Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления в государственной думе третьего созываТезисы выступления на правительственном часе к вопросу о выслуге лет педагогических и медицинских работников (пленарное заседание)

Тезисы выступления на правительственном часе к вопросу о выслуге лет педагогических и медицинских работников (пленарное заседание)

Уважаемая Валентина Ивановна!

Мы, естественно, не пропустили мимо ушей заявление Президента, который назвал Вас лучшим социальным вице-премьером 90-х годов. И я лично с этим согласен. В Вашем лице мы хотим найти если не прямого союзника, то, по крайней мере, руководителя, готового конструктивно обсуждать пути решения вопроса, и человека, для которого интересы работников образования и медицины не менее значимы, чем исполнение правительственных планов пенсионной реформы.

Мы помним, как остро ставился вопрос на Всероссийском совещании работников образования в Кремле. Тогда в ответ на многочисленные записки Вы заявили, что вопрос решается, и, естественно, большинство работников образования восприняли это так, что он решается положительно. Теперь пенсии за выслугу лет стали вторым после заработной платы вопросом, вызывающим социальное напряжение.

Вы, наверное, знаете, что по размаху акций протеста, включая забастовки и количество участников, именно педагоги вышли на первое место в 90-х годах среди профессиональных отрядов. В нормальной экономической ситуации это абсурд. В абсурдной экономической ситуации это стало нормой.

За прошедшие 10 лет заработная плата начинающего учителя и врача, которая и в советский период была не слишком высокой, снизилась, по крайней мере, в 7 раз, а опытного специалиста - не менее, чем в 4-5 раз. И это с учетом огромных перегрузок. Работники образования занимают обычно третье место снизу по оплате труда среди профессиональных отрядов. Чуть лучше положение у медиков, которые поднялись аж на пятое место снизу. Между ними оказываются работники науки - четвертое место, а ниже их - второе место снизу - занимают работники культуры. Лет двадцать назад мы шутили: в Советском Союзе, чтобы мало получать, надо долго учиться. Но такого обесценивания интеллектуального труда до сих пор не было никогда: ни в советское, ни в досоветское время. В 70-м году работник образования в среднем получал 75% от заработной платы работника промышленности. В 99-м году - 45%, и это при том, что сам работник промышленности стал получать как минимум в 3 раза меньше. Цифры, которые я называю - не продукт свободного творчества, они взяты из работ выдающихся ученых во главе с покойным Валентином Афанасьевичем Коптюгом. Средняя заработная плата в образовании, медицине и культуре ниже явно заниженного прожиточного минимума. И такое положение, согласно известным мне прогнозам Правительства, предполагает снижение в ближайшие годы.

Но это еще и не все. Даже нынешний уровень оплаты труда в образовании и медицине достигается за счет колоссальной перегрузки. Учитель, ведущий по 30-40 часов, или врач, работающий на две ставки, либо работают некачественно, либо изнашиваются в считанные годы, либо и то, и другое вместе. Отсюда вся острота вопроса о пенсиях за выслугу лет.

В 96 году, приняв законы по выплате пенсии за выслугу лет учителям и сельским медикам при продолжении работы по специальности, уверен, мы сделали большое дело. До тех пор своей пенсионной политикой государство как бы говорило педагогу или сельскому медику: “Пожалуйста, ради Бога, уйди с работы, я тебе за это заплачу!”. Теперь те, от кого зависит жизнь и будущее человека, получили возможность после 25-летнего тяжелейшего труда работать не на полную ставку, поддерживая свой уровень жизни. Мне лично при встречах учителя не раз говорили, что в период, когда многие месяцы не выплачивалась заработная плата, именно пенсия за выслугу лет спасала их от голода.

Закон тогда принимался по согласию ветвей власти. Думаю, уважаемый представитель Президента помнит, как в 96-м году во время предвыборной кампании ссылались на особые права граждан, предусмотренные Конституцией, а именно, право на бесплатное образование и бесплатную медицину; он призывал нас здесь в этом зале преодолеть вето Президента.

Однако вскоре после принятия закона выяснилось, что Правительство своими постановлениями 1991 и 1993 года лишило права на пенсию за выслугу лет примерно 12 категорий педагогических работников и ряд категорий работников медицинских. Чем была сказать не берусь, продиктована логика авторов этих постановлений сказать не берусь: за что лишили права на пенсию за выслугу лет бывших пионерских вожатых? Или кому-то по идеологическим соображениям не нравится слово пионер? Так, в конце концов, назовите ее скаутской или какой-нибудь еще. Разве рост подростковой преступности в несколько раз за последние 10 лет и наркоманы, средний возраст которых в городах 15 лет, еще кого-то не убедили в том, что необходима работа в детско-юношеских организациях? За что отобрали пенсию за выслугу лет у музыкальных руководителей детских дошкольных учреждений, которые всегда ее получали? Чем их работа качественно отличается от работы воспитателя в детском саду? Почему лишили права на пенсию за выслугу лет, например, инструкторов физкультуры в тех же детских дошкольных учреждениях? Разве может женщина больше 25 лет непрерывно находиться вместе с детьми в плавательном бассейне без ущерба для здоровья? Ведь наблюдать за ними сверху, как это обычно бывает во взрослых группах здоровья, ей не позволяет ни техника безопасности, ни совесть. И таких примеров масса.

Постановления Правительства № 1066 и 1067 в сентябре 1999 года педагогические и медицинские работники восприняли не иначе, как издевательство и не без оснований.

Во-первых, это постановление отнимает право на пенсию за выслугу лет еще у нескольких категорий работников, которые его имели, например, у педагогов детских художественных школ, или у тех, кто, скажем, в условиях советской школы не мог работать на полную ставку.

Во-вторых, постановление обещает вернуть такое право некоторым из тех, у кого оно раньше было отобрано (например, тем же музыкальным руководителям детских садов или, педагогам дополнительного образования), но вернуть через 25 лет. Представьте себе, люди надеялись, строили жизненные планы, у них был стимул долго работать в системе образования, а вместо этого их ударили по рукам.

В Комитет Государственной Думы по образованию и науке, как и в Правительство, приходит огромное количество писем. Среди прочих вопросов люди задают главный: “Скажите внятно, на что рассчитывать, оставаться ли работать в школе, или бежать из нее туда, где можно за меньшую работу получить большую зарплату?”. Уже сейчас в государственных школах и больницах остались либо подвижники, либо те, кому квалификация не позволяет делать ничего другого. Отбирая последний стимул у первых, кому мы хотим доверить самые главные ценности любого общества: жизнь, здоровье и детей?

Мы поддерживаем последнее решение Правительства по этому вопросу, но не можем не сказать, что это не шаг, но даже не пол-шага вперед, одновременно с которым нам предлагают сделать не два, а три шага назад. В Государственную Думу Правительством Российской Федерации внесен проект федерального закона “Об основах пенсионной системы”, где государство пытается снять с себя ответственность за пенсии за выслугу лет и переложить их на профессиональные пенсионные фонды. Никто однако при этом на два вопроса.

Во-первых, как и когда будут созданы эти профессиональные фонды. И почему телега опять стоит впереди лошади или на новейший манер “мерседес реформ” едет кузовом вперед?

Во-вторых, на какие деньги будут создавать профессиональные пенсионные фонды педагоги и медики? За счет своей нищенской зарплаты, которую вовремя не получают, или за счет своих учредителей, т. е. местных бюджетов, которые в большинстве пусты?

Ситуация крайне тревожная, и для того, чтобы она не вылилась в новые сотни тысяч и миллионы бастующих, как нам кажется, надо соблюдать следующие принципы.

Первое. Не навреди, что в данном случае означает - не отбирай оставшиеся социальные гарантии без всяких компенсаций. С учетом роста цен зарплата начинающегося учителя или медика сейчас должна быть не меньше двух тысяч рублей. Вот когда она стране выше хотя бы официального прожиточного минимума, а надбавки за стаж через 25 лет повысят размеры пенсии за выслугу лет, мы готовы рассмотреть вопрос о том, насколько целесообразно сохранение такой пенсии для кого и при каких условиях.

Второе. Социальная справедливость: все работники образования, все сельские медики в каких бы учреждениях они ни работали, и как бы формально ни называлась специальность, при близких условиях и содержания труда должны получать пенсию за выслугу лет. Сейчас такой пенсии лишены медики, которые работают в образовании, хотя работа там ничем не легче. Сейчас не получают такой пенсии педагоги, которые работают в медицинских учреждениях, и т.д. и т.д.

Уважаемая Валентина Ивановна, я еще раз лично в руки хочу передать Вам два парламентских запроса по этому поводу и прошу привлечь думские Комитеты по образованию и науке, по охране здоровья и спорту, по культуре и туризму к тщательной проработке вопроса. Уверяю Вас, мы вполне способны к конструктивной работе и готовы к компромиссам, но не за счет людей, интересы которых представляем, не за счет интеллекта и здоровья нации.

Нас выбирали сюда не для того, чтобы мы помогали превращать бедных в нищих. На нищете учителя, врача или работника культуры сильное государство еще никто не построил, а в XXI веке - тем более.