на нём должна базироваться модернизация, можно только с помощью построения системы образования, делающей его доступным для всех или абсолютного большинства граждан. Я думаю, представители компаний, связанных с высокими технологиями, также как Билл Гейтс, кровно заинтересованы, чтобы образовательный уровень нашего населения получался как можно выше и быстрее.

Мы рассчитываем на то, что вы нас тоже будете поддерживать в нашем стремлении обеспечить в России великий лозунг ЮНЕСКО «Образование – для всех». Федеральный закон № 11 в этом смысле идёт вразрез с образовательной политикой последнего времени, вразрез в лучшую сторону: он расширяет доступ к образованию.

Ну, и последнее, в порядке лёгкого развлечения. Притча про одессита, руководителя компании из области высоких технологий, который задумал жениться, нашёл себе очень красивую невесту, собрал гостей на помолвку. Всё было замечательно, но гости, уходя, шептали ему на ухо: не женись, у неё было много мужчин. И вот, когда гости разошлись, он говорит: знаешь, дорогая, пожалуй я передумал жениться, говорят у тебя было много мужчин. В ответ невеста его спрашивает: скажи, милый, я некрасива? – Да что ты, ты прекрасна, очаровательна. – Я плохая хозяйка? – Да нет, что ты, не хуже любого шеф-повара. – Я плохо встречала твоих гостей? – Да что ты, у нас был настоящий литературно-музыкальный салон. – Скажи, я плохая любовница? – Восхитительная! – Дорогой, неужели ты не понимаешь, чтобы всего этого достичь, нужно было учиться, учиться и учиться, и не только в дистанционном режиме.

Смысл этой притчи предельно понятен. Информационные технологии и электронное обучение не вытеснят никогда педагога из образования. Они просто призваны изменить характер взаимодействия учителя и ученика и обеспечить тому и другому новые грандиозные возможности.