Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления в государственной думе третьего созываТезисы выступления на пленарном заседании государственной думы по 113 федеральному закону “о порядке исчисления и увеличения государст

Тезисы выступления на пленарном заседании Государственной Думы по 113 Федеральному закону “О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий”

Действующий 113-й закон позволил увеличить пенсии некоторым пенсионерам и в этом смысле оправдал свое существование. Но при этом он породил едва ли не больше обделенных и обиженных, чем тех, кому помог.

Закон стал типичным выражением, быть может, даже квинтэссенцией пороков нынешней социальной, точнее, антисоциальной политики. Это произошло по многим причинам. Остановлюсь лишь на двух, которые имеют прямое отношение к нашему законопроекту.

I. Пенсионный стаж и так называемые нестраховые периоды

Идеология закона проста: чем дольше и больше человек получал доходы, тем выше должна быть его пенсия. Это действительно отражает требования социальной справедливости, но только с одной стороны.

Скажу больше: это вместе с тем отражает и ту примитивную философию, точнее, рыночную психологию, которая была характерна для стран первоначального накопления капитала в 18 веке. Помните, как бывший Президент России любил повторять: “Чем больше вы работаете для себя, тем больше приносите пользы стране”? Результаты у нас перед глазами. Больше всего на себя поработали так называемые олигархи и “новые русские”, но чем больше они “работали”, тем беднее становилась остальная часть населения и страна в целом.

На рубеже 21 века подобная идеология представляется безнадежно устаревшей, а основанный на ней закон наказывает как раз тех, кто потратил свою жизнь на дела, не приносящие дохода, но чрезвычайно полезные для государства. Судите сами.

Во-первых, по сравнению с 340-м законом, 113-й заметно уменьшает стаж фронтовикам и некоторым другим категориям военнослужащих. Но разве военная служба это личное дело каждого, а не конституционный долг? Что мы, таким образом, стимулируем? Разве вам, коллеги, не приходилось слышать от многих выполнивших свой долг мужчин, что другой раз они бы хорошо подумали, прежде чем служить?

Во-вторых, разве мы не заинтересованы, чтобы люди работали на Севере, добывали там природные богатства, сохраняли целостность российской территории? Или мы хотим, чтобы Чукотка, Камчатка, Сахалин и масса других территорий последовали за Аляской? А если нет, почему не хотим согласиться с тем, чтобы пенсии по 113-му закону рассчитывались по тем же правилам, что и по 340-му?

В-третьих, в начале 21-го века пора понять, что труд женщины по воспитанию детей – это не ее личное дело, тем более в стране, переживающей демографическую катастрофу.

Может быть, не все еще знают, что за последние 3 года детей в стране стало меньше на 4 миллиона. По прогнозам Госкомстата через 50 лет нас останется половина, а через 75 лет – треть. Кто будет кормить пенсионеров?

Премьер-министр Михаил Касьянов уже объявил демографическую катастрофу, чуть ли не центральной проблемой, однако, с проектом нашего закона Правительство согласиться не хочет.

При такой демографической политике нам скоро придется за троих детей присваивать звание “Мать-героиня”, а за четверых - “Отец-герой”!

Вместо этого 113-й закон поощряет бездетных и наказывает тех, кто еще сохранил “безумство храбрых” - иметь детей в условиях полной и окончательной победы “реформ” над населением!

Необходимо вернуть периоды по уходу за детьми в пенсионный стаж.

В-четвертых, образование. Похоже, в нашем Правительстве сохранилось еще представление, что это вещь необязательная: хочешь – получай, и тогда уменьшается твой стаж, дающий право на пенсию; хочешь – живи без образования.

Однако и этот подход устарел, по меньшей мере, на полстолетия. По данным американских экономистов, люди с образованием 14,5 лет и более, составляя 25% активного населения, создают более половины валового внутреннего продукта, тогда как люди с образованием 10,5 лет и менее, фактически оказываются иждивенцами. В России ситуация аналогичная.

Если страна не собирается быть сырьевым придатком и кладбищем радиоактивных отходов, но двигаться в направлении информационного общества, такую политику пора менять.

Иногда нам говорят, что люди с высоким образованием и без того получили привилегии, поскольку у них выше средняя заработная плата, чем у людей физического труда. Это действительно так в индустриально развитых странах, но совсем не обязательно в современной России. Правда, что почти все богатые люди у нас – люди с высшим образованием. Однако отсюда вовсе не следует, будто почти все образованные люди богаты. Напомню, что ставка 18-го разряда ЕТС по-прежнему ниже прожиточного минимума. Напомню, что, как правило, пять первых мест снизу по оплате труда выглядят в России следующим образом: 5-е место – медики, 4-е место – работники науки, 3-е место – работники образования, 2-е место – работники культуры, 1-е место снизу – работники сельского хозяйства (в летнее время работники культуры и работники сельского хозяйства меняются местами). За что же тех, кто лечит, учит, просвещает, делает открытия - еще раз наказывают при выходе на пенсию?

Очевидно, что и этот порок закона нужно исправлять.

II. Пенсии для работающих и неработающих

На мой взгляд, и в этом отношении политика Правительства еще более расходится со здравым смыслом, причем это легко доказать, опираясь уже не на социальную справедливость, а на чисто экономические аргументы.

Известно, что каждый работник, зарабатывая для себя рубль, в среднем пополняет бюджеты различных уровней на 2-2,5 рубля.

Известно, что соотношение пенсионеров и работающих в России крайне неблагоприятно и через несколько лет может оказаться один к одному, т.е. работающие не смогут прокормить пенсионеров.

Известно, что по этой причине в так называемой программе Грефа нам предлагали повышать пенсионный возраст.

Наконец, известно, что именно во имя экономии в новом варианте пенсионной реформы нам предлагают, что называется, заменить культ предков культом потомков, т.е. забрать часть денег, которые могли бы пойти на пенсии старшему поколению, нашим ветеранам и отдать их на накопительные счета, более молодым людям. Интересы родителей приносятся в жертву интересам детей!

Однако, несмотря на это, современное соотношение уровня пенсий по 113-му и 340-му законам таково, что стимулирует граждан, получающих невысокую заработную плату, в том числе инвалидов, не продлевать, а сокращать свою трудовую биографию, стремиться, не работать и зарабатывать, а сидеть дома.

Указ Президента, повысивший минимальный размер пенсии с компенсациями до 600 рублей, проблемы не решает. Более того, 2 декабря во время встречи с Президентом представителей общественных организаций инвалидов Валентина Ивановна Матвиенко обещала через неделю внести в Государственную Думу проект закона, предусматривающий возможность получения пенсий на основе индивидуального коэффициента пенсионера низкооплачиваемым категориям работников. Поскольку закон относит к низкооплачиваемым всех, кто имеет зарплату ниже прожиточного минимума, мы полагали, что все они и смогут получать пенсию на основе ИКП. Однако этого не произошло. Спрашивается, зачем мы стимулируем не труд, а бегство с работы? Это, по меньшей мере, противоестественно.

Очевидно - работающим надо дать возможность получать пенсию по 113-му закону. Однако при подготовке ко второму чтению, учитывая финансовые проблемы, можно рассмотреть вопрос о том, чтобы пенсию по этому закону могли получать не все работники, но лишь люди с определенным уровнем зарплаты; либо установить, как это было в советские времена, предельный суммарный уровень пенсии и заработной платы, до которого действует 113-й закон и т.п. Как один из авторов законопроекта, готов рассматривать такие предложения, в том числе со стороны Правительства.

III. Деньги

Очевидно - разоренная страна не может дать все, что нужно и всем сразу. Поэтому при подготовке ко второму чтению можно было бы рассмотреть вопрос о его поэтапном введении в действие. Например, с января 2002 года восстановить справедливость в отношении фронтовиков, затем – в отношении матерей и т.д. Но главное все-таки не в этом.

Недавно от одного гражданина Германии я услышал примерно следующее: “Странный вы народ, русские! Нефть отдали, газ отдали, цветные металлы отдали, а хотите жить хорошо. Странный народ!”

Эти слова тем более интересны, что почти дословно то же самое говорил в Государственной Думе господину Грефу лидер российских экономистов, руководитель экономического отделения Российской академии наук академик Львов, а именно: “Пока огромные доходы от продажи природных богатств не будут возвращены государству и через бюджет его гражданам, ни о каких серьезных реформах говорить не приходится”.

А вот другой пример ваших странностей. Подоходный налог с физических лиц снижается до уровня в 13%, какого нет в мире. Нет в индустриально развитых странах, нет в Латинской Америке. Например, в Аргентине, парламентскую группу по сотрудничеству с которой я возглавляю, этот налог 35%. Спрашивается, кого догоняем: Верхнюю Вольту?

Разве “олигархи” не получили свои огромные богатства в результате приватизации того, что было создано трудом тех самых ветеранов, которых к тому же обозвали “гомосоветикусами”? А разве не Александр Лившиц говорил “олигархам”, что надо делиться? Разве Александр Починок заявлял, что если по-настоящему взять налоги с обладателей дач на Рублево-Успенском шоссе, можно сильно пополнить бюджет?

Не будет ли правильно установить такие налоги на особо высокие доходы и большие состояния, какие установлены в цивилизованных странах, и целевым назначением направить эти деньги из бюджета на пенсии нашим ветеранам? Или еще 10 лет будем догонять цивилизацию задом наперед?

Короче, кто хочет - ищет решения, кто не хочет - ищет трудности. Трудности всегда были и будут. Но я призываю искать решения, а потому принять закон.