Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыПубликации в газете «советская россия»Гипотеза не подтвердилась

Гипотеза не подтвердилась

октября

Выступление, подготовленное к «правительственному часу» в Госдуме с министром образования и науки

Уважаемые коллеги!

Около года назад в этом зале я говорил о том, что к каждому новому министру образования и науки наша фракция подходит с положительной гипотезой. Сегодня вынужден констатировать: увы, эта гипотеза не подтвердилась.

Наши разногласия с министерством имеют не мелочный и личный, но принципиальный, профессиональный и политический характер. Мы не имеем на министерство обид за то, что оно боролось с плагиатом в диссертациях депутатов и госчиновников. Скорее наоборот: халтуру надо искоренять во всех областях и на всех уровнях.

Однако по многим ключевым позициям мы решительно не согласны с курсом министерства, скажу больше: с курсом правительства и президента России в области образовательной и научно-инновационной политики. Вот лишь несколько примеров.

Первое. Новый закон об образовании

Как мы и предсказывали, не успев вступить в силу, он уже породил проблемы. Плата за студенческое общежитие в некоторых регионах поднялась в 10 раз, а в московских вузах вышла на уровень пяти с половиной тысяч и более. Тем самым похоронено единственное реальное достижение ЕГЭ – увеличение числа студентов из регионов в московских и питерских университетах: платить за общежитие по 60–80 тысяч в год могут позволить себе только люди обеспеченные. Письмо министерства с требованием повышать плату за общежития не сразу и не резко напоминает мне предложение рубить кошке хвост по частям. Депутатский запрос по этому поводу на имя министра мною подготовлен.

В следующем году начнет резко повышаться плата за детские сады. Президент призывает российские семьи иметь по три ребенка, и это правильно. Но при этом никто не объяснил, как оплачивать их содержание в «дошколке». Более того, как дать детям предусмотренное Конституцией общедоступное и бесплатное дошкольное образование в учреждениях, которые сами не являются ни общедоступными, ни бесплатными?

В связи с новым законом минобрнауки подготовлен и направлен в минюст приказ № 1047 об учебном книгоиздании. Если он не будет исправлен, по данным экспертов, дополнительные затраты региональных бюджетов и родителей составят не менее 17 миллирдов рублей. Многие хорошие учебники будут выброшены из перечня рекомендованных для школы, а новым учебникам путь к учителю и ученику будет просто закрыт. Мы ценим позицию министерства, которое прислушалось к нашему обращению и отложило другой приказ – об учебных пособиях и учебно-методической литературе. Но и последствия одного приказа российской школе придется расхлебывать долго – дай бог не захлебнуться!

Нами подготовлено девять законопроектов, направленных на исправление пороков закона. Между прочим, даже те депутаты, которые дружно за него голосовали, вдруг «прозрели» и пытаются преодолевать трудности, которые сами перед собой и перед нашим образованием воздвигли. Общее количество законодательных предложений к новому закону перевалило за 25.

Вопреки известной формуле, в новом законе на каждый шаг вперед приходится не два, а три шага назад. Но даже в том случае, когда закон открывает возможность научно-образовательного прорыва, этого не происходит.

Как куратор Экспертного совета по информационным технологиям в образовании и руководитель группы по разработке Федерального закона № 11 об электронном обучении берусь утверждать, что смысл нового закона в этой области состоит в следующем: «нагрузить» учебные заведения, реализующие образовательные программы через электронное обучение, дополнительными обязательствами, чтобы исключить халтуру в этой области; однако при этом освободить их от массы бюрократических ограничений, которые тормозят применение информационных технологий.

Рассказываю министру: с дополнительными обязательствами все даже очень хорошо; однако в области дополнительной свободы не сделано практически ничего. Так мы неизбежно проиграем «цифровую революцию» и конкуренцию за человеческие ресурсы. И ответственность за это будет нести министерство и лично министр.

Второе. Новый стандарт для старшей школы

Его подписал и.о. министра Андрей Фурсенко, но с ним поспешил солидаризироваться и министр Дмитрий Ливанов. Стандарт действительно увеличивает количество бесплатных часов в старших классах с 36 до 37. Но при этом:

во-первых, конструкция стандарта такова, что при желании получить полноценный набор учебных предметов как минимум за два из них придется платить;

во-вторых, новый стандарт позволяет окончить школу, не изучив базовых учебных предметов – физики, химии, биологии, литературы и истории – как отдельных предметов, заменив их другими.

На наш взгляд, это полное разрушение системы общего образования, а результатом будет падение интеллектуального потенциала нации.

Неужели мы действительно доживем до ситуации, описанной в известном анекдоте: после введения нового стандарта ФСБ «накрыла» банду подростков, втайне от министерства изучавших физику, химию, биологию и даже великую русскую литературу!

Фракции КПРФ и «Справедливая Россия» собрали необходимое число подписей для возбуждения по поводу стандарта процедуры парламентского расследования. Но мы еще раз предлагаем министерству совместный круглый стол для исправления ситуации, пока не поздно.

Третье. Так называемая дорожная карта, утвержденная Распоряжением Правительства РФ от 30 декабря 2012 года № 2620-р

Составлявшие карту «картографы» требуют, – а правительство с этим согласилось, – чтобы в ближайшие пять лет значительно увеличилось число учеников в расчете на одного учителя, студентов – на одного преподавателя. По оценкам экспертов, это приведет к увольнению не менее 90 тысяч школьных учителей и более 40% вузовских преподавателей. При этом нагрузка «камикадзе», которые останутся работать в вузах, должна увеличиться почти на 30%!

Спрашивается: какое качество образования может дать профессор, который читает по 10–15 лекций в неделю? Неужели кто-то всерьез верит, что при такой нагрузке Менделеев, Ключевский или Лотман могли бы сделать открытия и написать выдающиеся труды?

Мы требуем отмены дорожной карты. А изменение соотношения студентов и преподавателей может достигаться только естественным путем в результате развития современных технологий.

Четвертое. Мониторинг вузов

Напомню: его «чудаческая» методология вызвала недовольство всех четырех фракций Государственной думы. Представляете, до чего надо довести правящую партию, чтобы и она возмутилась! Но в этом году так называемая эффективность будет измеряться все теми же порочными критериями с минимальными дополнениями.

Дмитрий Викторович! Вы же соглашались, что критерий среднего балла ЕГЭ абитуриентов может использоваться только по группам вузов. И где результат? Предскажу заранее: в этом году в неэффективные опять попадут вузы педагогические, сельскохозяйственные и вузы культуры. Но не потому, что они плохие, а потому, что государство плохо платит их выпускникам и второй раз наказывает за это, но не себя, а вузы.

Кстати, при мне общественный совет при минобрнауки высказался за то, чтобы педагогические вузы были выделены в отдельную группу. Ничего подобного не сделано, и пед­образование находится под прямой угрозой развала. Для чего существует общественный совет? Или в министерстве действует принцип «мы тут посовещались, и я решил»?

Между прочим, эффективность научной работы вузов нам по-прежнему предлагают измерять затраченными деньгами. Это же прямо толкает к коррупции: деньги «распилить», на науку списать – и будешь самым эффективным!

Как куратор Экспертного совета по негосударственному образованию от имени всего совета заявляю: при современной методологии мониторинг негосударственных вузов вообще не может быть достоверным. Разумеется, министерство вправе и должно требовать одинаковых образовательных результатов от высшего учебного заведения, независимо от формы собственности. Но мониторинг требует равных финансовых результатов при абсолютно разных условиях:

госвузам бюджетные деньги дают, а негосударственным – практически нет;

госвузам налоги на землю и имущество компенсируют, а негосударственным – ничуть не бывало;

в госвузах наука хоть плохо, но финансируется из бюджета, а в негосударственных – практически по нулям.

Такой мониторинг – все равно что соревнование конного и пешего.

Мы требуем, чтобы методология мониторинга была поставлена с головы на ноги. Мы призываем депутатов всех фракций остро поставить этот вопрос на предстоящих парламентских слушаниях.

И, наконец, пятое и последнее. Закон об Академии наук

Мы убеждены: это не реформирование, а разрушение последнего остова бывшей великой державы. Как госчиновники управляют имуществом, мы видели на примере «Оборонсервиса». А если эффективность научных институтов будет измеряться так же, как и вузов, – затраченными деньгами – на российской науке просто придется поставить крест.

Мы знаем, кто и как, выйдя на самый верх, выместил на академии свои обиды. Мы знаем, что инициатива принадлежала не министру образования и науки и тем более не заместителю председателя правительства Ольге Голодец, которую отважные мужчины, как в древние времена, первой пропустили в «пещеру с тигром». Но уклониться от исторической ответственности за этот закон ни министру, ни правительству не удастся.

Если верить экспертам, за последнее столетие академии наук ликвидировались лишь в нескольких странах: в Италии – при Муссолини, в Туркмении – при Туркмен-баши, а также в бывших советских прибалтийских республиках. Интересно, с кого берут пример наши лидеры?

Впрочем, академики отчасти расплачиваются за собственную нерешительность. Ведь если бы они избрали президентом Жореса Алфёрова, даже современная, уверенная в своей безнаказанности власть вряд ли решилась бы подвергнуть науку такому унижению. Или встретила бы решительное сопротивление.

Мы требуем отмены закона об Академии наук и будем инициировать акции протеста по известному принципу: не забудем, не простим!

Я не согласен с президентом страны, что должность министра образования и науки «расстрельная». Убежден: расстрельной эту должность может сделать только принципиально неправильная политика. Могу порадоваться за Сергея Шойгу, который, по данным ВЦИОМа, возглавляет рейтинг доверия народа среди министров и вице-премьеров правительства. Но вызывает глубокое разочарование, что во втором правительстве подряд именно министр образования и науки занимает в этом рейтинге последнее место. Думаю, это повод задуматься: надо ли дальше идти вверх по лестнице, ведущей вниз?

Однако есть вещи похуже административных «расстрелов». Это историческая репутация. Предыдущий министр образования и науки вошел в историю и народный фольклор следующей грустной притчей.

У пивного ларька стоят два бомжа.

Один говорит другому:

– За что эти проклятые интеллигенты так не любят нашего дорогого министра образования?

Другой:

– А мне так он очень нравится, я тоже терпеть не могу образованных.

Новому же министру образования хочу напомнить древнюю мудрость: в историю войти легко, но выйти из нее невозможно.

Фракция Компартии Российской Федерации при поддержке части депутатов «Справедливой России» собрала необходимое число подписей для постановки вопроса о недоверии правительству. И если правительство не проявит готовности идти навстречу – нет, не нам – нашим избирателям, – процедура недоверия будет запущена.

Повторю позицию не только фракции, но большинства образовательного и научного сообщества: нам нужна другая образовательная и научно-инновационная политика – новый курс!

Опубликовано: Советская Россия - 2013. - № 116 (13915). - 12 октября.