Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыСтенограммы публичных выступленийПо проекту федерального закона об образовании в рф

По проекту федерального закона об образовании в РФ

. Российская академия образования. Общее собрание

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги! Позвольте мне, прежде всего в качестве первого зампреда Комитета по образованию и президента общества «Знание», и в качестве председателя общественного движения «Образование – для всех» сердечно приветствовать общее собрание академии, пожелать, по традиции, интересных идей и творческого общения, а главное – практических результатов.

В Государственной Думе сегодня началась общая дискуссия по большому законопроекту об образовании в Российской Федерации, но скоро она будет продолжена на уровне поправок.

Работа над законопроектом шла три года, он становился то лучше, то хуже. Если попытаться подвести общий результат, я бы сформулировал его так. Законопроект стал лучше, но закон будет хуже.

Законопроект стал лучше в результате работы, которую проделал над ним между первым и вторым чтением думский комитет по образованию и науке. Работа была большая и если бы на последнем этапе встреча с правительством не вынудила комитет сделать сразу четыре шага назад, то я думаю, сегодня комитет мог бы идти с гордо поднятой головой по поводу того, что он сделал между первым и вторым чтением.

В чём законопроект стал лучше?

Позиция первая. Появилось положение, согласно которому средняя заработная плата учителя должна быть не ниже средней заработной платы по региону, это должно быть отражено в нормативах финансирования образования. Но, увы, даже в этом важном положении нет того, что написано в Указе президента Путина от 7 мая относительно высшей школы, относительно других педагогических работников. В этом положении указано, что имеется в виду заработная плата, а не ставка. Разницу, думаю, вы понимаете. Сейчас учителя работают на полторы-две ставки.

Вторая позиция касается коммунальных льгот для сельского учителя. В первом чтении предполагалось, что эти льготы могут быть, а могут и не быть, устанавливаются регионами. Во втором чтении предполагается, что эти льготы должны быть, но размер, порядок устанавливаются самими регионами. Некоторый шаг по сравнению с первым чтением, но при этом потерялись учителя-пенсионеры.

Удалось перенести в законопроект между первым и вторым чтением то, что касается федерального закона № 11 и связано с электронным обучением и информационными образовательными технологиями, без чего мы обречены терять конкурентоспособность нашего образования.

Не были приняты наши предложения, связанные с поддержкой образования людей с инвалидностью. В том числе, право выбора родителями между коррекционным и инклюзивным образовательным учреждением. В том числе, право людей с инвалидностью вследствие военной травмы и инвалидов с детства на льготы при поступлении в профессиональные учебные заведения, на социальную стипендию и некоторые другие позиции.

Однако, повторяю, при всех достижениях комитета мне представляется, что если бы положить на чаши весов плюсы и минусы этого законопроекта, то минусов, увы, окажется больше.

Приведу некоторые примеры. Теория услуг. Вы наверняка слышали, что о ней говорил президент. В определении образования в законе слова «услуга» нет. Во всём, что касается финансирования образования, образование позиционируется как государственная услуга. Наши предложения заменить «услугу» на «финансирование социальных гарантий» не были приняты. Я не думаю, что «государственная редька» слаще частного какого-нибудь другого овоща.

Что касается сельской школы. В действующем законе записано, что закрыть можно только с согласия сельского схода. Теперь – создаётся специальная комиссия и с её согласия сельскую школу можно закрыть. Понятно, что уломать комиссию легче, чем сельский сход.

Родители и дошкольные учреждения. В действующем законе написано, что родители платят за уход и присмотр за детьми: обычные семьи – 20%, многодетные – 10% от общей суммы. В новом законе этого положения нет. Между тем, президент говорил, что нам надо ориентироваться на трёхдетную семью.

Надбавки и выплаты. В действующем законе есть надбавки на методическую литературу, на учёные степени, за учёные звания. В новом ничего этого нет, записано, что это должно включаться в основные оклады. Ну, мы знаем, как это делается. Если деньги есть, то основные оклады увеличиваются, если нет денег, то эти надбавки включают и говорят, что основной оклад увеличился.

Численность студентов. Сейчас она зафиксирована на цифре 170 студентов на 10 тыс. населения, в новом законе записано, вроде бы, даже лучше – 800 студентов на 10 тыс. молодёжи в возрасте от 17 до 30 лет, подсчитали, через 3-5 лет это приведёт к сокращению числа бюджетных студентов примерно на 700 тысяч человек.

Дети-сироты. В действующем законе есть льготы при поступлении в профессиональные учебные заведения, в новом законе этого нет, а вы, очевидно, знаете, что примерно 10% выходцев из детских домов сейчас более или менее успешно социализируются. Значит, их станет ещё меньше.

Право студента на общежитие. В действующем законе написано, что оплата за общежитие должна составлять не более 5% от расчётной стипендии. В новом законе такого положения нет. Это значит, что если даже будет выполнена установка президента увеличить стипендию самым малообеспеченным и самым успешно успевающим до прожиточного минимума, то практически всё это уйдёт на оплату общежития.

Отступление от принципов светского образования. В действующем законе религиозное образование – на факультативной основе. В новом – духовно-нравственная культура сводится к религиозной, большое воздействие на неё получают централизованные конфессии, с факультативной основы это переводится на обязательную, сверх того возникает возможность появления религиозного компонента в частных школах. Может получиться что, вместо того, чтобы проводить православную культуру, мы создадим условия для возникновения учебных заведений типа Талибан.

В принципе, законопроект предполагает консервацию того курса образовательной политики, о котором сегодня уже говорили.

И самое последнее, уважаемые коллеги. На наш взгляд, новый закон об образовании должен был обеспечить научно-образовательный прорыв. Ни для кого не секрет, что сейчас наиболее продвинутые страны переходят к шестому технологическому укладу. Соответственно под это требуется кадровое, информационное и т.д. обеспечение. Этого в новом законе вы не прочитаете. Полагаю, что нам нужен, как минимум, удвоенный уровень финансирования образования, нам нужен новый статус педагога, новейшие технологии и новая информационная образовательная среда.

Заканчивая выступление по поводу законопроекта в Думе при первом чтении, я напомнил депутатам известную притчу от известного нашего педагога Е.А. Ямбурга.

Урок православной культуры в 5 классе. Учительница:

– Дети, кто будет учиться на «4» и «5», попадёт в рай, кто на двойки и тройки, попадёт в ад.

Вовочка:

– Мария Ивановна, а есть ли шанс окончить школу живым?

С нашей точки зрения, будет ли шанс окончить школу живым при таком законе, целиком будет зависеть от воли политического «аллаха» в лице президента и правительства и «пророка» его в лице министерства образования и науки.

Доклад Фельдштейна (файл PDF, 344 Кб).