Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления на парламентских и общественных слушанияхО законодательном обеспечении социальной защиты молодежи

О законодательном обеспечении социальной защиты молодежи

. Государственная Дума, "круглый стол" фракции КПРФ

Смолин О.Н. Добрый день, уважаемые депутаты, коллеги из исполнительной власти, ветераны, студенты, пришедшие в Государственную Думу!

Начну с известной фразы М. Жванецкого. Все говорят: молодёжь, молодёжь… Но если мы будем и дальше проводить ту же политику, молодёжи вообще не будет.

Я не шучу, потому что, согласно официальным прогнозам Минэкономразвития, количество граждан России к 2030 году, в оптимистическом варианте, сократится на 5 миллионов, в пессимистическом – на 15 миллионов человек.

Согласно официальным расчётам Минобрнауки, мы к 2020 году не досчитаемся примерно трети молодых людей от 17 до 30 лет. Но я не буду говорить о проблемах всей молодёжи, в связи с моей должностью, я буду говорить о студентах и обозначу тему выступления так: почему студент работает и подучивается?

Уважаемые коллеги, предлагаю вашему вниманию 11 тезисов.

Тезис первый. В России ещё никогда не было так много студентов и давно уже не было так мало студентов, которые обучаются за счёт бюджетных денег.

Мы занимаем одно из первых мест в мире по количеству студентов в расчёте на 10 тысяч населения. Но при этом около 60% студентов учатся за собственные деньги, в Германии – порядка 10%, во Франции – 20%, в Советском Союзе, как мы помним, сто процентов студентов учились за бюджетные деньги.

В современной России мы имеем 170 студентов на 10 тысяч населения. И, забегая вперёд, хочу сказать, что новый Закон «Об образовании», против которого мы выступали, предполагает сокращение числа бюджетных студентов, примерно, на 700 тысяч человек к 2020 году, т.е. до уровня 125 на 10 тысяч населения.

Почему-то у нас действующая власть считает, что студентов слишком много. И Владимир Владимирович однажды даже задал вопрос: ну, кому это надо?

Владимир Владимирович, отвечаю: это надо самим студентам, поскольку высшее образование позволяет лучше устроиться в жизни. Это надо стране, потому люди с высшим образованием создают вдвое больше валового внутреннего продукта в расчёте на душу работающего населения, чем люди без высшего образования. Кстати, люди с высшим образованием, в среднем, дольше живут, меньше совершают преступлений против личности, больше зарабатывают и так далее. Другое дело, наша проблема состоит в том, что у нас людей с дипломами гораздо больше, чем людей с высшим образованием. Это далеко не одно и то же.

Тезис второй. Студенты бюджетные и внебюджетные. Отчасти я этого уже коснулся. Добавлю только, что мы в своё время предложили альтернативный проект закона «О народном образовании», который предполагал не сокращение, а увеличение числа и доли бюджетных студентов в Российской Федерации. Мы не рискнули поднимать до французского или немецкого уровня. Но мы полагали, что более 60%, две трети российских студентов, должны учиться за бюджетные деньги.

Тезис третий. Образовательные кредиты.

В странах типа Соединенных Штатов или Великобритании, которые имеют такую же долю бюджетных студентов, как в России, существует развитая система образовательного кредитования. В нашем законопроекте народного образования мы конкретно прописали условия получения такого образовательного кредита.

В России кредит обычно дают под 9-11%, льготный кредит для студентов оборонных и технических вузов примерно вдвое дешевле, но у нас даже льготный кредит примерно в 20 раз дороже, чем кредит, получаемый студентом в Соединенных Штатах Америки. Он там получает его в расчете на 30 лет по ставке, равной ставке рефинансирования федеральной резервной системы, то есть под 0,25% в год, практически беспроцентный кредит.

Тезис четвертый. Уровень стипендий.

Уважаемые коллеги, уважаемые студенты. Когда мы учились, когда мы были такими, как вы, мы получали стипендию на уровне 80% от прожиточного минимума. Повышенная стипендия была равна или чуть выше прожиточного минимума. Студенты оборонных и технических вузов получали стипендию выше прожиточного минимума. «Ленинская» стипендия, которую получал ваш покорный слуга, была на уровне двух прожиточных минимумов.

Сейчас расчетная студенческая стипендия составляет в лучшем случае 20% от прожиточного минимума, то есть в 4 раза ниже, чем когда-то была.

Мы предлагали, в том числе к бюджету, только что голосовавшемуся в Государственной Думе, поправки, предполагающие поэтапное увеличение академической стипендии до 80% прожиточного минимума, а социальной стипендии для малообеспеченных студентов – до прожиточного минимума с правом студенту получать и то, и другое.

За наши поправки голосовали все три фракции, называющие себя оппозиционными, но не голосовала «Единая Россия».

Позиция пятая. Общежития. Парадоксальная ситуация. В прежнем Законе «Об образовании» было написано, что плата за общежитие не должна превышать 5% от расчетной стипендии. Перенесемся в советское время: стипендия была 40 рублей, а плата за общежитие составляла 2 рубля.

После 1 сентября 2013 года, когда новый Закон об образовании вступил в силу, стала поступать информация о том, что в некоторых вузах уровень стипендий был повышен до 10 раз. А дальше возник парадокс. Ректоры, в общем, выполняли Закон «Об образовании», его не нарушали, согласовывая повышение стипендий с представителями студенческого самоуправления.

В итоге, ректоров стали «бить по голове» министерство и та же самая фракция «Единая Россия», которые утверждали этот закон.

Нам кажется, надо принимать правильные законы, чтобы не хотелось их потом исправлять с помощью административного насилия.

Шестая позиция. Абитуриенты и студенты-сироты. Вы знаете, как наша страна «любит» детей-сирот, особенно, когда они попадают за рубеж.

В новом Законе об образовании отменены льготы для детей-сирот при поступлении в высшие учебные заведения. Им предлагают вместо этого подготовительные отделения, практика которых толком до сих пор не отработана.

Интересно, что сейчас не только мы, но и часть депутатов, голосовавших за этот законопроект, опять же, вносят законопроекты, направленные на исправление ситуации, возвращающей хотя бы частичные льготы детям-сиротам.

Нам кажется, что закон не должен превращаться в дышло, которое поворачивается через каждые полгода, не успев вступить в силу. Вообще депутат должен отвечать за свои голосования и соответственно тщательно думать, за какие законы он голосует.

Мы считаем, что льготы детям-сиротам должны быть возвращены. Потому что и без того 90% выпускников детских домов, по данным социологов, не могут успешно социализироваться, становятся либо жертвами криминала, либо попадают под его влияние, либо оказываются без жилья и так далее.

Седьмое. Абитуриенты и студенты с инвалидностью. В новом законе нам удалось с некоторым трудом сохранить в пределах 10-процентной квоты льготы для ребят с инвалидностью. Но хочу заметить, что поступают обращения такого свойства. В некоторых вузах заявляют: у нас не созданы для вас специальные образовательные условия, поэтому мы вас принимать не можем.

Это не правильно. В свое время, хотя специальных образовательных условий не было, мы поступали на свой страх и риск, а преподаватели и ребята-студенты, кстати сказать, нам активно помогали, очень высокий был уровень студенческой солидарности. Я всегда буду благодарен моим одногруппникам, с которыми мы делились: они со мной – возможностью читать, а я с ними – некоторыми идеями. Так вместе и работали на пользу тем и другим.

Восьмое. Аспиранты. Аспирантская стипендия примерно в 6,5 раз ниже, чем была в советский период, в пересчёте на прожиточный минимум. Мы полагаем, что на эту стипендию прожить просто невозможно, и поэтому не только студенты, но и аспиранты сейчас сплошь и рядом вынуждены не учиться по-настоящему. Если прежде студент учился и подрабатывал, то теперь он обычно работает и подучивается.

Мы полагаем, что аспирантская стипендия должна быть поднята до того уровня, который был 25 лет назад, то есть, примерно, до двух прожиточных минимумов.

Девятое. Студенты средних специальных учебных заведений среднего профессионального образования. Не все помнят, что в новом законе ликвидирована как уровень система начального профессионального образования. Нам говорят: как здорово, мы помогли ребятам, ликвидировали это плохое слово – ПТУ, теперь все у нас – студенты средних специальных учебных заведений. Но у меня на руках находятся результаты серьёзного исследования, прогностического, которое говорит о том, что возможен кризис рабочих кадров во многих регионах Российской Федерации.

Кстати, недавно на наших парламентских слушаниях выступал экс-министр Евгений Викторович Ткаченко, который сказал, что, поскольку ребят из бывших ПТУ объявили теперь студентами средних специальных учебных заведений, а меры социальной поддержки для СПО предложены гораздо меньшие, чем для НПО, бюджеты сэкономили порядка 40 миллиардов рублей на детях, в данном случае – на студентах, которые получают теперь формально среднее профессиональное образование. Мы полагаем, что экономить на образовании это хуже, чем топить ассигнациями, перефразируя Менделеева.

Десятое. Информационная среда. Вы, конечно, помните, я обращаюсь к ребятам, что ваши деды входили в тройку самых образованных поколений своего времени, без всякого преувеличения. Не только потому, что старательно учились, но ещё и потому, что информационная среда этому способствовала.

Буквально вся мыслящая Россия в субботу или воскресенье устраивалась смотреть программу нашего выдающего просветителя Сергея Петровича Капицы «Очевидное – невероятное», и уровень естественно-математической грамотности, по мировому признанию, в России был выше, чем в подавляющем большинстве стран, если вообще мы не были в мировых лидерах. Это признавал ещё Мировой банк в начале 90-х годов. Мировой банк, который нас отнюдь не любит, и прописал нам все наши реформы образования в виде рекомендаций.

Сейчас, по опросам социологов, 32% населения полагают, что Солнце – это спутник Земли. И столько же думают, что, если радиоактивное молоко прокипятить, то радиоактивность исчезает.

Мы, в нашем законопроекте о народном образовании, требовали восстановить государственный образовательный канал, государственными грантами поддерживать все каналы, которые будут вести образовательные программы. Пока, глядя на большинство каналов современного телевидения, я вспоминаю Владимира Высоцкого, помните, который утверждал, что телевидение может быть «окном в мир», а может быть «ящиком для идиота».

Последний короткий тезис. Мы предложили более 10 законопроектов, направленных на исправление пороков нового Закона «Об образовании». И будем продолжать добиваться их принятия. Пока мы работаем в Государственной Думе, голос российского учительства, студенчества, преподавателей вузов, воспитателей детских садов будет всегда слышен.

В завершение хочу сказать. Предыдущий министр образования и науки Андрей Фурсенко вошёл в народный фольклор с грустной притчей. У пивного ларька два бомжа обсуждают министра образования и науки. Один другому говорит: «Слушай, что эти проклятые интеллигенты так не любят нашего дорогого Андрея Александровича? А мне так он очень нравится. Я тоже терпеть не могу образованных».

Очень хотелось бы пожелать, чтобы действующие и новые министры входили бы в народный фольклор только с позитивными притчами.

А ребятам хочу сказать. Атомизация общества, глубочайший индивидуализм и даже конкурентный индивидуализм – это условия несчастья человеческого. Люди-индивидуалисты, как правило, люди несчастливые.

Поэтому в качестве пожелания то, что приписывается Конфуцию: «Счастье – это когда тебя понимают. Большое счастье – это когда тебя любят. Настоящее счастье – когда любишь ты».

Спасибо.

(Аплодисменты.)