Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыПубликации в издании «управление школой»Расплата. на последних выборах мы решили судьбу образования

Расплата. На последних выборах мы решили судьбу образования

Ноябрь

Если вы готовы испортить себе настроение, то прочитайте это интервью...

Наши постоянные читатели помнят, что в течение почти двух лет депутат Государственной Думы, заместитель председателя Комитета по образованию и науке Олег СМОЛИН регулярно знакомил нас с тем, что ждет российское образование в будущем. Теперь с такой же регулярностью он может рассказывать о том, что НЕ ждет. Власть планомерно лишает общество жизненно необходимых законов. С законодателем побеседовала обозреватель Инна Алейникова.

– Олег Николаевич, какую основную тенденцию вы могли бы определить в работе Госдумы по отношению к образованию?

– Скажу резко: совместно с правительством происходит “зачистка” образовательного законодательства. Дело в том, что новый думский Комитет по образованию и науке пока не предложил ни одного собственного закона в области образования, но зато благополучно отклоняет чужие законы или исключает полезные нормы из действующих законов. Даже Совет Федерации, который обычно занимал менее правообразовательную позицию, чем Госдума, теперь действует наоборот. Поэтому думские защитники образования периодически благодарят Совет Федерации, когда он проявляет характер и по некоторым вопросам ведет себя лучше, чем Дума.

– Единодушия в комитете не наблюдается?

– По принципиальным вопросам ключевые голосования в комитете происходят по принципу “10 к 7”. Девять членов фракции “Единая Россия” и депутат из фракции ЛДПР – это большинство. С другой стороны – шесть членов фракции КПРФ и один – представитель “Родины”. В таком соотношении, 10:7, проходит абсолютное большинство ключевых голосований в интересах или против интересов образования.

– Что и с какими законами конкретно происходит?

– С тех пор как начала работать Четвертая Государственная Дума, комитет согласился с предложением президентской администрации снять с рассмотрения Закон “О дополнительном образовании”. Закон касается буквально всех: начиная от маленьких детей и заканчивая пенсионерами, которые получают повторное образование, повышают квалификацию или просто совершенствуют умения и навыки. Мы делали его совместно с правительством. Президентская администрация закон отклонила. Теперь комитет согласился с администрацией, и Госдума “поставила на нем крест”.

– С какими аргументами?

– Аргументы были выдвинуты в письме Владимира Путина, направленном нам еще несколько лет назад. Честно говоря, они не выдерживают никакой критики. Жаль, что это письмо Президента, а то его можно было бы послать в сатирический журнал. Например, там написано, что законодатель не может включать в закон систему дополнительного образования. То есть система есть, а в закон ее вводить нельзя, потому что, якобы, закон трактует понятие “дополнительное образование” иначе. Но мы были готовы параллельно ввести изменения в Закон “Об образовании”, хотя он и сейчас не запрещает говорить о системе дополнительного образования. Вот один из аргументов.

Фактически же, конечно, речь идет об экономии бюджетных средств. Но, по данным Минобразования, неоднократно озвученным замминистра образования Еленой Чепурных, на обучение одного ребенка в кружке тратится в сотни раз меньше, чем на его содержание в колонии для малолетних преступников.

– Какие еще законы имеют аналогичную судьбу?

– Сейчас перечислю некоторые из них.

Закон “О специальном образовании” – о лицах с ограниченными возможностями здоровья. Ему уже девять лет! Он был дважды отклонен Президентом Ельциным. В декабре 2000 года Путин (по моей просьбе) поручил своей администрации согласовать с нами текст закона. Администрация поручение не выполнила. В итоге закон отклонен и с рассмотрения снят. В настоящее время из регионов в Думу идут обращения по поводу него. А председатель Комитета по образованию и науке пересылает эти обращения мне с вопросом: “Что делается по образованию лиц с ограниченными возможностями здоровья?”

Далее. Законодательное собрание Омской области предлагало возложить ответственность и расходы при аттестации общеобразовательных школ на учредителей. Мы в свое время договорились с Минобразования, что этот закон будет поддержан. В силу разных реорганизаций сделано этого не было. Теперь законопроект отклонен.

Московская областная Дума предложила платить надбавки за ученые степени не только в вузах, но и по всей системе образования. Комитет законопроект поддержал, а Государственная Дума его “благополучно” отклонила.

Пожалуй, апофеозом того, что происходит в образовательном законодательстве, стал 122-й закон об отмене 112 законов и внесении антисоциальных изменений в 152 законодательных акта РФ. Он вступает в силу с 1 января 2005 года. Закон резко ухудшает положение тех, кто учит и учится.

Наш комитет работал с этим законом. Кое-что нам удалось сохранить. Если говорить о моем участии, то из моих 296 поправок по разным вопросам было принято 29 – десятая часть.

Согласно ему, из статьи 5 Закона “Об образовании” исключены положения о государственном финансировании аккредитованной негосударственной школы. Из него же исключены статьи о том, что государство должно оказывать поддержку детям, нуждающимся в социальной помощи в период обучения.

Из 54-й статьи исключено практически все, что касается заработной платы педагогических работников по всей России: не только упоминание о том, что уровень этой зарплаты должен быть не ниже средней зарплаты в промышленности, но и о федеральных гарантиях по оплате труда.

Из закона целиком исключена статья 40, которая называлась “Государственные гарантии приоритетности образования”. Между прочим, именно в ней указывалось, какая доля бюджетных расходов должна выделяться на образование в России. Говорилось о том, что образовательное учреждение должно иметь налоговые льготы. Что касается субсидий на приобретение литературы, то теперь они гарантируются только тем, кто работает в федеральных образовательных учреждениях. Учреждения в регионах будут решать эту проблему сами.

Из статьи 2 Закона “О высшем образовании” исключено положение, запрещающее сокращать бюджетных студентов.

Из статьи 16 этого же закона убраны положения, которые гарантируют студенту право на бесплатный проезд к месту учебы и обратно и дополнительные выплаты на питание.

Полностью отменены Закон “О моратории на приватизацию образовательных учреждений”, Закон “О социальном развитии села”, в котором содержалось положение о 25-процентной надбавке к зарплате для сельской интеллигенции. Также полностью отменен закон о компенсационных выплатах на питание для тех, кто обучается в школах, техникумах и ПТУ. Та же участь у закона о льготах на проезд в междугородном транспорте для детей из малообеспеченных семей.

В Законе “Об образовании” пострадали и социальные, и либеральные нормы. То есть закон ударил, во-первых, по социальной защите обучающихся и обучающих и, во-вторых, по возможностям образовательных учреждений зарабатывать деньги и более или менее свободно их тратить.

Количество примеров уходит в бесконечность.

– Еще совсем недавно, в прошлом году, когда вы вели постоянную рубрику в нашей газете, мы каждую неделю убеждались, что Дума в плане образовании действует в роли созидателя. В чем-то успешно, в чем-то не очень, но прогресс был налицо. Что случилось? Почему теперь число негативных моментов, по вашим словам, теряется в бесконечности?

– Ответ предельно прост: это результат политических изменений, связанных с последними выборами в Госдуму и избранием Президента России. Напомню, что в Третьей Государственной Думе лучше всех за образование голосовали коммунисты, Агропромышленная группа и фракция “Яблоко”. Хуже всех – фракция ЛДПР и “Единство”.

По итогам выборов фракции “яблочников” в Четвертой Думе вообще нет, а коммунистов с союзниками стало в два раза меньше. Напротив, прибавку получили те партии, которые меньше всего делали для образования своим голосованием: “Единая Россия”, имеющая триста с лишним депутатов, и фракция ЛДПР.

Другими словами, чем хуже партия в прошлой Думе голосовала за народ, тем лучше народ проголосовал на выборах за партию. Думаю, мы все как народ, в частности российская интеллигенция, расплачиваемся за то, какой выбор сделали. Пока люди не поймут, что есть прямая связь между тем, какие бюллетени они опускают в урны, и тем, какие принимаются законы в Думе, все будет так же.

Опубликовано: Управление школой. – 2004. – 16-23 ноября. - № 43. – С. 2-3.