Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления в государственной думе пятого созываО проекте федерального закона \"о внесении изменений в федеральный закон \"о восстановлении и защите сбережений граждан российской феде?

О проекте федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации"

Председательствует заместитель председателя Государственной Думы Российской Федерации Л.К. Слиска

Смолин О.Н., фракция КПРФ. Уважаемые коллеги, уважаемая Любовь Константиновна! Проблема восстановления сбережений граждан в Российской Федерации возникла и без конца обсуждается потому, что так называемая "вторая русская революция" или контрреволюция совершила ограбление бывшего советского народа. Если быть точнее, она совершила четыре ограбления сразу, каждое из которых может считаться по праву ограблением века.

Ограбление первое, о котором мы и говорим, это превращение в пыль вкладов наших ветеранов, накопленных за всю их трудовую советскую жизнь.

Ограбление второе произошло, когда государство совершенно спокойно смотрело на то, как финансовые пирамиды превращали в пыль уже новые сбережения граждан.

Ограбление третье и, может быть, самое главное заключалось в том, что в процессе приватизации так называемые гомосоветикус, о которых с презрением писала тогда печать, создавшие всё национальное богатство, не получили практически ничего. Именно в этом случае более всего было потеряно имущество, если переводить его в денежное выражение. По сравнению с вкладами в банки, которые уважаемый коллега из правительства оценил в 22 триллиона, многие оценивают в триллион долларов, это было примерно в полтора-два раза больше.

И, наконец, ограбление четвёртое произошло в 1998 году, когда совпали между собой девальвация и дефолт.

Я хотел обратить ваше внимание на то, уважаемые коллеги, что все эти ограбления имели ярко выраженную классовую направленность. Повторяю, классовую. Да, новая революция не выдвигала лозунга "Экспроприация экспроприаторов" или в более простой форме – "Грабь награбленное", она фактически реализовала другой лозунг – "Экспроприация работников" или в более простом виде – "Грабь заработанное". Действительно, никаких других доходов в тот период в банках не находилось, что касается разного рода криминала, то они уже успели реализовать эти доходы через кооперацию и другими способами.

В своё время, выступая на VII Съезде народных депутатов России в присутствии господ Ельцина, Гайдара и Чубайса, тогда ещё начальники ходили в парламент Российской Федерации, я позволил себе заметить им, что их позиция отличается от позиции известного Полиграфа Шарикова – героя "Собачьего сердца" – только одним: он предлагал всё отнять, потом поделить, а вы, говорил я, предлагаете всё поделить, чтобы потом отнять. Ровно так же оно и получилось. Кстати, уважаемые коллеги, должен сказать, что, на мой взгляд, нечто подобное мы наблюдаем и в последнее время. Сошлюсь на депутата Оксану Дмитриеву, которая здесь, в этом зале говорила о том, что из 16, примерно, триллионов российского антикризисного пакета 85 процентов достались избранным банкам и избранному крупному бизнесу, а 15 процентов пришлось на всех оставшихся граждан Российской Федерации.

Другое выражение классовой направленности происшедших так называемых "реформ", это возврат долгов. Об этом довольно подробно уже говорил депутат Гудков, я солидарен с тем, что он говорил. Действительно, первым приоритетом для российской власти были иностранные долги, они почти полностью возвращены, затем были долги тем, кто играл на биржах и вкладывал деньги, в том числе в ГКО, и, наконец, последним приоритетом были наши ветераны, вложившие деньги в Сбербанк и другие банки Российской Федерации.

Мы в своё время не случайно предлагали объявить российских ветеранов Парижским клубом. Увы, этого сделано не было.

И, наконец, третье проявление классовой направленности, о котором, собственно, и хочется сказать в связи с законом, это срок погашения долгов государства.

Он был установлен на уровне 20 июня 1991 года. Аргумент, который мы встречаем в противодействие нашему закону, заключается в следующем. Именно 20 июня Сбербанк стал акционерным обществом, поэтому, дескать, по прежним долгам он уже не отвечает, как будто новый Сбербанк не является правопреемником прежнего Сбербанка, и как будто акционерному обществу можно грабить своих граждан, в отличие от государственной организации. Другими словами, срок, после которого долги не погашаются, был установлен, исходя из интересов не гражданина, но акционерного общества.

Теперь позвольте мне проаргументировать три способа содержания законопроекта, которые заключаются в том, чтобы погашать вклады, сделанные не до 20 июня, а до 1 января 1992 года.

Аргумент первый заключается в том, что именно в 1992 году в России началась колоссальная галопирующая инфляция. Да, уважаемые коллеги из правительства мне в заключении пишут, что и в 1991 году была инфляция порядка 2,6 раза. Но в 1992 году она составляла 26 раз по официальным данным, по неофициальным, значительно больше. Поэтому, конечно, 1992 год должен быть рубежом.

Далее, уважаемые коллеги. Я хотел бы обратить ваше внимание на то, что в этот период уже началась активная миграция граждан из бывших республик Советского Союза в Российскую Федерацию. Скажу откровенно, этот законопроект был навеян несчастной судьбой женщины, которая продала дом в Казахстане, вложила эти деньги в Сбербанк, но не успела из-за оформления собственности (достаточно длительно), не успела купить себе жильё в Российской Федерации и осталась, что называется, ни с чем.

И, наконец, третий аргумент, о котором, наверное, стоит сказать, это аргумент, заключающийся в следующем, уважаемые коллеги.

В ряде государств бывшего Советского Союза именно 1 января 1992 года установлено в качестве срока, после которого не восстанавливаются вклады, а до которого они, соответственно, восстанавливаются.

Поэтому я убедительно прошу вас поддержать этот законопроект, он явно направлен на защиту интересов наших граждан. Единственное, что я хотел к этому прибавить, я хотел бы заметить, уважаемые коллеги, что сегодня мы по праву могли бы говорить о приближающемся юбилее этого законопроекта.

Он был внесён в 1996 году, когда, безусловно, имел все права на принятие и безусловную актуальность. Сейчас 2010 год. Ещё бы немного подождал профильный комитет и Государственная Дума и могли бы отмечать 15-летний юбилей этого законопроекта. Не думаю, что это делает честь нашей парламентской работе.

Прошу поддержать законопроект. Вы поможете, я думаю, десяткам тысяч российских граждан. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Олег Николаевич.

Содоклад от Комитета по финансовому рынку сделает Владислав Матусович Резник. Пожалуйста.

Резник В.М., заместитель руководителя фракции "Единая Россия". Глубокоуважаемые коллеги! Комитет Государственной Думы по финансовому рынку рассмотрел проект федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации", который был внесён нашим коллегой Смолиным, и отмечает следующее.

Законопроектом предлагается внести в абзац 2 статьи 1 Федерального закона "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации" изменения, заменив слова "20 июня 1991 года" словами "1 января 1992 года".

В соответствии со статьёй 1 Федерального закона от 10 мая 1995 года, это 73-й закон, я сегодня на него неоднократно ссылался, закон называется "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации", дата до 20 июня 1991 года, государство гарантирует восстановление и обеспечение сохранности ценностей, денежных сбережений, созданных гражданами Российской Федерации путём помещения денежных средств на вклады в Сберегательный банк Российской Федерации.

Ранее, напомню, он назывался Государственные трудовые сберегательные кассы СССР, действовавшие на территории РСФСР. Это первое. Российский республиканский банк, Сбербанк СССР. Второе. Сбербанк РСФСР. Это всё в период до 20 июня 1991 года.

Указанный период установлен для определения сбережений граждан, подлежащих восстановлению, так как с этого момента Сберегательный банк Российской Федерации юридически стал акционерным банком – юридическим лицом, самостоятельно отвечающим по своим обязательствам.

На основе изложенного Комитет Государственной Думы по финансовому рынку, естественно, не поддерживает концепцию рассмотренного законопроекта и рекомендует Государственной Думе отклонить проект федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации", который внесён нашим коллегой Смолиным в первом чтении.

Принять его невозможно, коллеги. Просьба: поддержать решение и отклонить.

Председательствующий. Спасибо, Владислав Матусович. Оставайтесь пока на трибуне.

Есть ли вопросы?

Пожалуйста, Федоткин Владимир Николаевич.

Федоткин В.Н., фракция КПРФ. Спасибо. Владислав Матусович, я вот за 2 года внёс два законопроекта по этому вопросу. Правительство и комитет оба их отклонили, поэтому ещё не рассматривают. Один сынициирован от имени Рязанской областной Думы, его тоже сегодня предлагаете вы к отклонению. Четыре законопроекта прямо отклоняете.

Почему вы свой законопроект от имени фракции "Единая Россия" или от имени комитета не вносите? Чего вы ждёте тогда? Раз мы вносим – вам не нравится, внесите свой – будем рассматривать. Что вам мешает? Почему не хотите?

Резник В.М. Именно этому и посвящено сегодняшнее заседание, глубокоуважаемые коллеги. Мы принимали постановление Государственной Думы об образовании рабочей группы при комитете на пропорциональной основе фракционной, для того чтобы подготовить соответствующий закон. Пришлите ваших специалистов – вместе мы будем это делать.

Председательствующий. Спасибо. Гудков Геннадий Владимирович.

Гудков Г.В., заместитель руководителя фракции "Справедливая Россия". Спасибо большое. У меня вопрос к Владиславу Матусовичу, как большому специалисту в области финансов. Владислав Матусович, всё-таки скажите, Сбербанк, государственные вот эти сберкассы, они были преобразованы в акционерное общество. Но вот все помещения, активы, счета и так далее, они перешли в новый Сбербанк вот в этот акционерный. Объявил он себя правопреемником или нет? Или это вот прямо с нуля акционерное общество, которое потом выкупало все эти помещения, ну, какие-то там активы и так далее?

Или всё-таки мы имеем дело с трансформацией банка, при которой обеспечена была правопреемственность по всем параметрам.

Резник В.М. Всё происходило в соответствии с Гражданским кодексом. То есть действующими до Гражданского кодекса соответствующими законами и нормативно-правовыми актами. Естественно, мы можем с вами сказать о том, что Сберегательный банк Российской Федерации тот, который имеет место быть сейчас –˜ это, естественно, правопреемник государственных трудовых сберегательных касс в СССР, действовавших на территории Российской Федерации.

Председательствующий. Спасибо. Присаживайтесь. Есть ли желающие выступить? Есть. Пожалуйста, Федоткин Владимир Николаевич и Свистунов Аркадий Николаевич.

Федоткин В.Н. Уважаемые коллеги, я вот взял, посмотрел сумму долга и разделил её на ту сумму, которую мы в среднем за последние годы отдаём обманутым вкладчикам. Оказалось, чтобы дождаться и получить все деньги надо ждать 293 года. Вот такой подарок нашим избирателям.

На прошлой неделе я вёл очередной приём избирателей. Пришло 27 человек. Жаловались очень на монетизацию жилищно-коммунальных платежей, просили отменить, на рост цен. И третий по значимости, по частоте вопрос, это вернуть деньги обманутым вкладчикам. При этом многие говорили, прямо цитирую: «Государство украло у нас эти деньги, 20 лет безвозвратно и бесплатно пользуется ими».

Мы должны понять, что в условиях кризиса эти деньги, которые лежали в банках, сегодня являются единственным источником существования не только вкладчиков, но целых семей. 70 миллионов человек от них зависят.

Если государство не может обеспечить им нормальную жизнь, то хотя бы не отнимало их кровные деньги, деньги, которые отложены на трудный день. Этот трудный день пришёл, а денег нет и не по вине людей.

Кстати, и в странах СНГ тоже эта проблема стоит. Литва и Казахстан уже практически выплатили полностью эти долги и большинство других стран уже близко к этим выплатам. У них что, меньше проблем? Просто там думают о людях, а у нас махнули как на назойливых мух. При этом люди правильно подсказывают нашей, скажу, такой, неразумной власти, что возврат трудовых сбережений – это серьёзная антикризисная мера, это способ оживления внутреннего рынка и роста покупательной способности.

Только за последние два года, я вам напомню, наша фракция восемь раз ставила вопрос возврата долгов обманутым вкладчикам, и восемь раз его отклоняли. При этом не раз говорили: правительство против, якобы, нет денег.

А спрашивается, что мешало в то время, когда руководил страной президент Путин, и когда были огромные цены на нефть, вернуть хотя бы часть этих долгов, так тогда сегодня бы не было такой остроты вопроса обманутых вкладчиков.

Ладно, другой вариант. В сентябре прошлого года наша фракция предложила выплатить долг не живыми деньгами, как говорят, чтобы инфляцию не подогревать, а использовать эти деньги на оплату дорогостоящего лечения, дорогостоящих лекарств, на санаторно-курортное лечение, включая проезд туда и обратно, на улучшение жилищных условий, на оплату услуг ЖКХ, в конце концов, просто перечислить на сберкнижку людям, не все же сразу эти деньги будут снимать. А сэкономленные средства, наши люди могли бы на эти деньги пойти купить больше еды, больше одежды. Вот и поддержка нашего реального товаропроизводителя. Все бы выиграли – и люди и государство. Но опять не понравилось. Опять не поддержали, опять не подошло.

Спрашивается, где же тогда другие варианты, которые сегодня можно было бы принять? Вообще интересны причины отказа правительства и Комитета по финансовому рынку, и вот сегодня мы это слышали – изменилась ситуация, законопроект потерял актуальность. Хочется спросить, а как она изменилась? Что, стало лучше? Что, долги вернулись, люди перестали требовать свои вклады назад? Нет. Ситуация ещё больше обострилась. Я подчёркиваю, 70 миллионов наших россиян, наших современников, сегодня страдают от того, что государство не хочет вернуть им свои долговые обязательства.

Сегодня отклоняются сразу 14 законопроектов за тем, как сказали, чтобы расчистить место новым идеям правительства. Мы сегодня услышали, кто после войны родился – рубль за два, кто до 1945 года – рубль за три.

А вот давайте-ка сравним реальную стоимость того советского рубля и этого. Я просто напомню, подзабыли, наверное, мы. На 10 рублей что можно купить было в советское время? Литр молока стоил 24-28 копеек, ржаной хлеб – 12 копеек, пшеничная булка – 18 копеек, крупы – в среднем 60 копеек, килограмм говядины – 4 рубля, сахар – 90 копеек, масло растительное – 1,5 рубля, рыба – рубль за килограмм, сметана – 2.30, картофель – 25 копеек.

Скажите, пожалуйста, сколько нужно сегодня денег, чтобы всё это купить? Разве спасёт двух или трехкратное увеличение возврата советского рубля? На 8, на 12 рублей, что сегодня можно купить? Да ничего, можно просто с голоду умереть.

Вы, наверное, помните, коллеги, как несколько лет назад Страсбургский суд удовлетворил иск одной из жительниц Ульяновской области к Российской Федерации вот по поводу её потерянных вкладов. Тогда Страсбургский суд обязал вернуть ей в расчёте один советский рубль 70 рублей российских. А в прошлом году в Волгограде подсчитали, ну вот комитет по обманутым вкладчикам, что надо возвращать на один советский рубль 81 российский рубль. А вообще, если посмотреть, действительно сегодня надо 100 рублей отдать, если бы это хотя бы более мало-мальски было бы честно, за тот единственный советский рубль. Вот она и есть, покупательная способность.

Да, конечно, в законах некоторые цифры устарели, их надо пересмотреть в сторону увеличения. Время изменилось, но по сути поставленного вопроса ещё и ещё раз скажу: и этот закон и другие, которые законы будем сейчас рассматривать, они по-прежнему актуальны, даже очень. Принимать их надо, а не отмахиваться, как от надоедливых мух.

Вообще вы помните, было время, когда людей, не желающих или не способных отдать долг, сажали в долговую яму. Сегодня большинство депутатов после 15-ти лет раздумья, помните, мы три закона в начале заседания Думы развернули, 15 лет, наверняка отклонят предлагаемые законопроекты и тем самым тоже откажут народу в возврате его денег в ближайшие годы. Что с такими депутатами делать? Вот жаль, что долговые ямы убрали, а наверное к месту было бы. 293 года ни один современный житель России не дождётся пока ему вернут эти деньги. Спасибо.

Председательствующий. Геннадий Владимирович Гудков, пожалуйста.

Гудков Г.В. Спасибо, Любовь Константиновна. Ну я хотел бы начать, уважаемые коллеги, с реплики. Мы с вами обсуждаем важнейшую для народа проблему. Смотрите, у нас свободные средства массовой информации абсолютно свободны, видимо, это никому не интересно. Что будет со сбережениями, что будет со Сбербанком, что будет с процессом компенсации вкладов, видимо, это абсолютно не интересная тема, либо получили соответствующее указание и покинули зал заседания, чтобы не позориться: освещать нельзя, а не освещать – стыдно.

Я хотел бы понять, вот мы с вами законодатели, уважаемые коллеги, предполагается, что мы с вами хорошо знаем право и его формируем. Объясните мне, пожалуйста, несмышлёному, может быть, это сделает представитель правительства или Минфин, там лучше считают и знают право, как мне кажется иногда, если Россия – правопреемник СССР со всеми вытекающими обязательствами, если Сбербанк является правопреемником Сберегательных касс, почему тогда Сбербанк является правопреемником активов, доходов, вкладов, прибылей, льгот? А почему Сбербанк не является правопреемником долгов? Вот объясните мне, пожалуйста, уважаемые коллеги, которые хорошо знают Гражданское право, которое у нас появилось, как сказал Владислав Матусович, как раз в момент кризиса в Сбербанке.

В конце концов, давайте мы обратимся в конституционные инстанции наши судебные, в иные судебные инстанции, пусть нам разъяснят: правопреемственность относится к доходам, долгам и льготам или она охватывает все аспекты экономической и финансовой деятельности, включая и долги перед собственным народом? Это первое.

Второе. Я действительно согласен с предыдущим выступающим коллегой, от имени фракции говорю, что антикризисные меры мы ищем, то вот мы машины начинаем продавать эти бывшие в употреблении со скидками, чтобы как-то оживить покупательский спрос. А что мы ищем сейчас способы, если самый простой, разумный, доступный способ оживления покупательского спроса как антикризисная мера – это как раз компенсация вкладов?

Третий момент. Я так и не услышал, как вообще предполагает правительство, Минфин, кроме математических каких-то, арифметических расчётов, решать эту проблему. Ведь на самом деле, когда решался вопрос по долгам СССР, были выпущены соответствующие ценные бумаги с котировкой, со сроками погашения и так далее, и тому подобное.

Почему бы нам не пойти по этому пути? Почему бы нам не сделать сертификаты с различными коэффициентами компенсаций в зависимости от времени? Кто-то, может быть, захочет поменять этот сертификат сегодня и получить по коэффициенту три или пять, или 10, или 100, как мы договоримся, а кто-то, может быть, согласен, как сказал коллега, подождать 293 года, завещать это своим наследникам и получить потом по коэффициенту тысячу или две тысячи, может быть, это как раз оживит, появится рынок, появятся цивилизованные механизмы погашения задолженностей населению. Почему мы сейчас в дискуссии целый день обсуждаем эту тему? Мы ничего вменяемого не слышим от правительства, которое по большому счёту отвечает от имени власти перед народом за все проблемы, которые у нас возникают в государстве.

Почему компенсационные выплаты провели страны, которые не имеют таких фондов, резервов, заначек, которые беднее нас, которые не имеют ни нефти, ни газа, тоже вопрос висит в воздухе, остаётся без ответа. Вы знаете, если мы так будем обращаться с собственным народом, рано или поздно он нам ответит взаимностью. Только, к сожалению, достанется и тем, кто у власти, и тем, кто в оппозиции, потому что народу будет разбираться некогда.

И я считаю, что это очень важная тема, которая опять вышла из внимания СМИ. Мы её сузили до рамок, так сказать, технических дискуссий. Это важнейшая проблема. И каждый гражданин Российской Федерации, поверьте мне, каждая семья ждёт от нас того решения, которое мы примем и ждёт с надеждой, что это будет справедливое, и честное, и объективное решение.

Я хотел бы обратиться к представителям правительства. Я не знаю, присутствуют ли сейчас представители Минфина. Но если мы опять будем технически подходить к этому вопросу, пытаться дискриминировать интересы собственного народа, добром это не кончится. И эта тема не умрет. Она не затухнет. Она не затрётся какими-то другими вопросами, не отойдёт на второй, третий план. Это будет тема, по которой народ будет судить об отношении, реальном отношении власти к нему, к его интересам, к его чаяниям и к принципам справедливости.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо. Есть ли желание высказаться у представителей правительства и президента?

Заключительное слово, да, Олег Николаевич? Пожалуйста, включите микрофон с места депутату Смолину.

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги, уважаемая Любовь Константиновна!

Аргументация моих оппонентов по поводу этого законопроекта поразила меня своим богатством и разнообразием. Собственно говоря, она сводится к одному. Принять этот закон невозможно, потому что государственный банк стал акционерным обществом. Пожалуй, это по силе и по мощи можно сравнить только с фразой чеховского учёного-соседа: "Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда".

При этом мои уважаемые оппоненты ссылались на Гражданский кодекс, который был, как известно, принят три года спустя. При этом, видимо, нужно было 14 лет для того, чтобы понять, что этот закон принять невозможно.

Так вот я убеждён, что закон принять возможно, поскольку Сбербанк является правопреемником советских трудовых сберкасс. Больше того, как член Совета Федерации первого созыва: 1994-го и 1995 годов, я знаю, что в первом тексте закона было как раз 1 января 1992 года, как в Казахстане, где почему-то сочли возможным такую дату установить. И только потом, в процессе давления, лоббизма, называемого у нас согласительными процедурами, 1 января 1992 года было изменено на 20 июня 1991 года.

Кстати, что касается рассуждений наших оппонентов по поводу покупательной способности советского рубля. Я хотел бы привести простой пример пенсионера-художника из города Омска. Он говорил: "Ну что мне говорят, что я сейчас хорошо живу. Вот прежде на 120 рублей я мог долететь до Москвы, пожить в гостинице "Россия", сходить на выставки и вернуться обратно на самолёте. Теперь на мою пенсию меня нужно выбрасывать где- нибудь над Челябинском". Попробуйте опровергнуть!

И последнее, уважаемые коллеги. Я думаю, что в отношении к этому закону Государственная Дума, большинство Государственной Думы в очередной раз демонстрирует двойные стандарты, в данном случае двойные стандарты отношения к собственности. Государственная Дума совершенно спокойно голосует за то, чтобы не трогать собственность, полученную в результате воровской приватизации, я имею в виду, там сокращение сроков давности. И при этом совершенно спокойно относится к тому, что трудовая собственность превращается в дым в результате того, что у нас почему-то до сих пор называется реформами.

Я прошу поддержать мой законопроект. Спасибо.

Председательствующий. Я приношу извинения Свистунову Аркадию Николаевичу, не предоставила ему возможность для выступления. Пожалуйста, Аркадий Николаевич. Микрофон включите депутату Свистунову.

Свистунов А.Н., член фракции ЛДПР. Благодарю вас, Любовь Константиновна, огромное вам спасибо за корректное ведение. Благодарю вас.

Теперь по существу этого вопроса, уважаемые коллеги. Вот законопроект уважаемого коллеги Смолина, на мой взгляд, и на взгляд нашей всей фракции, следует поддержать. Он абсолютно обоснован со всех сторон. Возражения, которые были здесь озвучены со стороны правительства на этот закон, они, в общем-то, почти не выдерживают никакой критики.

Дело вот в чём. Давайте посмотрим, как ставится вопрос. Берётся за реперную точку, точку отсчёта дата регистрации устава Сберегательного банка Российской Федерации, хотя, вообще-то говоря, ни о каком правопреемстве Сберегательного банка по вот этим вкладам советским речи не идёт. Каждый раз при выплате компенсаций, я прошу обратить на это внимание, каждый раз, вот та, которая сейчас происходит, частичная, дополнительная, потом окончательная, вот то, что выплачивается сейчас, каждый раз эта компенсация происходит из федерального бюджета, а не из средств Сберегательного банка. То есть эти деньги предусматриваются в федеральном бюджете, перечисляются Сберегательному банку, сколько бы там ни было предусмотрено, и ещё плюс Сберегательный банк получает комиссию за выполнение вот этих действий. По последнему постановлению, например, правительства – 2,5 процента от суммы выплачиваемых средств. Неплохо? Неплохо.

А здесь вот мы наблюдаем такую уловку. Да, это, наверное, я не знаю, ну, наверное, кто-то в правительстве должен был за это получить какой-то бонус такой, найдена вот такая красивая уловка, да, оп, на полгода сократили срок и наверняка, конечно же, сузился круг тех лиц, которые будут претендовать на таковую компенсацию. Совершенно искусственно, совершенно технически, совершенно ни к чему не привязано.

Здесь стоит ещё вспомнить о том, что когда принимался, то если говорить о тех годах, когда вот Сбербанк переходил, перерегистрировал свой устав, тогда ещё Гражданского кодекса не было, тогда были Основы гражданского законодательства, был такой документ и там об этом вообще ничего не говорится, ни, каким способом, ни, каким образом.

И вообще, даже если так от этого отвлечься, откуда какой гражданин мог знать, что там у Сбербанка зарегистрировалось, какой устав. Граждане перестали считать Сбербанк государственным банком аж после кризиса 98-го года, а до этого Сберегательный банк Российской Федерации даже официально на своей рекламе везде писал: мы являемся государственным банком, ничтоже сумняшеся и не стесняясь ни в коем случае. А здесь, вот в этом документе, мы говорим: нет, он стал коммерческий вот в этот момент и с этого момента всё, никто уже ничего не гарантирует. То есть всем остальным гражданам не повезло. Это иезуитство, иезуитство на уровне законодательного акта. Это некорректно и совсем необоснованно. Поэтому наша фракция считает, что этот законопроект как раз из всего пакета обязательно нужно поддержать, чтобы исключить хотя бы в малом эту огромную несправедливость. Прошу поддержать указанный законопроект.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо. Коллеги, все выступили, я ставлю на голосование проект федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации". Кто за принятие данного законопроекта в первом чтении, прошу проголосовать.

Покажите результаты.

Результаты голосования 17 час. 19 мин. 51 сек.

Решение не принято.