Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления на парламентских и общественных слушанияхВыступление на парламентских слушаниях “о проекте концепции реформирования системы оплаты труда работников организаций бюджетной сф?

Выступление на парламентских слушаниях “О проекте концепции реформирования системы оплаты труда работников организаций бюджетной сферы (в части образования)”: “Реформа зарплаты: если образование - приоритет, почему учитель станет беднее?”

. Москва, Государственная Дума

Добрый день, уважаемые коллеги! К сожалению, должен начать с парадокса: в последнее время на фоне разговоров о всеобщей любви к образованию и о его приоритетном финансировании в канун 2003 года впервые за несколько лет над российским учителем нависли сразу три угрозы, если хотите, “дамокловых меча”, а над сельским учителем - целых пять. С них и начну.

Во-первых, внося в Госдуму проект федерального бюджета на 2003 год, Правительство предлагало отменить 25-процентную надбавку для сельских учителей, а равно работников культуры и медицинских работников. Давление профсоюзов и трудовых коллективов работников бюджетной сферы оказалось столь сильным, что эту угрозу нам удалось ликвидировать при рассмотрении вопроса в Бюджетном Комитете, не вынося на пленарное заседание.

Во-вторых, внося проект поправок к закону “Об основах федеральной жилищной политики”, Правительство пыталось ликвидировать коммунальные льготы для сельской интеллигенции. Четырежды рассмотрение этого вопроса на пленарном заседании Госдумы переносилось. В конце концов законопроект был принят, однако теперь льготы предлагается ликвидировать (точнее, передать этот вопрос на рассмотрение субъектов Российской Федерации) с 2005 года, когда парламентские и президентские выборы останутся позади.

Очень интересной была полемика в Думе по поводу принятия этого Закона. Например, наш коллега из “Союза Правых Сил” Борис Надеждин заявлял, что помогать надо не сельскому учителю, а бедному учителю. В свою очередь, мы спрашивали: а где вы видели богатых учителей?

В-третьих, похоже, Правительство пытается пересмотреть установленное законом положение об уровне зарплаты в образовании. Начиная с почившего в бозе Указа Президента Б.Н. Ельцина № 1 от 11 июля 1991 г., начиная с Закона РФ “Об образовании” 1992 г., была установлена, но не исполнялась, норма, согласно которой средние ставки зарплаты педагогических работников в системе образования должны быть не ниже средней зарплаты в промышленности. Увы, выступая в Госдуме 9 октября 2002 г., В.И. Матвиенко, которую я высоко ценю как самого социального вице-премьера, но которая в данном случае выражала точку зрения Правительства, заявила, что теперь Правительство исходит из положения, согласно которому зарплата в непроизводственных отраслях должна быть на уровне 80 % от производственных отраслей. При этом даже в Распоряжении Правительства № 1756-р “Концепция модернизации российского образования на период до 2010 года” записано: в 2006 году вывести оплату труда в этой сфере на уровень средней зарплаты в промышленности.

В-четвертых, в 2003 году Правительство предлагает индексацию зарплаты работников образования, медицины, науки, культуры ниже роста прожиточного минимума. По данным профсоюзов, рост прожиточного минимума с декабря 2001 года, когда зарплата повышалась последний раз, до октября 2003 года, когда ее предполагается поднимать вновь, составит 40 %, тогда как обещанное повышение - только 33 %!

Обращаю Ваше внимание на точность расчетов. Согласно закону о федеральном бюджете, в текущем году инфляция, т.е. средний рост цен, ожидается на уровне 10-12 %. Однако при этом прожиточный минимум (т.е. цены на товары и услуги первой необходимости) по тем же прогнозам вырастет на 22,7 % (округленно 23 %). А поскольку, к сожалению, у большинства образования зарплата “вращается” около такого минимума, ее рост нужно сравнивать именно с ним, а не со средними темпами инфляции.

Между прочим, это означает, что в текущем году беднее в России станет и средний пенсионер, пенсия которого, опять же в среднем, увеличится на 17-18 %, т.е. на 5-6 % меньше, чем прожиточный минимум!

Наконец, в-пятых, предлагается уже с октября текущего года перевести педагогов, медиков, работников науки и культуры на отраслевые системы оплаты труда. Хочу подчеркнуть: идея отраслевых систем оплаты труда - в принципе идея правильная, и мы как законодатели предлагали ее на протяжении уже более 10 лет.

Так, уже в Указе Президента Б.Н. Ельцина № 1, проект которого был подготовлен нами в Комитете по науке и образованию Верховного Совета, а затем и в Законе РФ “Об образовании” (июль 1992 г.) отнюдь не предполагалось, что педагогические работники будут оплачиваться по той же системе, что и иные профессиональные отряды работников бюджетной сферы. В Указе и Законе образование объявлялось приоритетом государственной политики со всеми вытекающими из этого финансовыми и социальными обязательствами государства. Еще в 1996 г. в Госдуму была внесена первая редакция проекта федерального закона “О порядке определения размеров средней ставки и должностного оклада работников образовательных учреждений”, которая в развитие действующего Закона об образовании предусматривала поэтапное повышение ставок и окладов педагогических работников до средней зарплаты в промышленности на основе особой тарифной сетки, если угодно, особой отраслевой системы, устанавливающей минимально допустимый для всех регионов и муниципальных образований уровень зарплаты по всем основным разрядам. Другими словами, каждый регион, каждый орган местного самоуправления, будь у него деньги, сохранял право повышать зарплату педагогам, но не имел бы права опускать ее ниже установленных законом федеральных гарантий.

Говорю об этом не случайно, ибо отраслевые системы зарплаты, предложенные Минтрудом, принципиально отличаются от того, что мы предлагали и предлагаем. Отличаются, как небо от земли, в худшую сторону, причем сразу по нескольким параметрам.

Первое. На мой взгляд, правительственный проект реформы неверно характеризуется как создание отраслевых систем оплаты труда. Точнее его было бы назвать созданием систем региональных или даже муниципальных. Фактически Правительство планирует ликвидацию большинства федеральных гарантий в области оплаты труда. Каждому региону или даже муниципальному образованию предлагается исходить из собственных финансовых возможностей при сохранении минимальной зарплаты, установленной федеральным законом. В настоящее время эта заработная плата составляет 450 рублей или менее 15 долларов. К концу года будет повышена до 600 рублей или менее чем 20 долларов. Когда называешь эти показатели зарубежным коллегам, они просто отказываются верить. Все остальные показатели заработной платы предлагается сохранить лишь в качестве федеральных рекомендаций регионам.

Вопреки тому, что здесь говорили, это неизбежно приведет к усилению разрыва в заработной плате педагогов между регионами. В “донорских” регионах, которых в России единицы, зарплата может даже вырасти, однако в регионах дотационных и депрессивных, которых абсолютное большинство, она может быть даже снижена, поскольку федеральный центр не будет закладывать соответствующие средства в трансферты и субвенции регионам.

Разумеется, вместе с профсоюзами мы выступаем против такой “реформы”, требуя сохранения федеральных гарантий по всем ставкам и окладам отраслевой системы оплаты труда, минимальные размеры которых должны быть едиными и обязательными для всей страны. На наш взгляд, такой подход соответствует и предложениям президентского законопроекта, согласно которым в статье 28 Закона РФ “Об образовании” нужно отнести к компетенции Российской Федерации установление федеральных гарантий реализации права граждан на образование.

Второе и главное. Без дополнительных денег никакая реформа оплаты труда невозможна. Как бы мы ни делили современный “тришкин кафтан”, все равно придется “укорачивать” либо рукава, либо полы. Мне не раз уже приходилось говорить, что попытка реформирования оплаты труда без денег - это всё равно, что попытка непорочного зачатия без участия Господа Бога - заманчива, но до сих пор никому не удавалась.

Специалистами Минобразования и ЦК профсоюза работников народного образования и науки подсчитано: для введения отраслевой системы оплаты труда в образовании нужно увеличить финансирование (включая тарифный и надтарифный фонды) в 2,7 раза или, как минимум, хотя бы в 2 раза. В противном случае пользы от такого реформирования не будет.

Напомню, что после повышения в конце 2001 года зарплата в образовании составляла 60 % от ее уровня в промышленности (с учетом зарплат вузовских работников). При существующих темпах роста оплаты труда в промышленности соотношение зарплат в октябре 2003 года снова опустится до уровня 45 %. Как уже говорилось, увеличение зарплаты в бюджетной сфере на 1/3 не покрывает даже роста прожиточного минимума.

Итак, на мой взгляд, предлагаемая версия создания отраслевой системы оплаты труда в сфере образования может принести больше вреда, чем пользы. Надеюсь, что педагогические работники и их организации, прежде всего профсоюзы, сумеют объяснить депутатам, особенно тем, кто так “любит” образование в прямом эфире и перед выборами, элементарную вещь: чтобы реформировать оплату педагогического труда, нужно сначала сделать ее достойной!

Для того, чтобы было понятно, с кем работать, приведу результаты уникального исследования, проведенного нашим Комитетом. Это расчет среднего рейтинга поддержки образования фракциями и группами в Госдуме третьего созыва за три года по результатам всех без исключения голосований по законам и законопроектам, связанным с образованием. Повторю: считался рейтинг по всем голосованиям, чтобы не было соблазна выбрать выгодные одним фракциям и невыгодные другим. Итак, впервые публично привожу средний рейтинг поддержки образования за три года:

КПРФ +83,7 %,

Агропромышленная группа (членом которой как беспартийный депутат состою я) +81,4 %,

“Яблоко” +51,5 %,

“Российские регионы” +42,6 %,

депутаты, не входящие в группы +31,8 %,

“Отечество - вся Россия” и группа “Народный депутат” +28,3 % (удивительное совпадение до десятых долей процента),

“Союз Правых Сил” +20,9 %,

ЛДПР +9,7 %,

“Единство” -7,3 % (эта фракция осталась единственной с отрицательным рейтингом, т.е. голосовала против образования чаще, чем за него).

Самое удивительное, что никаких видимых экономических или политических предпосылок для того наступления на учителя, которое мы пережили в канун 2003 года, не существует. В стране продолжается экономический рост, хотя темпы его замедляются: 9 % роста ВВП в 2000 г., 5,1 % - в 2001 г., 4,1 % в 2002 г. В 2003 г. темпы еще более замедлятся, но рост будет продолжаться.

В условиях экономического роста существуют реальные возможности повышения заработной платы не только в образовании, но и по всему народному хозяйству страны. Вот лишь некоторые из них.

  1. Использование бюджетного профицита и дополнительных доходов. Не все знают, что в 2001 г. дополнительные доходы федерального бюджета составили 318 млрд. руб. В 2002 г. плановое превышение доходов над расходами должно составить 109 млрд. руб., а фактическое будет намного больше. В 2003 г. бюджетный профицит планируется на уровне 72 млрд. руб. Увы, все эти деньги предполагается направить лишь в два адреса: либо опережающее погашение внешних долгов, либо резерв Правительства. Почему из этих денег нельзя повысить заработную плату, с точки зрения здравого смысла, понять невозможно!
  2. Отказ от снижения таможенных пошлин, как минимум, на импорт продовольствия и на экспорт природных ресурсов. Готовясь к вступлению во Всемирную торговую организацию, Россия практически ежегодно такие пошлины снижает, иногда до 50 млрд. руб. Это много больше, чем требуется для повышения зарплаты учителя.
  3. Изменение налоговой политики. Россия по-прежнему остается единственной более или менее цивилизованной страной в мире с “плоской” шкалой налогообложения, где 13 % от своих доходов платят в качестве налога и начинающий учитель, и олигарх, многоопытный в приватизации чужого имущества. Более того, в 2003 г. отменен налог на обмен валюты, который давал бюджету около 2,5 млрд. руб. Их тоже можно было бы направить на повышение заработной платы.
  4. Ограничение вывоза капитала. Два года назад даже Президент признал, что из страны ежегодно вывозится не менее 20 млрд. долларов. Но при этом под давлением Правительства и Президентской Администрации в июле 2001 г. Госдума приняла закон, облегающий вывоз капитала из России.
  5. Возвращение обществу доходов от природных богатств. По расчетам экономического отделения Российской академии наук, если бы в России те, кто приватизировал природные ресурсы, отдавали в бюджет, как это принято в большинстве государств мира, не менее 50 % своих доходов вместо 6 %, как сейчас, страна получила бы дополнительно примерно 70 млрд. долларов, т.е. практически второй федеральный бюджет!

Политически ситуация для наступления на учителя тоже выглядит неблагоприятной: в предвыборный год есть надежда на то, что в этом году даже Третья Государственная Дума, до сих пор подвластная исключительно Президенту и Правительству, в известной мере окажется и подвластной своим избирателям.

Возникшую ситуацию сложно объяснить и с точки зрения любой осмысленной идеологии. Если бы Правительством руководили нормальные либералы, они, как и нормальные социалисты, должны были бы понимать две вещи.

Во-первых, труд учителя - один из наиболее квалифицированных и поэтому должен оплачиваться достаточно высоко как по либеральному принципу “Дайте людям заработать!”, так и по социалистическому принципу “Каждому - по труду”.

Во-вторых, с нищим учителем войти в информационное общество и обеспечить будущее страны невозможно.

Поэтому, когда задумаешься о причинах атак на интеллигенцию, на ум приходят лишь два объяснения.

1. Радикальный идеологический догматизм. Сказал господин Ясин, что нужно облегчать экономическое бремя государства, значит, облегчать. А спасение “утопающих” (в данном случае - учителей) пусть остаётся делом самих утопающих. Сказал господин Козак, что каждый уровень власти должен оплачивать те организации, которые учредил, значит, должен оплачивать. И, следовательно, отвечать за зарплату учителя будет исключительно регион, а федеральный бюджет здесь якобы не причем.

При этом, правда, забывают, что в последние годы в российской финансовой политике наблюдается вполне определенная тенденция, а именно: деньги - в центр, финансовая ответственность и финансовые мандаты - в регионы.

Перехожу к предложением, которые лишь отчасти нашли отражение в проекте рекомендаций, подготовленных Комитетом.

1. Поддержать идею перехода к отраслевым системам оплаты труда, в т.ч. в образовании. Силами депутатов и профсоюзов подготовить законопроект об основах такой системы.

2. В основу законопроекта положить федеральный закон “О порядке определения размеров средней ставки и должностного оклада работников образовательных учреждений”, который неоднократно принимался Госдумой, один раз был одобрен Советом Федерации, но отклонен Президентом. При этом включить в законопроект положения троякого рода:

во-первых, нормы статьи 54 действующего Закона РФ “Об образовании”, в частности, о том, что средние ставки педагогических работников должны быть выше средней зарплаты в промышленности, а профессорско-преподавательского состава вузов - на уровне двух средних зарплат в промышленности;

во-вторых, требования широких слоев педагогической общественности и многих региональных законодательных собраний о том, чтобы к заработной плате педагогических работников были установлены те же надбавки и доплаты, какие существуют в системе государственной службы;

в-третьих, о том, что минимальный уровень всех ставок и окладов в отраслевой системе устанавливается федеральным законом (или Правительством на основе федерального закона), а субъекты Российской Федерации и органы местного самоуправления вправе увеличивать размеры оплаты труда педагогов, но не вправе их снижать по сравнению с федеральными гарантиями.

3. Пригласить на пленарное заседание Госдумы по вопросу об отраслевых системах оплаты труда премьер-министра М. Касьянова.

4. Подготовить и направить в Правительство парламентский запрос с изложением позиции участников Парламентских слушаний по данной проблеме.

5. Обратиться к профессиональным союзам, Российскому Съезду ректоров, другим организациям образовательного сообщества с предложением провести активную работу среди депутатов Госдумы, требуя, чтобы они блокировали принятие соответствующего закона в версии, предложенной Минтрудом.

6. Поддержать в основном предложение Министерства образования по увеличению и новой структуре оплаты педагогического труда. Считать целесообразным переход на отраслевую систему заработной платы при условии повышения тарифной и надтарифной частей фонда оплаты труда не менее, чем в 2 раза.

В заключение позвольте несколько пожеланий.

Уважаемые коллеги! Поскольку Парламентские слушания проходят в день Старого Нового года, который, как всегда, наступает после Нового Нового года, - такая инверсия времени бывает только в России; поскольку, согласно народным поверьям, нам предстоит жить в Год Овцы или Козы, хочу от души пожелать всем нашим коллегам и педагогическим работникам, а заодно работникам науки, культуры и медицины:

такой реформы заработной платы, чтобы российскому интеллигенту не пришлось повторять, что толку от нее - как молока от мужа или друга той самой козы!

чтобы от “бюджетной” козы тем, кто учит, лечит, просвещает и совершает открытия, достались не только “рога и копыта”!

чтобы политики не принимали собственный народ за стадо овец, а тем, кто принимает, интеллигенция непременно “наставляла рога”!

а если серьезно, хочу пожелать российскому учителю и всем российским интеллигентам достойной зарплаты, достойного статуса в обществе, а главное того, чего в самой рыночной экономике нельзя купить за деньги: добра, здоровья, удачи!

P.S. Парламентские слушания, прошедшие в Госдуме 14 января, отличались удивительным единодушием. Выступавшие депутаты всех фракций и групп (Компартии, СПС, “Яблоко”, Агропромышленная депутатская группы, группы “Российские регионы” и даже от имени совета “Единой России”) дружно критиковали Правительство и “горой” стояли за российского учителя. Однако уже на следующий день цена слов была проверена делами. Автор этих строк, как и предлагал на слушаниях, стал требовать приглашения на пленарное заседание Государственной Думы Председателя Правительства России М. Касьянова, чтобы услышать точку зрения Правительства из первых уст и, в свою очередь, изложить ему позицию образовательной общественности и представляющих ее депутатов Парламента. На голосование этот вопрос ставился трижды, причем в последний раз - после яркого и эмоционального выступления депутата Тамары Плетневой. С третьего раза решение было принято. Привожу результаты последнего голосования, которые говорят сами за себя:

ЛДПР - 100 %,

КПРФ - 98,8 %,

Агропромышленная группа - 97,7 %,

группа “Народный депутат” - 92,6 %,

группа “Российские регионы” - 63,8 %,

СПС - 6,3 %,

“Единство” - 1,2 %,

“Яблоко” - 0,

“Отечество - вся Россия” - 0.