Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления в государственной думе пятого созыва\"о федеральном бюджете на 2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов\"

"О федеральном бюджете на 2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов"

Председательствующий. Смолин Олег Николаевич, вопрос ваш первый. Пожалуйста.

Смолин О.Н. Уважаемый Алексей Леонидович! Федеральный бюджет 2010 года увеличивает расходы на образование почти на 28% и это прекрасно. При этом зарплата в образовании увеличивается с 1 июня на 6,5%, то есть, в среднем за год на 3,5%, стипендия увеличивается с 1 сентября на 6,5%, то есть, в среднем за год – чуть более чем на 2%.

Вопрос. Первое. Означает ли это, что большая часть денег, предусмотренных на увеличение образовательного бюджета, достанется транспортникам, связи и коммунальщикам, то есть, образованию не достанется?

Второе. Почему повышение заработной платы и стипендий столь мало, много ниже уровня инфляции?

Третье. Почему в 2012 и 2013 годах зарплаты увеличивать вообще не планируется?

Четвёртое. Что будет с зарплатой интеллигенции и других работников бюджетной сферы в регионах?

И пятое. Почему правительство планирует дальнейшее обнищание российской интеллигенции? И действительно ли кто-то верит, что в XXI веке на обнищании интеллигенции можно построить модернизацию страны?

Спасибо.

Председательствующий. И шестое. Как это будет отвечать Кудрин, я не понимаю.

Пожалуйста, Алексей Леонидович.

Кудрин А.Л. Уважаемые коллеги...

Председательствующий. Ну, это доклад ещё один надо сделать.

Кудрин А.Л. Уважаемые коллеги, ну, мне кажется, здесь неправильно поставлен вопрос. Если мы увеличиваем расходы на образование, и коллега-депутат говорит, как хорошо, вот насколько увеличиваются расходы на образование, но они пойдут и в том числе на коммунальные услуги, на транспорт, на связь... А вообще как ещё иначе получить услуги образования?

Поэтому то, что вы сейчас говорите, вы говорите, по-видимому, некорректно. Поэтому все расходы любой отрасли, какую бы... Здравоохранение – это электроэнергия, без этого не провести операции, это транспорт, это связь, это транспорт, в том числе скорой помощи. Что же его вычесть из расходов на здравоохранение? Поэтому то, что вы говорите, это некорректная постановка вопроса.

Второе – по зарплате. Мы сейчас повышаем зарплату, то есть планируем повысить зарплату на 6,5% в следующем году, потому что мы и инфляцию планируем на 6,5% в следующем году. Поэтому в пределах инфляции сохранение зарплаты в реальном выражении.

Напомню, что в этом году мы не индексировали, потому что в целом по экономике во время кризиса фонд оплаты не рос по экономике, поскольку где-то сокращались зарплаты, где-то сокращались премии. И у нас получалось, что непропорционально росла бы зарплата в бюджетной сфере. А по сути это нагрузка на те же налоги, на ту же экономику, которая не может себе повысить рост зарплат.

Поэтому мы считаем, что год мы правильно пропустили. Сейчас мы переходим снова к индексации. Первый шаг – индексация в пределах инфляции. На второй и третий годы нашей трёхлетки мы можем вернуться к вопросу, потому что в бюджете мы заложили резерв, так называемые "условно распределённые расходы".

Они достаточны, чтобы повысить зарплату на второй-третий год или на уровень инфляции, или выше. И мы подойдём к этому вопросу в следующем году, вернёмся к этому вопросу и можем решить этот вопрос по индексации на второй-третий год трёхлетки уже в следующем году.

Вы сказали, как можно проводить модернизацию, не повышая зарплату интеллигенции или бюджетникам?

Мы ввели новую систему и в соответствии с 83-м федеральным законом, бюджетное учреждение само теперь может планировать свой фонд оплаты на основе оптимизации расходов. Теперь нет жёсткой регламентации, сколько на коммуналку, сколько на аренду, сколько на транспорт. Мы хотим, чтобы у нас бюджетные учреждения отказались, как это сейчас есть. Это, кстати, все эксперты подтверждают.

У нас есть лишние площади, лишний автопарк, лишние люди, которые не работают на эффективность этих своих отраслей. Поэтому дали свободу, дали право провести оптимизацию и часть средств перераспределить. Такая практика уже идёт. Поэтому повышение зарплат в ряде бюджетных учреждений происходило даже в этом году. Мы считаем, что это сделает гибче и оптимальней систему бюджетных учреждений и систему, которая предоставляет бюджетные услуги. Спасибо.

Комментарий Олега Смолина: «Смысл вопросов, которые я задавал Алексею Кудрину, предельно прозрачен. Расходы на образование в следующем году должны увеличиться на целых 28%. Это действительно радует. Но вот в пересчёте на год заработная плата должна увеличиться только на 3,5%, а стипендии только чуть более чем на 2%. Я спрашивал, куда денутся остальные деньги? Если они все уйдут на коммунальные расходы, транспорт и связь в связи с повышением тарифов, то нечего делать вид, что увеличивается финансирование образования. Увеличивается финансирование естественных монополий. Кроме того, я спрашивал, почему рост этих расходов ниже официальной инфляции? Я спрашивал, что будет с заработной платой в регионах? От этого вопроса Алексей Кудрин ушёл вовсе. Потому что у минфина существует такая установка: мы отвечаем только за федеральные учреждения, а в регионах пусть делают, что хотят, как могут, так и выкручиваются. Наконец, я спрашивал, почему правительство планирует в очередной раз обнищание российской интеллигенции? И неужели кто-то в правительстве думает, что на этом обнищании можно построить модернизацию. Меня в связи с этим обвинили в некомпетентности. Я думаю, российский учитель, врач, работник культуры в регионе, который в следующем году или не получит вообще ничего, или получит 6% реально с августа, легко оценит на собственном кармане, кто из нас некомпетентный. Больше всего в этой истории меня удивил Олег Морозов, взявшийся защищать Кудрина. Он почему-то посчитал, что на мои вопросы ответить невозможно, хотя вопросы предельно прозрачные».