Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления на парламентских и общественных слушанияхСтратегия развития воспитания в россии

Стратегия развития воспитания в России

. Парламентская газета, "круглый стол"

Какие принципы и задачи станут основой стратегии воспитания в России?

Смолин О.Н. Я думаю, что было бы правильно, если бы кто-то из представителей Правительства представил новый документ. Я же хочу сказать несколько слов по оценке ситуации с воспитанием в целом и по этому документу в частности.

Начну с того, что стратегия государственной политики в области воспитания крайне необходима. Если говорить о частных фактах, недавно я попал на программу Первого канала, обсуждалась история взаимоотношений в классическом треугольнике, который превратился в неклассический шестиугольник.

Девушка встречалась с парнем, парень показался слишком слабоват, почему-то не понравился, продолжал девушку, тем не менее, преследовать, девушка обозвала его прыщавым уродом, началась переписка в социальных сетях, где самое приличное слово, которое парень употребил по отношению к своей бывшей и продолжающейся любимой, было шлюха.

Девушка обратилась к своему новому парню, а этот, соответственно, рыцарь явился выяснять отношения не один на один, а трое на двое, и взял с собой кого помощнее, и не сам начинал драку. Мамы встали на защиту детей стеной. Единственный положительный герой во всей этой истории – отчим, который усыновил ребят и который сказал, что он сейчас не живет с их мамой и, тем не менее, сказал, что да, я тоже виноват в этой истории.

Если от частного к общему, то ситуация вам хорошо известна. Согласно результатам опросов, 60 процентов российской молодежи заявили, что они готовы переступить любые нормы нравственности и справедливости, что называется, десять заповедей, во имя жизненного успеха. По данным Российской академии образования, еще в страшном 1993 году 58 процентов наших подростков, то есть почти 60 процентов, отличались альтруистическим типом ориентации, были способны сопереживать, сорадоваться, помогать другим и так далее. По последним данным, таких 16 процентов, то есть практически в четыре раза меньше.

Дело начинается еще до школы, по данным той же Российской академии образования, мальчики в большинстве сохраняют способность сопереживать до 8 лет, девочки – до 9–10. Способность сорадоваться мальчики сохраняют в большинстве до 7 лет, девочки в массовом качестве такой способностью уже в школьном возрасте не обладают. Я уже не говорю о том, что, по данным МВД, в России насчитывается до 450 тысяч несовершеннолетних проституток. Хочется верить, что эти данные преувеличены, но, что называется, сам не считал, а могу только сослаться. Стратегия крайне необходима – это первый факт.

Позиция вторая. Документ, который подготовлен нашими коллегами, членами рабочей группы под руководством Министерства образования и науки, если его рассматривать как ведомственный документ, вполне приличный. По крайней мере, хорошо юридически отработан, там есть основные направления воспитания, правда, они иногда смешаны с направлениями государственной политики в области воспитания, но в целом как ведомственный документ этот проект вполне годен к обсуждению.

Позиция третья. На наш взгляд, правительственная стратегия развития воспитания отличается от ведомственного документа примерно тем же, чем костюм от суммы пуговиц, штанин и рукавов – помните известную историю Райкина? Когда-то, сейчас мы уже не боимся вспоминать наше советское прошлое, когда говорили в советский период о комплексном подходе к воспитанию, то имели в виду две важные позиции. Позиция первая – выделялись среди всех направлений воспитания три главных, тогда это называлось идейно-политическое, трудовое и нравственное. Понятно, что здесь налет идеологии, но если мы обратимся, например, к Гегелю, то он говорит, что целостная личность определяется сформированностью соответственно разума, чувства и воли – это ровно то же самое. И второе, может быть, самое главное, что предполагал тогда комплексный подход и чего, к сожалению, нет в стратегии воспитания, – это понимание того, что воспитание в широком смысле – это не просто набор каких-то мероприятий, это воздействие всей среды, в которой живет человек и в особенности ребенок, на его формирование. И если говорить об этом, то мне кажется, что стратегия воспитания как правительственный документ, еще раз повторю, лучше сказать – стратегия государственной политики в области воспитания, должна включать в себя по крайней мере несколько направлений, которые сейчас не очень присутствуют в этом ведомственном документе.

Направление первое – это социальные условия. Мы прекрасно понимаем, что в целом социальная среда российская не слишком благоприятна для воспитания. Официальные данные о числе бедных не очень соответствуют реальным, мы это прекрасно понимаем, но социологи давно заметили, что высокий уровень социального неравенства порождает зависть, преступность, незащищенность одних, чрезмерное кричащее богатство других – это серьезная проблема. Если верить официальной статистике, у нас неравенство как в Соединенных Штатах, где коэффициент в 16 раз, если верить неофициальной статистике, то Василий Михайлович Синчера, в прошлом директор НИИ Росстата РФ, который ушел со своей должности со словами «надоело врать», утверждает, что реальный уровень социального неравенства – от 28 до 36 раз. Но это еще не самое главное, потому что не секрет, что по влиянию так называемых олигархов Россия имеет 110 долларов миллиардеров, которые владеют 37 процентами национального богатства, если верить исследованиям.

Направление второе – это информационная среда. Я могу вспомнить здесь Илью Эренбурга, который в Соединенных Штатах на замечание американца, которого сняли без брюк и при этом заявили, что у них интерес к человеку отреагировал так: «Но почему к его нижней половине?» Каждый, кто смотрел какое-нибудь ТНТ, СТС, Камеди-клуб, какие-нибудь номерные «Дома» и все остальное прочее, наверняка понимают, что бедная школа может вылезти из кожи, для того чтобы внушать детям разумное, доброе, вечное, но соревноваться с таким массовым воздействием, понижающим уровень человечности в обществе, очень и очень трудно.

Третья позиция – это собственно система образования, и здесь я хотел бы отметить, что первое – конечно, на наш взгляд, система образования сейчас чрезмерно забюрократизирована. Директор школы из Красноярского края, выступая на наших парламентских слушаниях, сформулировал принцип новой образовательной политики, который звучит так: дети, уйдите из школы, не мешайте реализовать национальный проект образования. Мой знакомый ректор питерского университета недавно проходил проверки, он сдавал по 17 килограммов документов на каждый филиал. В конце концов, не кто иной, как руководитель общественного совета при Минобрнауке Евгений Александрович Ямбург любит повторять, что школа превращается в место, где дети и педагоги мешают администрации работать с документами. Слава богу, в результате всяких действий при комитете только что создана специальным решением рабочая группа по дебюрократизации образования, если быть точным – по сокращению отчетности. Хотя отчетность – это не единственное проявление бюрократизации в образовании. Я считаю, что нам нужно как можно больше разгрузить учителей от бог весть какой работы, вернуть школе нормальную функции и вспомнить, наконец, девиз: «Сначала – любить, потом – учить». Вообще мое убеждение, что, конечно, бывают случаи, когда на жестокость приходится отвечать жестокостью, но в основном проблемы, в том числе подростковой, жестокости должны решаться как в известном романе «Эра милосердия».

Вторая тема, о которой не могу не сказать, – тема, связанная с присмотром за детьми. Я получил только что 65 тысяч подписей и 280 страниц комментариев по поводу сохранения бесплатных групп продленного дня. Аргументация предельно понятная – одинокая мама не может отдавать до трети заработной платы за группы продленного дня. А какие будут последствия от того, что дети оказались на улице? Нетрудно себе представить, я думаю, что коллеги из МВД сто процентов поддержат: кто экономит на школе, раззоряется на тюрьмах. Давно известно, что один ребенок в кружке или любом другом учреждении дополнительного образования обходится государству в десятки раз дешевле, чем один ребенок в учреждении закрытого типа или в тюрьме.

Кстати, о дополнительном образовании, без которого воспитание полноценное невозможно. В рамках только школьной программы многостороннее развитие личности невозможно. Правительство приняло помимо того, что сейчас разрабатывается концепция воспитания, еще очень хорошую концепцию музыкального образования детей, и концепция дополнительного образования детей обсуждается в Правительстве. Но недавно в Доме Правительства проходило заседание Национального совета по поддержке молодых талантов, я член этого совета, и я спросил, как же быть: есть указ президента о том, что половина всех детей в регионах должны получать дополнительное образование за счет федерального бюджета. Принимаем прекрасную концепцию – в бюджете 2015 года на эти цели ноль. Как вообще вопрос будет решаться? Ответ О. Голодец был вполне правдивым: мы социальный блок выносили, этот вопрос на разногласия с Министерством финансов РФ, получили отказ. Еще раз повторю, что воспитание – это не сводится к сумме классных часов в школе, к каким-то отдельным мероприятиям. Мы воспитываем наших детей даже тогда, когда мы вовсе этого не хотим, и даже часто тогда, когда мы этого не хотим.

Заканчивая, хочу напомнить одну историю, которая со мной произошла на телевизионном канале. Привели девочек старшего класса, наверное, будущих медалисток, обсуждали мы преподавание литературы в школе. По моему глубокому убеждению, литература – это не учебный предмет, это воспитание души. Кстати, это значит, что ЕГЭ по литературе нужно немедленно отменить, а ввести либо сочинение в качестве экзамена, либо устный экзамен, пусть дети покажут лучшее из того, на что они способны. Так вот спрашиваю: девчата, а кому принадлежат великие строки, которые должны стать девизом всех российских государственных служащих: «Служить бы рад, прислуживаться тошно». Молчат мои девочки. Я говорю: девчата, а кому из поэтов Серебряного века, великой поэтессе принадлежит другая строка: «Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед». Молчат, и тут одна говорит: вот тут говорят: дети плохие. Я говорю: нет, я так не говорил и никогда не скажу.

У Михаила Светлова был известный принцип: Не бывает плохой водки, водка бывает только хорошей и очень хорошей. Так вот, не бывает плохих детей. Мой отец, директор школы, любил повторять: трудных детей не бывает, хотя это, конечно преувеличение, бывают и трудные дети. Так вот, дети бывают только хорошие и очень хорошие. Если у них что-то не так, значит, виноваты прежде всего мы, взрослые. Я считаю, что нам нужна стратегия государственной политики в области воспитания не как ведомственный документ, а как правительственный документ, где бы содержался тот самый комплексный подход к воспитанию и где учитывалось бы влияние среды, в том числе информационной, на формирование личности ребенка. Спасибо.


Смолин О.Н. Я бесконечно уважаю наших великих режиссеров, но хочу сказать следующее.

Первое. Они забыли, что свобода человека кончается там, где начинается свобода другого человека. И предлагая открыть дорогу мату в СМИ и в художественных произведениях, они покушаются на мою свободу, поскольку у меня это вызывает отвращение, и на свободу моего внука. Мы растим нормального человека. Я не хочу, чтобы в социальных сетях или в каких-то других он общался так же, как девушка со своими парнями, о которых я сегодня говорил. Мне представляется, что это нижайшее моральное падение, дальше которого трудно себе представить.

Нам говорят: Пушкин выражался. Да, но Пушкин никогда не предназначал это для печати. Если бы вы опубликовали это, он, наверное, вас вызвал, уважаемые господа режиссеры, на дуэль. И может быть, она закончилась бы иначе, чем дуэль с Дантесом. Говорят, Толстой выражался. Да, но только в устной речи, никогда – в предназначенной для печати, и конечно, Лев Николаевич стремился показать себя настоящим крестьянином, человеком, который приобщился к народной культуре: раз мужики так, то и я немножко так, иногда могу себе позволить. Вы сначала научитесь писать, как Толстой, а потом выражайтесь в устной речи.

И последнее. Я видел огромное количество советских фильмов и спектаклей, в том числе прекрасных фильмов Никиты Сергеевича Михалкова, без всяких матов, что эти фильмы и спектакли украсило, а не испортило. Я, к сожалению, видел довольно много фильмов и спектаклей в послесоветское время, где все это присутствовало. У меня это вызывает только раздражение. Мой друг, профессор МГУ недавно сводил на такой спектакль свою жену-культуролога, тоже профессора – увел в рыданиях. Давайте все-таки будем уважать и чужие права тоже.

Вопрос к Олегу Николаевичу. Будет ли Государственная Дума продолжать следить за тем, как положения Стратегии воплощаются в жизнь. И в чем заключается российская национальная идея?

Смолин О.Н. Начну с того, что буквально вчера на думском комитете по образованию с трудом было принято мое предложение о том, что нужно провести специальные парламентские слушания, пусть совместно с Советом Федерации, и по этому поводу. Председатель Комитета Никонов сказал, что, по его оценкам, документ на стратегию не тянет, и поэтому давайте обсуждать вопросы стратегии образования, а не этот конкретный документ. Мы не возражали: давайте обсуждать и документ, и вопросы стратегии в целом. Поэтому сначала нужно принять Стратегию, и желательно не как ведомственный документ, а как правительственный документ о стратегии государственной политики в области воспитания.

Что касается российской национальной идеи. Помните, как президент России сказал: есть у нас такой национальный спорт – поиск национальной идеи. Я в докторской диссертации тоже поучаствовал в этом национальном спорте, и я думаю, что дискуссии в рамках науки о национальной идее Российской Федерации будут продолжаться.

Что же касается практической политики, я бы предложил идею, которая может всех помирить. В ситуации, когда, к сожалению, по прогнозам демографов, если ситуация не изменится, к 30-му году нас будет то ли на 5, то ли на 15 миллионов меньше, в ситуации, когда не менее 68 процентов российских школьников не имеют необходимых показателей состояния здоровья, то есть здоровье ниже необходимых показателей, в ситуации, когда мы по-настоящему еще не вышли из духовно-нравственной катастрофы 90-х–2000-х годов, в этой ситуации, мне кажется, нам надо заявить: наша национальная идея – это наши дети, наши студенты и их образование в широком смысле, где воспитание должно стоять на первом плане. Как только мы примем это как руководство к действию, жизнь начнет налаживаться.

Фрагмент видео выступления.