Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыСтенограммы заседаний комитета госдумы по образованиюСостояние и перспективы модернизации профессионального образования (фрагмент стенограммы)

Состояние и перспективы модернизации профессионального образования (фрагмент стенограммы)

. Москва. Государственная Дума

Министр образования и науки Андрей Фурсенко рассказал о состоянии и перспективах модернизации профессионального образования и ответил на вопросы депутатов и ректоров.

Председательствующий [Балыхин Г.А.]. Уважаемые депутаты, уважаемые участники заседания нашего комитета, всем добрый день.

Кворум на заседании у нас имеется. Из 14 депутатов присутствуют 11. На заседание нашего комитета приглашены председатели профильных комитетов, там, где в отраслях есть ведомственные высшие учебные заведения. Мы также пригласили на наше заседание председателей профильных комитетов, нашего комитета, поэтому у нас есть все основания, для того чтобы начать нашу работу.

В повестке нашего заседания один вопрос. Выступление и ответы на вопросы Министра образования и науки Российской Федерации Андрея Александровича Фурсенко.

Фурсенко А.А. Добрый день, уважаемые коллеги, дорогие друзья, спасибо за приглашение. Я действительно попытаюсь изложить соображения по поводу образования, профессионального, не только высшего, я считаю, что сегодня проблема профобразования неуниверситетского, она стоит не менее остро, может быть, даже более остро.

Прежде всего, я хотел бы сказать по поводу того, какие проблемы у нас есть в профобразовании, из-за чего, собственно, мы вынуждены заниматься постоянной модернизацией, постоянным обновлением этой сферы. Точно могу сказать, что не ради, не из-за любви к реформам. Я к реформам отношусь достаточно скептически, и сами по себе, считаю, изменения должны быть только тогда, когда они абсолютно жизненно необходимы.

Ключевая проблема сегодня в профобразовании та же, что была и некоторое время тому назад, это неадекватность существующей системы профобразования современным и будущим потребностям экономики и общества, в разрыве между существующей практикой подготовки кадров и теми проблемами, вызовами, как сейчас говорят, которые предъявляются к системе профессионального образования.

С чем это связано? Самая простая, такая наглядная причина - хроническое недофинансирование профобразования в 90-е годы. В свою очередь это привело к старению материально-технической и учебно-методической базы, к оттоку молодых педагогических кадров, к недостаточному развитию системы повышения квалификации, как следствие - к слабой кадровой обеспеченности вузов. При этом профобразование всё-таки должно вестись людьми, которые сами профессионально занимаются наукой, если говорить о высшей школе, которые сами участвуют в развитии экономики, если говорить о среднем и начальном профессиональном образовании. И вот эта система недофинансирования, она тоже привела к тому, что люди, которые дееспособны, многие из них покинули образовательные учреждения.

Кроме этого, оставляет желать лучшего подготовка школьников к освоению программы высшего профессионального образования, да и среднего, пожалуй, тоже. И система образования, вообще, рассматриваться как такая чисто блочная, наверное, не может и не должна, это единая система, о которой мы должны говорить как о едином целом и проблемы должны решать как нечто общее.

Долгие годы был ослаблен контроль качества в системе профессионального образования. Это касается как приёма абитуриентов в вузы, так и обучения студентов. Я говорю об этом, отталкиваясь от тех вопросов, тех пожеланий, которые стоят передо мной, ректорское сообщество, представители высшей школы, которые говорят, что... ну мы все считаем, что когда раньше было лучше, значит, моложе были и так далее. Но тем не менее действительно и по объективным данным подготовка школьников, подготовка абитуриентов, она ухудшается. Поэтому сегодня первые курсы вузов зачастую должны восполнять недостаток в школьном образовании.

Кроме этого сегодня делается значительно больший упор на базовое образование, чем на непрерывное, что, в общем, не соответствует реалиям сегодняшней экономики. Рынок труда требует постоянного повышения квалификации специалистов.

Я опять же сошлюсь, процитирую Минтимера Шариповича Шаймиева, который во время ... педсовета сказал: товарищи, у нас была другая экономика, когда один раз научили человека чему-то и на всю жизнь, если его хорошо научили, достаточно. А сегодня всё меняется, экономика меняется, жизнь меняется, и мы принципиально должны перейти к системе, когда человек вместе с этой жизнью должен получать новую квалификацию, новые знания. А у нас не только система непрерывного образования плохо отработана, но у нас, что может быть более опасно, у выпускников вузов не формируется способность и понимание необходимости постоянно, в течение всей профессиональной деятельности повышать уровень знаний и компетентности.

Вот это, если коротко, те проблемы, перед которыми мы стоим и которые нам необходимо решать, и почему мы должны менять подходы в системе образования.

За последние годы наметились пути решения указанных проблем. Одно из очень важных направлений - это государственная поддержка из средств федерального бюджета образовательных учреждений, начального, среднего и высшего профессионального образования в рамках нацпроекта.

За последние три года в системе высшего образования только за счёт федерального бюджета были поддержаны 57 инновационных программ развития высших учебных заведений на общую сумму 30 миллиардов рублей, я повторяю, только из федерального бюджета. Значит, там было ещё софинансирование на сумму, по-моему, 7 миллиардов рублей, но, вот я говорю, только из федерального бюджета.

В системе начального и среднего профессионального образования получили поддержку около 250 программ - учреждения начального, среднего профессионального образования на общую сумму опять же из федерального бюджета 6,2 миллиарда рублей. Значит, конкурсная поддержка этих учреждений позволила начальному и среднему образованию начать формирование ... центров для всей страны по востребованным экономикой направлениям подготовки.

И возросло внимание к этим учреждениям со стороны регионов и производства: софинансирование по этим программам превысило средства федерального бюджета. Если я не ошибаюсь: в общей сложности за счёт софинансирования туда пришло более 7 миллиардов рублей.

Впервые со времён Советского Союза начался подъём в этой сфере. Я думаю, что некоторые из вас, может быть, бывали в этих учебных заведениях новых, получивших поддержку. Я был, по крайней мере, в десятке из них, я могу сказать, что действительно в этих учреждениях идёт нормальная подготовка квалифицированных специалистов технических, востребованных на производстве. Впервые в эти учреждения появился серьёзный конкурс.

Учатся сегодня в этих учреждениях порядка 60 тысяч человек - это не очень много, но это всё-таки заметная цифра, которая позволяет заложить основы для преодоления дефицита кадров.

С участием объединения работодателя разработан и реализуется сейчас комплекс межведомственных мероприятий, который задаёт стратегию развития того сектора профобразования.

И к этим вот, к главным мероприятиям этого комплекса, может направления, можно сказать, можно отнести проведение эксперимента по апробации механизма нормативного финансирования. В нём участвует около 20 учреждений СПО, подведомственных Рособразованию.

Это обновление перечня профессий НПО и перечня специальности СПО, в соответствии с актуальными потребностями экономики. Разрабатываются эти перечни с участием работодателей. Это подготовка рекомендаций по разработке интегрированных программ к НПО и СПО, которые обеспечивают подготовку высококвалифицированных специалистов, рабочих особо сложных профессий.

Если говорить о высшей школе, то благодаря мероприятиям нацпроекта удалось запустить значимые программы в области транспорта, энергетики, электроники, машиностроения и других приоритетных отраслей. Все они поддержаны, востребованы представителями реального сектора экономики. В инновационных вузах появилось новейшее оборудование. И студенты получили возможность не только учиться на новом оборудовании, но и заниматься наукой на новом оборудовании.

Я могу сказать, что реальный скачок по оснащённости оборудования составил примерно десять, пятнадцать лет. Ну вот тут есть Юрий Сергеевич, который представляет один из этих вузов. Я думаю, что он может подтвердить то, что это действительно так.

Но, коллеги, каждый из вас в своём регионе может посмотреть, что произошло. Ряд направлений действительно совершил этот скачок. И эти направления начали вытягивать за собой остальные, потому что вуз начал подтягивать остальные направления к этому. Тем более что происходит привлечение студентов именно на эти приоритетные направления.

Кроме этого, в рамках нацпроекта идёт становление сибирского и южного федеральных университетов. За два года проблема есть, но за два года произошло обновление более 50 процентов программ в этих университетах, программы принципиально стали новыми. Точно так же как в инновационных вузах обновление коснулось материально-технической базы. С учётом развития этих двух федеральных университетов сейчас сформулирован законопроект "О федеральных университетах", как новом виде высшего учебного заведения, и он принят в первом чтении Государственной Думой.

13 ноября состоятся парламентские слушания по вопросу правового обеспечения, создания и развития федеральных университетов. Кроме этого, сейчас, в соответствии с указом президента обсуждается вопрос о создании дальневосточного федерального университета. То есть этот процесс не остановлен на этих двух пилотных проектах, он будет продвигаться дальше.

У нас есть предложение по целому ряду других регионов. То есть в любом случае появились программы развития вузов и это очень важно.

Реализация инновационных программ вузов показала широкий интерес университетов к формированию магистерских программ. Лидером в этом направлении является Московский государственный университет, в котором реализуется более 50 инновационных магистерских программ, разработанных совместно с крупнейшими отечественными фирмами и Российской академией наук. Таким образом, принятый в конце прошлого года закон "Об уровнях образования" также активно реализуется.

Законодательно-нормативные изменения подкреплены соответствующими изменениями финансирования системы образования как в части увеличения объёмов, так и обновления механизмов финансирования.

Объём финансирования высшего профессионального образования с 2004 года до 2008-го увеличился с 76 миллиардов рублей до 263. Это, конечно, включая нацпроекты, но не только нацпроекты, это и текущее финансирование в значительной мере. При этом гораздо больший вес приобрели программно-целевые методы ресурсного обеспечения.

Но, коллеги, я сразу хочу сказать, чтобы мы понимали, на каком фоне происходят эти изменения. Идёт мощный демографический спад, об этом я тоже скажу, и количество студентов, которые учатся за счёт, за свой счёт, так называемые платные места, уменьшается. И соответственно эта часть бюджета, высшие школы, она в этом году, пожалуй, впервые заметно уменьшилась. По нашим оценкам количество внебюджетников уменьшилось в среднем по стране на 13 процентов. Это предварительные цифры, но я хочу сказать, мы должны понимать, что этот процесс мы не можем игнорировать. Это тоже заставляет нас более серьёзно думать о системе модернизации высшего образования с учётом новых проблем.

В целях совершенствования текущего финансирования совместно с работодателями определена прогнозная потребность в профессиональных кадрах по всем отраслям экономики до 2015 года. В соответствии с ней сформированы контрольные цифры приёма в федеральные учреждения начального, среднего, высшего профессионального образования. Впервые за многие годы в 2008 году мы увеличили приём на бюджетные места по специальностям: здравоохранение, строительство, приборостроение и другие востребованные экономикой направления подготовки. В общей сложности на пять процентов. При этом за последние четыре года объём госзаказа на специалистов в области экономики, менеджмента и других невостребованных на рынке специальностей сократился, примерно, на 20 процентов.

Мы можем доказать, что люди, получившие дипломы по этим направлениям, реально невостребованы на рынке. При этом я хочу сказать, сокращение коснулось не тех вузов, которые традиционно готовили востребованных специалистов гуманитарных сфер деятельности, никто не уменьшает объём, ну, контрольные цифры, например, для МГУ или для Санкт-Петербургского университета.

Но те непрофильные вузы, которые ввели данные направления подготовки в последние годы исключительно в силу коммерческих интересов, причём своих, а не интересов ребят, действительно там бюджетные места сократили. При этом хочу сказать, что количество бюджетных мест в расчёте на 10 тысяч выпускников все последние годы устойчиво растёт. В 2004 году на 1 тысячу выпускников школ было 442 бюджетных места, в 2008 году - 554.

Сегодня мы работаем над прогнозом до 2020 года, что позволит ещё более точно установить государственный заказ на подготовку специалистов. При этом с целью стимулирования притока молодых талантливых учёных в высшее образование, науку принята Федеральная целевая программа "Научные, научно-педагогические кадры". Общий объём этой программы на четыре года 50 миллиардов рублей. Мы планируем, что эта программа позволит привлечь в высшую школу специалистов, которые не только занимались бы наукой, но и давали бы соответствующие знания, которые бы позволяли существенно улучшить качество преподавания, и вели бы преподавание в самых современных новых областях.

Далее. Министерство активно работает над введением новой системы оплаты труда, которая стимулирует повышение качества работы преподавателей. Действующая в настоящее время единая тарифная сетка основана на распределительных принципах, не содержит стимулов для качественного результативного труда. В новой системе предполагается, что образовательному учреждению передаются большие полномочия в вопросах распределения фонда оплаты труда и найма тех специалистов, которые необходимы в данный момент учреждению.

Также новая система предполагает, что все источники, за счёт которых выплачивается заработная плата, будут образовывать единый фонд оплаты труда. При этом новая система оплаты труда позволит более эффективно осуществлять стимулирование, выделять сотрудников, которые наиболее качественно работают, добиваются лучших результатов, и направлять на это средства из стимулирующей части фонда оплаты труда.

Зарплата работников с введением новой системы может увеличиться существенно, а может остаться на уровне гарантированной её части. Но в любом варианте оклад не может стать меньше, чем тот, который был до введения новой системы оплаты труда.

В 2004 году, как вы помните, были приняты и одобрены правительством приоритетные направления развития образовательной системы Российской Федерации. Они были приняты в декабре 2004 года. Так вот я могу сказать, что по части профобразования практически все задачи, которые мы поставили перед собой, были выполнены.

Поэтому сейчас мы ставим задачи на следующую четырёхлетку. Очень коротко я скажу, о чём идёт речь, и дальше перейду к ответу на вопрос.

На среднесрочную перспективу мы ставим следующие задачи. Во-первых, обеспечить дальнейшее расширение участия работодателей в создании стандартов, формировании перечней подготовки, контроля и оценки образовательных программ, сертификации, квалификации специалистов. Проект соответствующего постановления уже находится на рассмотрении в правительстве.

Во-вторых, реализовать налоговые стимулы инвестирования в непрерывное образование, как для предприятий, так и для граждан, желающих освоить новые квалификации. У нас в Налоговый кодекс уже внесены ряд изменений, позволяющих предприятиям отнести на себестоимость направляемые средства не только на повышение квалификации работников, как это делается сейчас, но и на профессиональную подготовку и на обучение кадров, если эти кадры приходят на это предприятие.

В-третьих, мы продолжим на конкурсной основе формировать сеть крупных научно-образовательных комплексов мирового уровня. Вы знаете, что сейчас есть поручение президента о создании сети национальных исследовательских университетов, которые обеспечивали бы решение стратегических задач комплексно инновационного развития страны. Мы надеемся, в 2009 году запустить соответствующий конкурс. 3 миллиарда в 2009 году на эти цели предусмотрено. И мы рассчитываем, что эти суммы на 2010-2011 год, несмотря на некоторые сложности в экономической сфере, будут увеличены. Мы сможем сформировать дееспособную сеть национальных исследовательских университетов.

Кроме того, будут внедрены стандарты нового поколения, обеспечивающие баланс фундаментальности образования и эффективного использования результатов для инновационного развития. Будут расширены возможности формирования индивидуальных образовательных программ на основе широкого спектра востребованных образовательных модулей. Обновлённые организационно-экономические механизмы найдут отражение в законодательном акте, интегрирующем все уровни системы образования. Сейчас начата работа по созданию, по запуску этого закона. Подготовлена концепция. Насколько я знаю, она обсуждена и одобрена. И мы сейчас вплотную приступили к разработке нового закона. Мы считаем, что в 2010 году этот закон должен быть принят, который будет новым качественным этапом в формировании нормативной базы для развития профобразования.

И далее, хочу остановиться на вопросах, которые поступили при подготовке этой встречи. Условно мы разбили эти вопросы на 3 блока. Это блок качества образования, то есть всё, что связано со стандартами и другими документами, устанавливающими требования к качеству профессионального образования. Это блок оценка и контроль качества. То есть всё, что связано с механизмом лицензирования, аккредитации, надзор за деятельностью образовательных учреждений. И наконец-то, блок финансирования вопроса экономики образования.

Вот по этим трём группам вопросов я хотел бы сейчас и пройтись. Это вопросы ваши. И потом у нас точно останется время, я буду стараться коротко отвечать. У вас останется время на дополнительные вопросы, устные вопросы.

Вопрос. Какие критерии предъявляются к образовательным учреждениям, претендующим на выпуск в них магистров? Ну вот я назвал лидера в этом движении, университет, который больше всех принял магистерских программ, это МГУ. Я думаю, что уже это говорит о том, какие требования предъявляются.

Если перечислить, это прежде всего высокий уровень научных исследований по тематике магистерских программ, значит, вы помните, да, что по индексу цитирования МГУ занимает первое место в России, оторвавшись не только от других университетов, но и от всех институтов Академии наук.

Это наличие докторов и профессоров с соответствующим базовым образованием, это обязательная переподготовка и повышение квалификации профессорско-преподавательского состава по тематике магистерской программы и ее качественного научно-методического обеспечения.

Кроме этого, мы сейчас обсуждаем вопросы о критериях для магистратуры, которая ориентирована на практику, и эту работу мы ведем совместно с представителями бизнеса, с работодателями.

Значит, каким образом предполагается введение интернатуры в системе педагогического образования? Этот вопрос звучал в выступлениях нашего президента, и по итогам заседания Совета при президенте, которое состоялось 15 октября, было поручено рассмотреть вопрос о введении годовой интернатуры для выпускников педагогических вузов, включающей прохождение практики в школах.

Значит, инициатива эта прозвучала от учителей. В настоящее время законодательством интернатура отнесена только к медицинскому образованию. Вы это знаете.

Значит, что мы делаем? Во-первых, мы начали анализ, имеющегося в педагогических вузах опыта по организации годичной педагогической практики. Такой опыт есть в Московском педагогическом университете, и эта работа ведётся, и мы должны посмотреть нормативные, организационные, финансовые механизмы формирования педагогической интернатуры, определить статус того, кто находится в интернатуре.

Фурсенко А.А. Ну и кроме этого взять, наверное, попробовать, прежде чем вводить это во всех педагогических вузах, для всех педагогов, людей, которые хотят работать педагогами, я думаю, что мы должны провести апробацию интернатуры на базе нескольких регионов, обобщить полученные результаты. То есть это вопрос не сверхбыстрый. Но. Что я могу сказать точно? Что в новых стандартах педагогических количество практики будет существенно увеличено. То есть практика для людей, которые будут учиться в педвузах, которые будут претендовать на то, чтобы быть педагогами, будет существенным образом увеличена. Это предусмотрено стандартом.

Какие перспективы введения профессиональной ориентации выпускников высших учебных заведений, насколько эта идея актуальна?

Ну, во-первых, вы знаете, что такая практика существует в стране. Она существует у медиков. Человек, который закончил медицинский институт, ещё вовсе не значит, что его допустят до больных. Причем он должен, кроме всего прочего, пройти аттестацию не только после интернатуры, но он должен ещё по определённым направлениям пройти.

Существует такая практика в юриспруденции, и в принципе, наверное, такая практика может быть расширена.

Что предпринимается?

Первое. Создаётся центр сертификации и квалификации, где любой работник, достигший определённого профессионализма, он с помощью, там, значит, разных возможностей может подтвердить, определить свою квалификацию. Эта вещь, наверное, должна быть добровольная, но при этом, если это будет введено достаточно активно, если это будет введено с участием работодателей, то такая добровольная аттестация даёт человеку дополнительные возможности для получения интересной, высокооплачиваемой работы.

К 2012 году запланировано создание примерно 60 региональных отраслевых центров во всех федеральных округах по сертификации, и в перспективе, мы считаем, что к 2020 году таких центров должно быть не менее 500.

Второе направление - это возможность пройти общественно-профессиональную аттестацию для выпускников вузов наряду с государственной.

Но для того чтобы это сделать надо кроме всего прочего в психологическую практику, в первую очередь в экономике, ввести понимание того, что человек, который прошёл такую аттестацию, он действительно заслуживает первоочередной поддержки выдвижения на интересную работу, опять же на повышение зарплаты и так далее.

Работу эту мы ведём, я могу сказать, что работодатели показывают серьёзную заинтересованность работать вместе с нами.

Какие перспективы для разработки профессиональных стандартов? Ну вообще, профессиональными стандартами разработки занимается РСПП. Мы довольно активно с ними работаем. Вы знаете, что РСПП создал специальное национальное агентство по развитию квалификации, совет по рассмотрению профессиональных стандартов.

Значит, общие подходы, как я понимаю, в РСПП обсуждены. С точки зрения реализации ситуация похуже, пока утверждён один профессиональный стандарт в области ресторанного бизнеса. Рестораторы проявили самую большую активность.

Рассмотрены проекты в области ИКТ и в области управленческой деятельности. Думаю, что это не случайно, это самая рыночная область, поэтому они и проверяют, разрабатывают профессиональные стандарты.

Значит, мы согласовали проект постановления правительства об утверждении положения о квалификационных профессиональных стандартах, которые подготовлены Минздравсоцразвития. Это не наша инициатива, но мы согласовали, мы участвовали с нашими коллегами Минздравсоцразвития. И в этом постановлении определён механизм организации работы по разработке проектов профстандартов. Данный документ является нормативно-правовой основой для разработки профессиональных стандартов в соответствующей сфере деятельности.

Я могу сказать, что вообще отсутствие профессиональных стандартов осложняет работы по подготовке образовательных стандартов, потому что поскольку нет профстандартов, то гораздо сложнее определить, к чему готовиться. Поэтому мы заинтересованы, и мы участвуем с работодателями в этой работе.

Далее по вопросам, связанным с педобразованием, что ожидается в этой сфере. Мы считаем, что, во-первых, сохранение развития педагогических университетов в регионе определяется ролью в решении проблемы кадрового обеспечения средней школы. Если она высока, то педагогический вуз успешно развивается.

Я могу привести пример: два московских педагогических вуза - Московский областной педагогический университет и психолого-педагогический. Оба университета очень активно работают именно на ту сферу, для которой они предназначены и большая часть выпускников остаётся в этой сфере. Значит, с другой стороны, мы хорошо с вами знаем, что по целому ряду педагогических вузов процент устройства по специальности составляет 10-15. Значит, и качество подготовки очень низкое.

Я могу сказать, что в ряде регионов власти ставят вопрос о том, что им этот вуз не очень сильно нужен. Каждый случай мы рассматриваем отдельно, но я хочу ещё раз отослать всех к Посланию Президента, который сказал, что, конечно, мы должны развивать педагогическое образование, но при этом сделать так, чтобы в школы могли идти люди, которые бы и не получали, значит, и не заканчивали бы систему педвузов, но при этом имели хорошую базу, например, заканчивали классический университет. Значит, при этом мы и сегодня уже имеем практику, когда выпускники классических университетов в рамках действующих стандартов получают две квалификации, например, историк и преподаватель истории, там филолог и преподаватель соответствующих языков.

Ещё один вопрос, который всех волнует - это в связи с переходом на уровневую систему высшего образования, какая роль отводится среднему профессиональному образованию и что такое прикладной бакалавриат?

Коллеги, я и по некоторым предыдущим вопросам, вообще, когда отвечал, то, что отвечал? Это не является императивом. Я так понимаю - это практика наших встреч, что вопросы, которые здесь ставятся, они, в общем, являются основой для определённого обсуждения.

Я могу сказать нашу точку зрения, наш подход. И заинтересован в том, чтобы и вы свою позицию высказали. Я думаю, то есть я уверен, что это будет нам полезно.

Сегодня, во-первых, происходит создание интегральных, интегрированных образовательных учреждений, где наряду с вузами в рамках одного учреждения присутствуют и учреждения среднего профессионального образования. И это позволяет существенно улучшить качество подготовки в этих учреждениях.

Я не говорю о случаях, когда такое объединение производится исключительно для того, чтобы прибрать к рукам собственность. Такие случаи, к сожалению, тоже есть, мы с ними разбираемся.

Я говорю о значительном количестве абсолютно добросовестных проектов, предложений, когда действительно вот это объединение продиктовано заботами о том, чтобы улучшить качество среднего профессионального образования.

Мы считаем, что наряду с классическим бакалавриатом, который даёт базу для развития работы по целому ряду направлений и специальностей, возможно появление прикладного бакалавриата, который ориентирован на подготовку высококвалифицированных специалистов по абсолютно конкретным направлениям. Это связано с целым рядом высококвалифицированных исполнителей, например, в таких областях, как информационно-коммуникационные технологии.

Я могу сказать, что существует мировой опыт, достаточно успешный. И мы сейчас его не просто изучаем, а мы его используем. В частности, не университетское образование, а образование, которое не заканчивается по чисто академической линии, а заканчивается конкретными прикладными компетенциями и очень хорошо развито в Швейцарии, в Германии и даёт специалистов высочайшего уровня, статус которых ничуть не уступает статусу людей, которые развиваются по академической линии.

В этом плане мы считаем, что прикладной бакалавриат должен развиваться и что позиция человека, который получил соответствующую квалификацию, должна ничуть не уступать любому другому специалисту, который получил высшее образование.

Каким образом будут учитываться интересы регионов при организации вузов? Важно сохранение педагогического образования. Тут на этот вопрос можно очень подробно отвечать, потому что этот вопрос касается, если говорить о реорганизации, то в первую очередь надо говорить о реорганизации филиальных сетей.

У нас цифры очень впечатляющие. Я думаю, что вы слышали, я могу повторить ещё раз: 1500 вузов в стране и примерно 2200 филиалов. И сегодня мы имеем огромное количество обращений от регионов с просьбой помочь упорядочить эти сети, помочь добиться того, чтобы в сети высшего профессионального образования остались только те учреждения, которые дают действительно качественное профессиональное образование.

Вот это первое, что мы должны учитывать эти предложения регионов. И это первое, чем мы будем заниматься. С учётом мнения регионов мы будем помогать им оптимизировать сеть. При этом есть несколько задач.

Первое. Сохранить все учреждения, в которых реально присутствует нормальная материально-техническая база, и присутствуют квалифицированные специалисты, причём специалисты, которые являются штатными преподавателями.

Вторая вещь - это добиться того, чтобы были учтены интересы всех сегодняшних и будущих студентов. Если говорить о сегодняшних, то какая бы ни была реорганизация, мы не должны нарушить права тех ребят, которые добросовестно учатся. Вот я хочу подчеркнуть, не просто учатся, а добросовестно учатся, то есть пришли за знаниями. И, наконец, мы должны думать о том, чтобы интересы будущих студентов, они были оптимальным образом учтены в том смысле, что они поступали в достойные учебные заведения.

Это полностью соответствует подходу регионов. И у нас, я не могу, честно говоря, вспомнить сейчас ни одного случая, когда бы наши подходы расходились с подходами, с пожеланиями региональных властей. Единственное, что они сетуют на то, что мы излишне медлительны. Они считают, что мы должны быть более жесткими и в закрытии филиалов и некоторых вузов. Но я повторяю, что тут существуют достаточно серьёзные социальные проблемы и переступать через них мы не имеем права.

Поэтому что же касается сохранения педагогического образования, то я уже об этом сказал. Мы руководствуемся, в первую очередь, теми задачами, которые перед нами поставил президент, потому что этот пункт соответствует нашим взглядам и нашим предложениям. И ни один педвуз не будет закрыт без чёткой оценки его роли в развитии регионов.

При этом я хочу напомнить ещё одну вещь, коллеги. Вот у нас сейчас 285 университетов в стране. В Советском Союзе, как вы помните, был 31 университет на весь Советский Союз. Многие из этих университетов возникли из педвузов. Вот неформально скажу, большого греха не вижу, если этим университетам, которые ... были педвузы, будет доверено готовить педагогов, не вижу в этом никакого греха.

Определён ли перечень направлений подготовки специальностей вузов, которые будут выпускать специалистов? Конкретный вопрос. Проект постановления Правительства Российской Федерации на основе анализа поступивших предложений, а предложений было более 400, подготовлен и в ноябре мы направим на согласование во все заинтересованные министерства. В перечень, который нами подготовлен, вошли те специальности, по которым традиционно на протяжении многих лет вырабатывали технологию подготовки, моноподготовки, которые интегрировали бы образовательную и практическую деятельность в период всех 5 лет подготовки, то есть, это принципиально моноспециальность, 5 или более лет подготовки.

Кроме этого, право на реализацию программ подготовки специалистов получат вузы, которые проведут соответствующие процедуры лицензирования, над лицензионными требованиями мы тоже работаем. Этим занимается наша служба по надзору, но и министерство от этого не уходит. Это первый блок.

Второй блок, который тоже всех волновал, это блок контроля качества. Какие разрабатываются новые подходы к проведению процедуры лицензирования государственной аккредитации образовательных учреждений, каковы их последствия? И к этому же был вопрос, известная история, что два университета не прошли аккредитацию на статус университета, это Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет, который все как называли ЛИСИ, так и называют, кстати говоря, и который имел такую хорошую славу хорошего строительного университета и второй - Барнаульский государственный педагогический университет.

Ну, во-первых, сразу скажу про эти два университета. Они не прошли аккредитацию не потому, что они дают плохие знания по основным направлениям своей деятельности, а потому что вот это разнообразие, которое подразумевается в слове университет, они не обеспечивали. Там если и были дополнительные специальности, то они были подтянуты искусственно.

Вот, оба эти университета подали сегодня предложения на аккредитацию в качестве академий. И, насколько я понимаю, успешно соответствуют этим критериям.

Сейчас я очень коротко скажу, какие разрабатываются новые подходы. Подходы, которые направлены на реализацию тех задач, о которых я в докладе основном говорил. Это более высокие требования к качеству преподавания, к проведению научных работ в этих учреждениях, потому что, ещё раз повторяю, не может быть высокое качество образования в тех учебных заведениях, в которых не ведутся соответствующие исследования.

Вопросы, связанные с интеграцией образования с наукой и экономикой. Такой вот список требований вырабатывается. Естественно, что должны быть материально-техническая база, библиотечные фонды, информационные ресурсы, учебно-лабораторная база, спортивная, как сказал президент, как может быть вообще нормальный университет без соответствующего физкультурного комплекса?

Вот все эти требования, они в перечислении занимают достаточно большое время. Если всё-таки общий ответ не удовлетворил, то я, может быть, попросил бы Любовь Николаевну сказать несколько слов после, если потребуется. Но кроме этого, я могу сказать, что эти требования, они будут приняты не кулуарно, они будут обсуждены достаточно широко, как только будут разработаны. Поэтому будет возможность повлиять на окончательные решения.

Ещё раз, вопрос задаётся - какова позиция министерства относительно деятельности в филиалах образовательных учреждений и представительств. Вот несколько слов по поводу представительств. Коллеги, у нас были, извините, сплошные нарушения закона. Представительство, оно может делать только одну вещь. Оно может защищать интересы, представлять интересы вуза и ни при каких обстоятельствах не может заниматься образовательной, научной, хозяйственной, социальной, любой иной деятельностью. Нарушений было очень много. Мы с этими нарушениями столкнулись. Мы жёстко привели порядок в соответствие с законодательством, но столкнулись с социальными проблемами. Вокруг этих представительств было очень много студентов.

Поэтому нам пришлось решать вопросы по обустройству этих студентов, либо переводу их в филиалы какие-то, либо переводу в главные вузы, либо даже переводу в какие-то другие вузы, если это было технически проще.

Могу сказать, что сегодня, я считаю, этот вопрос, в общем, решён. По крайней мере, мы жёстко отслеживаем и по отношению к тем вузам, которые не соблюдают эти правила, мы применяем, и будем применять жёсткие санкции.

Что касается филиалов. Деятельность филиалов осуществляется на основе типового положения о филиалах, в котором указано, что филиал создаётся, ликвидируется федеральным органом исполнительной власти, в ведении которого находится высшее учебное заведение по согласованию с нашим министерством. Вот все филиалы, которые были созданы в предыдущие годы, они были созданы по согласованию с органами субъектов, органами исполнения субъектов Федерации и местного самоуправления. Сейчас от этого идёт стон - закройте филиалы. Закрыть, извините, оказалось сложнее, чем создать.

За 2008 год министерством было ликвидировано 64 филиала и 11 создано. За счёт чего создано? В ряде случаев мы вынуждены были создать филиалы на месте групп представительств для того, чтобы обеспечить социальную защищённость, социальные права студентам, которые незаконно учились в представительствах.

Было несколько принципиальных решений. Например, МАДИ совместно с губернатором Краснодарского края и совместно с Министерством транспорта обратилось с просьбой в наше министерство об открытие филиала в Сочи с учётом огромного количества работ строительных, работ дорожных и необходимости подготовки на месте соответствующих специалистов; с предоставлением всей необходимой технической базы, которую создавал регион вместе с Минтрансом, с обязательствами учить в этом филиале исключительно специалистов в сфере дорожного строительства, и что в этом филиале не будет готовиться ни одного специалиста ни по экономике, ни по юриспруденции, ни по менеджменту.

На такие предложения мы, естественно, откликаемся положительно. У нас нет идиосинкразии по отношению к слову "филиал". Более того, я считаю, что вообще в перспективе сеть мощных филиалов может развиваться. И вообще от слова "филиал" мы должны убрать вот этот нехороший бранный оттенок.

У нас в 1634 филиалах, из них почти 1 тысяча государственных и 640 негосударственных, преподаётся экономика и управление. В 971 филиале преподаются гуманитарные науки, то есть юриспруденция. Кроме этого, очень неравномерно распределены филиалы по территории Российской Федерации. У нас, по-моему, 56, да, филиалов по побережью Чёрного моря? А на Дальнем Востоке у нас, по-моему, на всё про всё, примерно, столько же.

Поэтому, естественно, что мы эти вопросы...

Из зала. Так и народу меньше проживает на Дальнем Востоке.

Фурсенко А.А. Вы знаете, всё-таки, я думаю, что если сравнить их с побережьем Чёрного моря, то не меньше. Я как раз считаю, что филиалы серьёзных, мощных вузов обеспечивают хорошее качество образования, например, на Дальнем Востоке. Где-то надо создавать, имея в виду, что они берут под своё крыло.

Я могу сказать пример. У нас были филиалы Московского инженерно-физического института. Все тоже знают, очень достойный институт. Дальше в период 90-х годов, скажем так, они все стали университетами. Далее, где-то год назад, они собрались и приняли решение, что объединяются опять, становятся филиалами Московского инженерно-физического института.

Двумя руками за, поддерживаю, считаю правильное решение абсолютно. И это решение очень активно поддержал Росатом - Сергей Владиленович Кириенко, потому что это обоснованное, разумное решение. Тем более, я могу сказать, что в этих филиалах всегда были штатные преподаватели сильные, всегда они привлекали к работе... Где они были? В Снежинске был филиал, в Арзамасе был филиал, Билибино. В общем все знают.

Так, дальше третий блок вопросов, после этого я готов ответить на любые устные вопросы. Это вопросы, связанные с финансированием федеральных учреждений высшего профессионального образования за счёт средств бюджета субъектов Российской Федерации.

Коллеги, больной вопрос, много раз поднимали, с вашим участием поднимали.

У нас, с точки зрения Бюджетного кодекса, проблем уже нет, потому что принято соответствующее постановление о том, каким образом субъект может давать субсидии федеральному бюджету. Это означает, что в принципе субъект может финансировать учреждения, которые имеют федеральное подчинение. Но. Законодательством Российской Федерации в сфере образования полномочия по высшему профессиональному образованию отнесены исключительно к федеральному уровню. И поэтому напрямую финансировать за счёт субъекта федеральные проблемы, связанные с федеральными учреждениями, мы не можем. Что можем делать? То, что делается. Учреждения могут выделять средства на социальную поддержку и социальную помощь отдельным категориям граждан. И в рамках этого направления нам представляется, а мы знаем, что это делается, строятся общежития для студентов, строятся дома для преподавателей, значит, я могу назвать целый ряд регионов, где это делается.

Также был вопрос достаточно конкретный, я не знаю надо ли его, но я все-таки должен его упомянуть, это вопрос - какова позиция министерства относительно учхозов, лесхозов, других образовательных полигонов, являющихся структурными подразделениями ряда образовательных учреждений, прежде всего, сельскохозяйственного профиля.

Поскольку вопрос задается мне, а не Алексею Васильевичу Гордееву, то я понимаю, что речь идет о техникумах сельскохозяйственных, которые четыре года назад были переданы нашему министерству с огромными долгами, земельными угодьями, да, необрабатываемыми, за эти четыре года мы в основном с долгами разобрались, мы, в общем, большую часть техникумов, а они стали как бы, так сказать, дееспособными, встали на ноги, наша позиция, первое, мы считаем, что эти вот образовательные полигоны, образовательные учреждения нужны, это касается не только, кстати, сельскохозяйственной сферы. Поэтому если существует такая возможность, необходимость, я могу сказать, что рядом с некоторыми из этих техникумов, это единственное место, где можно нормально заниматься сельским хозяйством, потому что есть случаи, когда там и колхозы развалились, и совхозы развалились, а эти учхозы, они существуют.

Но если есть возможность какого-то взаимоотношения, войти с существующими аграрными хозяйствами сильными, то, наверное, было бы целесообразно, чтобы все-таки ребята из техникумов проводили практику не у себя, а именно уже напрямую у потенциального работодателя.

В принципе, я считаю, что было бы правильно, если бы эти техникумы были переданы регионам. Но, во-первых, в нормальном виде, а не, значит, нищие и, так сказать, с долгами, ну, и во-вторых, с финансированием. У нас такие предложения подготовлены, и мы, по крайней мере, с целым рядом регионов ведём по этому поводу переговоры.

Председательствующий. Спасибо, Андрей Александрович. У нас есть полчаса на вопросы, которые участники нашего заседания могут задать Андрею Александровичу. Олег Николаевич, пожалуйста.

Смолин О.Н. Уважаемый Андрей Александрович, у меня несколько десятков вопросов, но задать успею, если позволите, только два.

Вопрос первый. Вы в одном из интервью признали, что где-то 10-12 процентов детей могут либо не сдать ЕГЭ по двум предметам, либо не пересдать ЕГЭ по одному. Вопрос: что будет с их профессиональным образованием, с их право на профессиональное образование? Этот вопрос не далее, как вчера заместитель председателя Государственной Думы Иван Мельников поднимал перед Президентом Российской Федерации Дмитрием Медведевым.

И второй вопрос касается новой системы оплаты труда. Только что был "круглый стол" по педагогическому образованию. Многие педагогические вузы, представители подходили и спрашивали: как быть, 30-процентный рост фонда заработной платы по их расчётам практически целиком уйдет на то, чтобы повышать ставки и оклады по первым разрядам в с связи с повышением минималки до 4330 рублей. Что касается школы, я на минуту выйду за пределы нашей темы: два моих знакомых директора школы, один в городе Омске, другой в селе Омской области, оба подписали бумагу. Суть бумаги такая: фонд заработной платы в следующем году увеличиваться не будет, но заработную плату повышать надо, поэтому определяйтесь сами, кого вы будете увольнять. Прокомментируйте, пожалуйста, второй вопрос, но начнём с первого. Спасибо.

Фурсенко А.А. Значит, про 10-12 процентов я в интервью этого не говорил. Я могу сказать, что я сказал, и это как раз говорит о том, как трактуются любые слова, как передаётся и трактуется.

Речь шла о том, что мы сказали, что 25 процентов - это неправильная, нереальная цифра. Она нереальна, в том числе потому, что многие люди, которые... Вообще, это, наверное, мы уходим всё-таки в сторону от тематики, ну уж коль вопрос задан, я отвечу на него, чтобы не было ощущения, что я не готов отвечать на эти вопросы.

10, 12, 25 процентов неправильно, потому что куча людей сдавала просто чистый лист и, потому что знали, что есть в ЕГЭ понятие: плюс один балл. Потому что, на самом деле, во-первых, наши ребята знают математику лучше, чем об этом говорят результаты последних ЕГЭ.

И, во-вторых, я сказал, что требуется действительно существенное улучшение, требуется улучшение изменения системы контрольно-измерительных материалов, одновременно требуется существенное улучшение преподавания математики в школах. Потому что сегодня в вузах в ряде случаев ребят даже на технических специальностях доучивают, вынуждены доучивать и давать знания, которые должны ребята иметь в школах.

Мне сказали: "Ну а если вот отвлечься от лишнего балла и так далее, как вы считаете, сколько людей могут не сдать, не сдали бы экзамены, вот так вот, не сдали бы экзамены?" - Я сказал: "Я не могу сказать, ну вот есть у нас Иван Валерьевич Ященко. Это система проверки знаний, которая существует в Москве". Вот какая там система? Сколько там они показывают знаний?

Иван Валерьевич был, по-моему, он говорит: "Ну у нас процентов 10". - Я говорю: "Я думаю, что сегодня вот такая цифра могла бы быть, но при этом эти люди знают, что они не обязательно должны эту математику учить. Когда они будут её учить, то эта цифра уменьшится". Вот что было сказано мною. Кто-то сказал из журналистов и говорит: "Нет, там было 10-12 по Ященко". Всё, это уже сказал не я.

Теперь, что касается вопроса о том: учить, не учить. Коллеги, вы вообще понимаете, что вы меня спрашиваете? Вот я просто хочу ещё раз, извините, отвлечься: вы соглашаетесь, вот я могу сказать, там есть вопросы к ЕГЭ. Вот я знаю, что все, хотя Виктор Антонович Садовничий, он мне сказал: "Я специально посмотрел этот ЕГЭ - это полная ерунда". Я говорю: "Виктор Антонович, для человека, который знает математику". - Он говорит: "Для человека, который знает математику - это полная ерунда". Любой человек говорит: "Я сел и сдал. Там получить тройку вообще надо хоть немножко вообще в голове держать, что такое математика".

Дальше я скажу вторую вещь. Мы же говорим о чём: вот ЕГЭ, как говорится. Что же будет с людьми? Вообще, ведь никто не отменял положение о том, что человек, который имеет двойку, не должен получать аттестат. То есть мы признаёмся, что, на самом деле, если оценку ставят в школе, то ставят тройку, потому что не хотят ставить двойку. Но мы то учились, вообще, я же помню, как говорится: у нас двойки-то все боялись.

Поэтому я просто хочу сказать, что порядок должен быть точно такой же, как он был бы и без ЕГЭ. Человек, который получает двойку, должен иметь справку о том, что он закончил школу и иметь возможность сдать этот экзамен ещё раз.

А какие другие варианты, я никак не могу понять. У нас никто не отменял, что вообще человек должен после окончания школы иметь положительные оценки. Есть другой вариант, давайте предложите.

Вот у нас звучали уже радикалы, которые говорят: давайте выдавать аттестат с двойками. Я не очень понимаю, что такое аттестат с двойками, потому что аттестат это значит, что вы аттестовали человека на то, что он закончил образование.

Скажите, что аттестат будет выдаваться с двойками и мне говорят другие люди, очень уважаемые мной, - они учиться перестанут.

Вот мы сохранили экзамен по математике в школе. Было огромное количество предложений отказаться от итогового экзамена по математике в школе, огромное количество предложений. И вы это знаете. Там, и в газетах, и не два директора школ пишут об этом, вам об этом напишут 22, а может быть 222.

И решение, коллеги, извините, я принял решение окончательное, что экзамен по математике будет итоговый, останется, это было моё решение, я не хочу переваливать ни на президента, ни на премьера, ни на моих коллег. Моё решение. Могу сказать почему.

У нас сегодня век цифр, век инновационной экономики, нельзя давать сигнал, что математика базовая, для всех знаний человеческих, может не изучаться. До тех пор, пока мы не придумаем какие-то другие способы мотивации, мы должны сохранить этот сигнал.

Да, понимаю, что это потребует дополнительных усилий от учителей, от родителей, но это сигнал, который будет услышан, уже услышан. Мы должны сделать преподавание, мы должны сделать проверку математики менее формальной, я согласен, но объективной.

И именно поэтому, если надо, Любовь Николаевна даст дополнительную информацию по поводу того, что математика, что готовятся, так сказать, новые подходы по математике, согласованные и с ректорским корпусом, и с академией наук. Я говорю, будут, действительно, в качестве тройки, ну тройка, это условно, потому что мы не переводим теперь единицы, в качестве минимального объема знаний мы должны добиться того, чтобы человек, который имеет представление о том, что такое математика, получал бы зачёт. Но он должен понимать.

Когда при мне продавщица в магазине три на семь умножает на компьютере, на калькуляторе, и я ей говорю - 21, она множит и говорит - правильно.

Будет общий порядок, точно такой же, какой был бы, если бы не было никакого ЕГЭ. Получаешь аттестат - вперёд, не получаешь - получаешь справку.

Смолин О.Н. То есть профессионального образования не получат даже на уровне ПТУ?

Фурсенко А.А. Ну почему не получат? Как говорится, ты можешь получать профессиональное образование, не получив аттестат об общем образовании, и улучшать его.

Олег Николаевич, ну Вы это знаете не хуже меня, чего вы тут, это самое, мне, так сказать, для корреспондентов что ли говорите, или для меня?

Теперь второй вопрос. Значит, по поводу отраслевой системы оплаты труда. Значит, мы считали, 30 процентов хватает не только для увеличения минимальной оплаты труда, если, конечно, в этом педагогическом вузе не все преподаватели сидели на минимальной системе оплаты труда. Но если это было так, уважаемые коллеги, тогда что-то не в порядке с этим вузом. Что-то не в порядке с его штатным расписанием. Это значит, что что-то было организовано не так, учебный процесс, потому что я знаю финансирование высшей школы, я знаю, как она финансируется, может рассказать это Николай Иванович, который ваш бывший коллега, который сидит здесь, не может, нет ни одного вуза, педвузы, они подчиняются нам, образованию, нет ни одного вуза, я гарантирую, на сегодняшний день, которые имеют такое финансирование, чтобы все преподаватели сидели на минимальной системе оплаты труда. Такого нету. Мы рассчитывали. Такого не может быть. Да, зарплата в педвузах, она ниже. Но я хочу сказать и другую вещь.

Педвузы все-таки, особенно те педвузы, которые работают в основном на государство, на подготовку действительно преподавателей, то есть сидят на бюджете, они и получили 30 процентов. А те педвузы, а те вузы, которые работали в основном, значит, на подготовку коммерческих профессий, они получили 30 процентов только на бюджетные места.

Я могу назвать очень уважаемый вуз, который работает в области топливно-энергетических ресурсов, который сказал, что у меня бюджет всегда был 25 процентов. И говорит, что получил семь процентов. Это не честно. Я говорю, ну, почему, вы же сами решали этот вопрос и у вас на внебюджетке не только газовики учатся, у вас на внебюджетке, я знаю, кто учится. Это ваше решение было, вы получили за счёт этого очень большие деньги. Теперь думайте, как выходить из этой ситуации.

Что касается школ, это вопрос, как вы знаете прекрасно, не ко мне, это вопрос к руководству региона, о том, будет ли, не будет увеличено финансирование. Я могу сказать, что по федеральным учреждениям увеличение финансирования происходит. Я знаю, что по большинству регионов увеличение финансирования образовательных учреждений происходит, несмотря на экономические проблемы. Вы депутат, обратитесь к губернатору, я думаю, что он даст вам ответ на этот вопрос.