Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления в государственной думе четвертого созываО проекте федерального закона № 151784-4 \"о внесении изменения в пункт 1 статьи 16 федерального закона \"о государственном пенсионном обеспе?

О проекте федерального закона № 151784-4 "О внесении изменения в пункт 1 статьи 16 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации"

Смолин О. Н. Уважаемые коллеги, уважаемый Олег Викторович! Вашему вниманию предлагается проект федерального закона, название которого здесь только что было озвучено. Говоря коротко, этот закон прост как правда.

Я напомню, что в текущем году мы с вами отмечали 60-летие Великой Победы, все мы говорили, что нет выше подвига, чем подвиг наших отцов и дедов, что победа в Великой Отечественной — это высший взлет в истории нашей страны, в истории России, и вот теперь мы, авторы законопроекта (кроме меня это Тамара Васильевна Плетнёва), хотим отдать, может быть, последнюю дань уважения живым инвалидам Великой Отечественной войны. После этого придется уже отдавать им только дань памяти.

Что мы предлагаем? Мы предлагаем участникам Великой Отечественной войны, которые стали инвалидами вследствие военной травмы, то есть, подчеркиваю, инвалидами Великой Отечественной войны, установить размер базовой пенсии по инвалидности выше, чем для остальных участников Великой Отечественной войны, которые стали инвалидами вследствие других причин. Конкретно мы предлагаем для инвалидов, имеющих третью степень утраты трудоспособности, 375 процентов базовой части трудовой пенсии, для инвалидов, имеющих вторую степень утраты трудоспособности, — 300 процентов и для инвалидов, имеющих первую степень утраты трудоспособности, — 225 процентов базовой пенсии. Это выше, чем сейчас. Мы считаем, уважаемые коллеги, что тем самым мы устраняем несправедливость следующего свойства. Получилось так, что часть людей, которые оказались менее израненными в период Великой Отечественной войны, смогли заработать себе трудовые пенсии и их пенсии оказались выше пенсий тех, кто не смог по-настоящему поработать после Великой Отечественной войны и заработать себе трудовую часть пенсии. Короче, кто пострадал больше, получает несколько меньше, поскольку не смог заработать эту самую трудовую пенсию. Обращений в связи с этим было немало.

Вы знаете, три возражения против нашего законопроекта мы обнаружили в разного рода документах правительства и профильного комитета Государственной Думы. Возражение первое — юридическое. Нам говорят, что якобы мы предлагаем законопроектом изменение не в ту статью. Но мы говорим именно об участниках, ставших инвалидами Великой Отечественной войны, поэтому вносим изменения в статью 16, а не в статью 15, которая касается военнослужащих вообще. По-моему, здесь даже у двух юристов не может быть трех мнений. Это решение правильное.

Вторая позиция — псевдосправедливость. Говорят, что инвалидам Великой Отечественной войны уже добавили некоторое количество денег указами президента начиная с начала текущего года. Но когда нам говорят, что нельзя увеличивать неравенство между пенсионерами, это звучит смешно, коллеги. Мы давно уже превысили по уровню социального неравенства уровень Западной Европы, Японии, Соединённых Штатов Америки и многих стран Латинской Америки.

И третье — деньги. Нам говорят, что в Пенсионном фонде дефицит. Но, коллеги, дефицит Пенсионного фонда порожден снижением уровня социального налога. Помните, нам Зурабов говорил: снизили социальный налог с 35 до 26 процентов — каждому придется на восемь лет больше работать, снизим еще на 9 процентов — каждому придется еще на девять лет больше работать. Поэтому вопрос, конечно, вовсе не в дефиците Пенсионного фонда. Я напомню, что, по данным правительства, только за первую половину текущего года дополнительные доходы федерального бюджета составили 882 миллиарда рублей, по данным Счетной палаты — 942 миллиарда рублей. Мы просим для тридцати двух тысяч инвалидов Великой Отечественной войны всего-навсего около 200 миллионов рублей, уважаемые коллеги, — миллионов, а не миллиардов. Короче говоря, мы все прекрасно понимаем, что этот закон временного действия, деньги потребуются очень ненадолго, — к сожалению, рискну это повторить, участники, инвалиды Великой Отечественной войны всё чаще находят свое место в гамзатовском лебедином строю.

Прошу всех, кто в этом году говорил о том, как он благодарен нашим участникам Великой Отечественной войны и высоко ценит их подвиг, проголосовать за этот законопроект.

Спасибо, уважаемые коллеги.

Воронин П. Ю., фракция "Единая Россия".

Вы знаете, уважаемые коллеги, такое впечатление, что здесь сидят свиньи бездушные и только вы, так сказать, душевные.

Во-первых, при внесении таких законодательных инициатив определяют источник дохода. И можно было бы хотя бы депутату Смолину представить в бюджетный комитет этот законопроект и как-то более, так сказать, подробно проработать его и с правительством, в том числе. А вы постоянно пытаетесь выставить всех остальных в неприглядном виде. Это неправильно.

Потом, понимаете, тема, вы правильно сказали, деликатная. О чем идет речь? Об инвалидах войны. Если посмотреть сейчас реально, это всё люди старше восьмидесяти лет, потому что до 1926 года рождения, или последний призыв, которые служили немного. И пенсия, я вам скажу... У меня много родственников, дедушка вот, царство ему небесное, недавно умер, он пенсию получал 7,5 тысячи, хотя не был инвалидом, он просто всю войну прошел. И здесь государство заботится!

Что касается машин. Ну, извините, это в высшей степени неправильно, когда дети используют стариков бедных, там, на костылях заносят, чтобы получить машины и самим потом ездить. Что мы лукавим? Никто их возить не будет! Дети и внуки пытаются лишний раз слупить с государства за счет своих стариков: получить на них квартиру, сдать их в соцдом, а квартиру продать. Это же сплошь и рядом! И почему об этом тоже не говорите вы, отмечаете только одну сторону вопроса?

Депутату Глотову хотел ответить. Вы удосужьтесь, 122-й закон хоть раз прочитайте, изучите на месте. Я понимаю, вы там все вроде не по спискам, там у вас пять одномандатников, поезжайте в регионы, посмотрите! Я мониторинг каждый месяц делаю и по лекарствам, и по всему.

7 миллионов, вы говорите, отказались. А знаете, почему отказались? Это люди, которые оформили лжеинвалидность, их вот только в этом году на 6 миллионов больше стало. Это как доплата к пенсии. Вот люди пошли в первый год: ага, пенсия там, вот я теряю льготу по коммуналке, поэтому я оформлю инвалидность. И кстати, регионы очень лояльно относились к оформлению, сами регионы. А потом прошел первый год. Вот у нас, например, на Кавказе появился черный рынок лекарств: псевдоинвалид лекарство в аптеке бесплатно берет, а потом идет на базар и лекарство, которое тысячу стоит, продает там за 100 рублей. Ни в одной стране, наверное... только вот мы додумываемся до такого. И что здесь делать? А теперь вот эти 7 миллионов, они написали...

И про путевки не надо там рассказывать сказки! У нас все санатории забиты, и нормально работают, и уважительно... И билеты, и сопровождающий — всё оплачивается, и все процедуры согласно медицинской карте оплачиваются.

И поэтому я хочу еще раз подчеркнуть никто не спорит, но я бы посоветовал, предположим, коллегам из КПРФ: возьмите, проведите анализ по самым бедным, предположим, по вдовам, по детям, которые дистрофию во время войны заработали. Вы не хотите, вы взяли тему и потом опубликуете в своей мерзкой газете результаты голосования, как вы это обычно делаете, не объясняя...

Председательствующий. Павел Юрьевич, делаю вам замечание по поводу термина "мерзкая" — это не парламентский термин.

Воронин П. Ю. В газете, пригодной только для комнаты с двумя нолями.

Поэтому я хотел бы, в общем-то, сказать, что, как ни тяжело, нужно более внимательно относиться и более внимательно изучать цифры, представленные комитетом, а не будоражить общественное мнение.

Председательствующий. Уважаемые коллеги, для заключения предоставляю слово депутату Смолину. Пожалуйста, Олег Николаевич.

Смолин О. Н. Уважаемые коллеги, я вынужден начать с того, что глубоко солидарен с депутатом Ворониным: не надо рассказывать сказки, особенно по части статистики, на пленарном заседании Государственной Думы. Сказки о том, что 6 миллионов инвалидов добавились в этом году — это даже не научная фантастика.

Теперь, если позволите, по делу. Я еще раз хочу сказать, что цена вопроса смешная, я уточнил: 0,25 процента от дополнительных доходов бюджета за первую половину текущего года. Это первое.

Второе. Что касается того, что остальные пенсионеры обижены, поскольку инвалиды Великой Отечественной войны получают много. Коллеги, лучше вспомните, какие пенсии вы установили чиновникам и депутатам Государственной Думы, кстати, тоже. Оказывается: тiльки для себе можно, а для остальних нельзя. Извините.

Третье. Что касается повышения базовой части трудовой пенсии в этом году. Коллеги, вы вспомните, на сколько вы планировали ее поднять, — на 9 процентов планировали, а поднялась на 44 процента базовая часть трудовой пенсии, потому что вышли люди на улицы и перекрыли в Москве Ленинградский проспект, а в Питере — Московский проспект. Остается вспоминать ленинградскую застольную: выпьем за тех, кто командовал ротами. Только теперь уже ротами тех, кто перекрывал эти самые дороги и в результате получил существенную прибавку к базовой части трудовой пенсии.

Что касается расчетов, коллеги. Предполагаю, что у нас расчет еще завышен, потому что ни мы, ни комитет не учли, к сожалению, того, что люди уходят. Скорее всего, реальная цена вопроса окажется ниже, чем мы рассчитывали, представляя этот законопроект.

И самое последнее... нет, предпоследнее, уважаемые коллеги. Я знаю, Андрей Константинович Исаев здесь, на пленарном заседании, говорил о том, что руководство комитета вело переговоры с Правительством Российской Федерации, чтобы оно поддержало этот законопроект. Я искренне благодарю тех, кто эти переговоры вел, но хочу сказать, что нам совершенно необязательно решать ровно так, как правительство: имея триста голосов в Государственной Думе, — да и все остальные фракции это поддержали бы — мы можем иногда принимать самостоятельные решения.

И самая последняя реплика. На вопрос Любови Фёдоровны Ближиной по поводу того, почему мы не можем принять такие решения. Я думаю, что завтра одни газеты напишут, что у депутатов не хватило совести, другие напишут, что у них не хватило политической воли. Какой ответ вам лучше — выбирайте сами. Я прошу поддержать этот законопроект всех, независимо от фракционной принадлежности.

Спасибо.

Результаты голосования

Проголосовало за: 97 чел. 21,6%
Проголосовало против: 0 чел. 0,0%
Воздержалось: 0 чел. 0,0%
Голосовало: 97 чел.  
Не голосовало: 353 чел. 78,4%

Результат: не принято.