Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления в государственной думе четвертого созываО внесении изменения в пункт 3 статьи 4 федерального закона от 11 ноября 2003 года № 139-фз \"о внесении дополнения в часть вторую налогового к

О внесении изменения в пункт 3 статьи 4 Федерального закона от 11 ноября 2003 года № 139-ФЗ "О внесении дополнения в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и внесении изменения и дополнения в статью 20 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", а также о признании утратившими силу актов законодательства Российской Федерации в части налогов и сборов

Председательствует заместитель председателя Государственной Думы Слиска Л.К.

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги, и ещё раз о налогах, но, пожалуй, даже в более широком контексте, чем в предыдущем законопроекте.

Вашему вниманию предлагается тот самый проект федерального закона, название которого здесь было озвучено. Я хочу вам напомнить, что законопроект этот, эта законодательная инициатива не имеет партийного, фракционного или какого-то другого характера. Если вы посмотрите фамилии авторов законопроекта, то увидите, что это депутаты буквально всех фракций, включая независимых депутатов и депутатов правящей партии в Российской Федерации, а также члены Совета Федерации, включая его председателя. Повторяю, это инициатива, что называется, межпартийная, межфракционная, а мне бы больше понравилось слово "надпартийная".

Этот законопроект мы внесли в сентябре, в начале сентября 2005 года, то есть именно тогда, когда его принятие могло бы повлиять на федеральный бюджет 2006 года, но рассматриваем мы его только сейчас. При всём уважении к членам бюджетного комитета я должен, к сожалению, констатировать, что заключение на этот законопроект было подписано только в ноябре 2006 года, то есть тогда, когда прошло рассмотрение уже двух бюджетов — бюджета 2006 года и бюджета 2007 года, и формально время этой редакции законопроекта ушло, но идея его, берусь утверждать, сейчас ещё более актуальна, чем тогда, когда мы его вносили. Это не наша вина, что законопроект рассматривается не вовремя. Многочисленные наши требования рассмотреть законопроект вовремя, к сожалению, были проигнорированы. Повторяю, при всём уважении к бюджетному комитету он, на мой взгляд, подменил Государственную Думу. Это неправильно. Я понимаю, что результат был бы, скорее всего, тот же самый, но по крайней мере были бы соблюдены правила игры.

Суть законопроекта, который я представляю, заключается в том, чтобы до 2009 года пролонгировать льготы по налогу на имущество для организаций социальной сферы — образования, науки, культуры, медицины, спорта и так далее, короче, для бюджетных организаций и социально ориентированного бизнеса. Логика правительства и большинства Государственной Думы с 2001 года другая: она заключается в том, чтобы по максимуму ликвидировать налоговые льготы, как источник коррупции и потерь бюджета, а некоторым организациям компенсировать затраты из тех же самых бюджетных денег.

Я хочу для обоснования моего законопроекта воспользоваться известной со школьных времён логикой, системой доказательств, которая называется в геометрии доказательством от противного. Я берусь утверждать, что действующая сейчас система налогообложения — это система ошибочная, чтобы не сказать порочная, и последствия её применения оказываются следующими.

Первое. Действующая система ставит в неравные условия социально ориентированные негосударственные и государственные организации. Никаких компенсаций негосударственные организации не получают, а это неминуемо ведёт к удорожанию тех платных социальных услуг, которые они оказывают. От действующей системы прямо страдают студенты негосударственных учебных заведений, родители учащихся школ и детей, посещающих дошкольные негосударственные учреждения, больные, которые лечатся в негосударственных лечебных учреждениях, люди, занимающиеся физической культурой и спортом в негосударственном секторе, негосударственные научные организации и так далее, и так далее. В моём родном городе Омске недавно принято решение о приватизации бань — не думаю, что оно правильное, но дело сейчас не в этом. Как только это произойдёт, так, соответственно, цена одной помывки поднимется вверх, поскольку сразу они будут обложены соответствующими налогами.

Более того, уважаемые коллеги, действующая налоговая система наказывает именно тех, кто наиболее серьёзно относится к делу. Пример? Пожалуйста. Мы часто критикуем негосударственные вузы, которые не создали собственной материальной базы, как говорят иногда, работают чуть ли не в одной комнате и так далее, и так далее. Но спрашивается: кого наказывает действующая налоговая система? Именно тех, кто создал материальную базу, им приходится платить эти самые налоги на имущество и земельный налог, тогда как тем, кто ничего не создал, и платить ничего не приходится. Мы прямо работаем против повышения качества нашего образования.

Вторая позиция. Как показал опыт, и об этом говорил Жорес Иванович, действующая система вредна и для государственных социальных организаций. Точно так же, как и академия наук, федеральные организации получили компенсацию за первый квартал 2006 года по уплаченным налогам лишь в третьем квартале и несколько месяцев мучились с налоговой службой, многие из них не выдержали давления и заплатили налоги из собственных внебюджетных средств.

Ну, вот я работаю на четверть ставки профессора в Омском государственном педагогическом университете, и там гордятся тем, что университет является крупнейшим налогоплательщиком в Центральном округе города Омска. На самом деле, коллеги, это ведь абсурд, когда вузы являются крупнейшими налогоплательщиками. Не хотите пример из Омска — пожалуйста, пример с Тюменским государственным университетом, который платит налогов больше, чем получает бюджетных денег, — государственный университет! Та же самая система в Московском экономико-статистическом институте и во многих других социально ориентированных организациях. Не думаю, что это приводит к чему-нибудь хорошему.

Третье. Фактом является, к сожалению, может быть, формирование рынка социальных услуг, поэтому, соответственно, повышение платы в негосударственном секторе и частичное налогообложение государственного сектора приводят к тому, что по цепочке поднимается цена всех платных услуг, в том числе образовательных, медицинских, культурных и так далее, и так далее. Действующая система наносит прямой вред образованию, медицине, науке и культуре, физической культуре и спорту, короче, всему развитию человеческого потенциала страны, уважаемые коллеги.

А я вам вынужден напомнить ещё раз, что, несмотря на экономический рост с 99-го года, относительно других стран человеческий потенциал и человеческий капитал России уменьшается. Это доказано международными докладами. И если мы дальше будем так же развиваться, то, ну, ни к чему хорошему этот нефтяной рост не приведёт. Недавно, 23 марта, выступая у нас, Михаил Зурабов в очередной раз сказал, что бюджет Российской Федерации, социальный бюджет, достаточен, если считать, что мужчина должен жить 59 лет. Михаил Юрьевич ошибся: мужчина уже не живёт пятьдесят девять лет. По официальным данным российской статистики, продолжительность жизни мужчины, ожидаемая продолжительность, в 2005 году была 58 лет, а в 2006 году — 56 лет. Но мы должны признать, что и налоговая система в Российской Федерации рассчитана не на увеличение, а на сокращение человеческой жизни, вместо того чтобы её продлевать. Увы, коллеги, при всей важности материнского капитала и демографических проектов, никаким материнским капиталом такую убыль населения не перекроешь.

Четвёртое. Мировой опыт. Уверяю вас, нигде в мире не существует принципа так называемого равенства субъектов налогообложения. Везде некоммерческий сектор, социально ориентированные организации либо не платят налогов, либо платят их с большими льготами по сравнению с коммерческим сектором. Россия, как всегда, идёт другим путём. Перефразируя классика, я бы сказал, что с 2001 года процесс пошёл, но явно не туда. Я бы сказал, что мы догоняем цивилизацию спиной вперёд.

Кстати, приветствую заявление первого вице-премьера Дмитрия Медведева о том, что надо восстанавливать льготы для благотворителей и благотворительной деятельности. Правильно, но, вообще, хотелось бы не действовать по принципу: сначала создаём трудности, потом их пытаемся преодолевать более или менее успешно.

Наконец пятое. Что касается потерь бюджета, то говорить об этом просто смешно по двум причинам, уважаемые коллеги. Во-первых, мы имеем огромный Стабилизационный фонд, и уже даже, что называется, крайние либералы типа Егора Гайдара, Андрея Илларионова и других признают, что дальнейшее его накопление просто бессмысленно. Во-вторых, потери Стабилизационного фонда при падении курса доллара процентов на 12 уже составляют под 400 миллиардов рублей, уважаемые коллеги. Я думаю, что Генеральная прокуратура скоро может предъявить правительству и большинству Государственной Думы обвинение по статье Уголовного кодекса о нецелевом использовании бюджетных средств в особо крупном размере. По сравнению с этим то, что мы предлагаем, — просто детская забава. Формальная цена законопроекта — 8,7 миллиарда. Я говорю "формальная", потому что большая часть этих денег сейчас компенсируется государственным учреждениям.

И кстати, закон Жореса Ивановича Алфёрова на самом деле не стоит ничего. Почему? Потому, что всё равно государство эти деньги компенсирует. Мы говорим не о том, что их не нужно компенсировать, их нужно компенсировать регионам или органам местного самоуправления. Измените механизм компенсации. Мы и денег-то почти не требуем. По нашему законопроекту требуются только соответственно налоговые льготы для негосударственных учреждений, а это порядка 10—15 процентов от той цены, которую мы написали. Меняется просто механизм компенсаций. Я согласен, уважаемые коллеги, с заключением бюджетного комитета: сейчас пролонгировать льготы уже нельзя, нужно их вводить по новой, но то, что приходится делать по-другому, — это не наша вина. Если Государственная Дума паче чаяния поддержит наш законопроект, мы готовы ко второму чтению сделать ровно то, что нам предлагает бюджетный комитет, то есть не пролонгировать налоговые льготы, а ввести их вновь с 2008 года.

Уважаемые коллеги, я глубоко убеждён, что это будет правильно, что вся политика российская, в том числе и налоговая политика, должна ориентироваться не на уменьшение, а на умножение человеческого потенциала. Другого пути в будущую цивилизацию у нас просто нет.

Спасибо большое.

Председательствующий. Спасибо. Присаживайтесь, Олег Николаевич. Содоклад от Комитета по бюджету и налогам Натальи Викторовны Бурыкиной.

Бурыкина Н.В., фракция "Единая Россия".

Уважаемые коллеги, Олег Николаевич сделал подробный доклад по представленному законопроекту, поэтому я не буду повторять те технические аргументы, которые он приводил, по поводу того, чтобы данный законопроект не принимать, а просто остановлюсь на предыстории вопроса.

Предыдущий докладчик, депутат Алфёров, говорил о том, что те льготы, которые вводились... что была согласительная комиссия, в которую входили представители Совета Федерации. Да, действительно была такая согласительная комиссия и льготы носили временный характер, было требование Совета Федерации, чтобы данные льготы носили временный характер. А вообще требование Совета Федерации — убрать все льготы, которые на федеральном уровне предоставлены по региональным и местным налогам. Это что касается как бы фактуры вопроса.

Что касается существа, содержания. В законодательстве есть возможность установления пониженных ставок налогов, и те регионы, которые считают это нужным, такие преференции дают. А для чего делается переходный период для этих организаций — организаций науки, образования и культуры? Только для того, чтобы понять, каким имущественным комплексом они обладают — земельным комплексом, имуществом, — и для того, чтобы провести инвентаризацию обязательств федерального бюджета по уплате этих налогов, если это находится у них в собственности.

Почему сегодня сбоит исполнение закона об уплате налога на имущество? Потому что ряд организаций на самом деле до сих пор такие реестры в Министерство финансов не представили, они не хотят показывать, каким реальным имуществом они владеют, какими комплексами они владеют. И поэтому, спекулируя на том, что они выполняют исключительно научные функции либо какие-то функции, связанные с искусством, ещё что-то — очень большой перечень в этом законе дан, — они пытаются вернуть, получить для себя статус неналогоплательщиков, таким образом подбирая под себя коммерческие структуры, предоставляя им преференции, таким образом ещё усиливая неравную конкуренцию для тех, кто работает в социальной сфере, для того же искусства, для той же культуры, таким образом собирая под государственным статусом оффшорные зоны.

Комитет внимательно рассматривал законопроект. Я опять же говорю, что не буду приводить технические причины, почему его нельзя принимать, и содержательно поддерживать позицию, что налоговые льготы по региональным и местным налогам давать нельзя. А тот имущественный комплекс, который находится на сегодня в ведении предприятий науки, искусства, физкультуры и спорта, нужно внимательно проинвентаризировать, чтобы выяснить, сколько нужно для исполнения ими научных функций.

Поэтому ещё раз предлагается данный законопроект, тем более в таком виде, не поддерживать.

Председательствующий. Спасибо. Пока оставайтесь на трибуне, Наталья Викторовна.

Есть ли вопросы? Два вопроса — у Иванова Сергея Владимировича и Глотова Сергея Александровича. Иванов Сергей Владимирович, пожалуйста.

Иванов С.В. Уважаемая Наталья Викторовна, может быть, нам тогда для чистоты эксперимента просто наделить правительство правом вето, чтобы вы не опровергали столь нужные, но не нравящиеся правительству законопроекты? Так будет, наверное, честнее.

Бурыкина Н.В. Это не вопрос, это выступление. Я так понимаю, что это ремарка какая-то.

Председательствующий. Ремарка, хорошо.

И вопрос Глотова Сергея Александровича. Пожалуйста.

Глотов С.А. Наталья Викторовна, мы уважаем вас как специалиста, но аргумент, который вы привели, совершенно не работает. В сфере образования давно и уверенно наведён порядок, есть аттестация, аккредитация, и сегодня из подворотни никто практически в этой сфере не работает, как раньше. А вопрос следующий: почему, на ваш взгляд и по мнению комитета, в условиях профицита бюджета почти в 3 триллиона рублей мы не имеем возможности и права пойти на налоговое освобождение? Когда прекратит работать эта теория Грефа — Кудрина?

Бурыкина Н.В. Во-первых, всё-таки есть совокупность каких-то общих правил. Если профицитен федеральный бюджет, давайте за счёт федерального бюджета это делать. Если бы это был федеральный налог, мы бы с вами с удовольствием здесь рассмотрели позицию, что за счёт средств федерального бюджета надо давать льготы. Мы такие льготы и даём за счёт средств федерального бюджета по федеральным налогам и сборам. Но когда мы говорим о региональных налогах, естественно, мы не должны это делать за счёт региональных налогов. Давайте рассматривать возможности поддержки предприятий науки, образования через бюджет, через прямое финансирование. Это на самом деле более честный путь, более прозрачный и более эффективный. И потом внимательно ещё посмотрим, сколько мы денег туда вложили и какой результат от этого получили.

Председательствующий. Спасибо. Два вопроса было. Есть ли желающие выступить? Нет. Представители правительства и президента? Не желают. Заключительное слово не требуется, так как не было выступлений. Коллеги, кто за то, чтобы принять данный законопроект в первом чтении? Прошу проголосовать.

Результаты голосования

Проголосовало за:
74
16,4%
Проголосовало против:
0
0,0%
Воздержалось:
0
0,0%
Не голосовало:
376
83,6%

Результат: не принято.