Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления в государственной думе шестого созываО проекте федерального закона «о ратификации конвенции о правах инвалидов»

О проекте федерального закона «О ратификации Конвенции о правах инвалидов»

Председательствует Первый заместитель Председателя Государственной Думы Российской Федерации И.И. Мельников.

После доклада министра здравоохранения и социального развития Т.А. Голиковой и содоклада заместителя председателя Комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов М.Б. Терентьева.

Смолин О.Н., фракция КПРФ. Уважаемая Татьяна Алексеевна, уважаемый Михаил Борисович! В пояснительной записке к законопроекту о ратификации конвенции содержится фраза о том, что российское законодательство, в основном, соответствует концепции, и даётся понять, что особых изменений не требуется. Напротив, уважаемая Татьяна Алексеевна говорила о том, что такие изменения предстоят. Я думаю, что это правильно. Вопрос: какие первоочередные предложения, на ваш взгляд, нужно было бы внести в законодательство и в частности в деле обеспечения занятости инвалидов? Спасибо.

Голикова Т.А. Спасибо, Олег Николаевич. Действительно изменения в законодательство нужно вносить. Часть изменений, они не глобальные изменения, часть изменений действительно требует, ну, если хотите, серьёзной актуализации. В частности Закон «О социальной защите инвалидов».

Что касается законодательства о занятости, то мы с вами уже решения необходимые принимали, сейчас тоже двигаемся по пути принятия таких решений. Готовится соответствующая государственная программа по занятости, куда будут инкорпорированы проблемы, связанные с занятостью инвалидов. И более того, мы планируем, что в 2013 году будут специальные нормы включены в закон о бюджете на 2013-2015 год, которые касаются увеличения занятости инвалидов и существенного облегчения их вступления в трудовую жизнь.

Терентьев М.Б. Уважаемый Олег Николаевич, я бы и всем, кто задавал вопрос, почему мы ратифицируем Конвенцию ООН о правах инвалидов, что это даст для нашей законотворческой деятельности? Я думаю, что конвенция позволит стать таким законодательным актом, которым будет заниматься не только Комитет по труду, социальной политике и делам ветеранов, но и другие комитеты, которые относятся и к транспорту, и к жилищу.

Также положения Конвенции ООН о правах инвалидов будут отражены не только в государственной программе «Доступная среда», но и в других государственных программах, которые занимаются и транспортной инфраструктурой, и образованием. И то, что вы отметили, что в заключении комитета сказано, что не потребует изменений в законодательство, здесь надо читать так, что Конституция Российской Федерации полностью соответствует Конвенции ООН о правах инвалидов и никаких других прав, новых прав конвенция не предлагает. Конвенция предлагает механизмы реализации этих прав и, о чём я сказал, это включение вопросов интеграции людей с инвалидностью во все государственные программы и во все сферы деятельности в правовом плане, которые есть у нас в обществе. Спасибо.

Председатеьствующий. Коллеги, я предлагаю сначала дать возможность выступить представителям фракций с регламентом семь минут, а потом по три минуты оставшиеся. Смолин Олег Николаевич. Включите микрофон фракции КПРФ.

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги! Я начну с цитаты. «У 65 миллионов, живущих на нашей планете, была мечта – стать равными членами общества, мечта – иметь равные с другими правами. Эта мечта сбылась». Так заявил Международный союз организации инвалидов, когда 61-я Генеральная Ассамблея ООН приняла Конвенцию о правах инвалидов, которую мы сегодня обсуждаем.

И я думаю, что этот союз ошибся. Конечно, мечта людей с ограниченными возможностями здоровья не сбылась. Но я думаю всё-таки, что свет в конце тоннеля стал поближе и, может быть, чуть-чуть поярче.

Поэтому сразу говорю, что мы призываем всех ратифицировать сегодня эту конвенцию. Чудес не будет, но, во-первых, международное право является частью нашего законодательства, и многие инвалиды смогут добиваться защиты своих прав через судебные решения.

Во-вторых, и главное, на наш взгляд, и я поддерживаю в этом смысле и Татьяну Алексеевну, и Михаила Борисовича, конвенция должна стать рычагом для изменения российского законодательства в лучшую сторону. Больше того, скажу прямо, мы предложили концепцию таких изменений, опираясь на 3 точки опоры: это позитивный опыт наш и зарубежный, это Закон «О социальной защите инвалидов» в редакции 1995 года. Ей богу, этот закон был очень неплохой, но был очень сильно испорчен Федеральным законом номер 122, так называемой монетизацией. И это, наконец, предложение общественных организаций инвалидов.

Позвольте остановиться на некоторых законодательных предложениях, которые, как мне кажется, должны быть внесены в связи с ратификацией конвенции.

Позиция первая. Понимание инвалидности. Действительно конвенция содержит социальный подход к инвалидности. Инвалидность – это барьеры, которые возникают на пути реализации способностей и потребностей человека. Это правда, но не вся. Они возникают в связи с тем, что у человека нарушены функции организма.

У нас, к сожалению, в нашем законодательстве содержатся остатки, я бы сказал так, примитивно-трудового подхода к пониманию инвалидности. Напомню, согласно 122-у закону были приняты решения, когда вся поддержка инвалидов зависела от так называемого ограничения способности к трудовой деятельности. Никто не понимал, правда, что это такое. Этот закон дестимулировал людей к собственной реабилитации и труду. Мои друзья инвалиды называли этот закон "сиди дома, не гуляй". К сожалению, остатки этого подхода содержатся и сейчас в приказе Минздравсоцразвития № 1013-Н, где инвалидность связывается с ограничением жизнедеятельности.

Объясняю, например, считается, что люди незрячие имеют третью степень утраты способности к ориентации. Но я вам должен сказать, что многие наши люди ходят по Москве, в том числе по метро, с тростью, а теперь успешно осваивают GPS-навигатор, к сожалению, не ГЛОНАСС, да.

Мы полагаем, что нельзя связывать инвалидность с тем, преодолел человек свои ограничения или нет. Нельзя наказывать человека, который преодолел собственные ограничения.

Тема вторая, о которой я спрашивал, право на труд. Конвенция о правах инвалидов устанавливает для них равные права на труд, на возможность зарабатывать на жизнь, обязывает государство запретить дискриминацию в этой области, содействовать инвалидам в области занятости, в особенности в государственном секторе, найму инвалидов, стимулированию занятости инвалидов и так далее.

Между тем, коллеги, по данным Счётной палаты в 1990 году у нас работали 22 процента инвалидов, сейчас 8, в три раза меньше. Почему? Есть несколько причин.

Первая. Фактический запрет на работу для инвалидов I группы, считается группа нерабочая, хотя люди вполне работать могут. Я надеюсь, что этот запрет будет отменен, так нам говорили и на президентском совете по делам инвалидов.

Второе. Государственный заказ. Многие будут удивлены или, как говорят, вы будете смеяться, но в советское время, скажем, Всероссийское общество слепых было спонсором российского государства. На заработанные деньги строились школы, больницы, десятки миллионов рублей, теперь миллиарды рублей, ежегодно перечислялись в бюджет Российской Федерации безвозмездно.

Мы не просим сделать нам, как в Испании, отдать там лотерею, например, да. Мы просим, дайте государственный заказ, и уверяю вас, инвалиды покажут, на что они способны.

Третье. Квотирование рабочих мест для инвалидов. Я хотел бы заметить, что сейчас, к сожалению, у нас очень слабо работает этот закон, он испорчен Законом «О монетизации». К сожалению, наши коллеги из Министерства здравоохранения и социального развития не раз высказывались в том смысле, что по их мнению квотирование неэффективный механизм.

Но я хотел бы напомнить, что, когда мы фактически ликвидировали наш закон о квотировании, в Турции его приняли. Турция собирается в Евросоюз. Не хочется думать, что мы собираемся в африканский. Надо вернуться к вопросу о квотировании рабочих мест.

И четвёртое. Налоговый режим. Владимир Путин, будучи президентом, заявил: «Бюджет России не должен формироваться за счёт инвалидов».

Спасибо Комитету по бюджету, мы некоторые льготы по налогам сохранили, но налоговая нагрузка на инвалидов всё время увеличивается, за последнее время по страховым взносам с 14 процентов до 20. А в следующем году будет 27 процентов. Предприятия этого не выдержат.

Коллеги, если мы не изменим ситуацию, то я вас уверяю, никто от этого не выиграет. Бюджет ничего не получит, соответственно. И, наоборот, предприятия разорятся.

Мы просим, Татьяна Алексеевна, принять депутатов с инвалидностью и обсудить ещё раз с нами наши законопроекты по этой части. Это очень важный вопрос.

Перехожу к предложениям.

Первое. Конечно, конвенцию нужно ратифицировать.

Второе. Надо вносить изменения в законодательство, иначе люди с инвалидностью будут глубоко разочарованы: конвенция есть, а прав нет.

Третье. Хорошо бы, если бы Государственная Дума рекомендовала президенту Российской Федерации, вновь избранному, сохранить Совет по делам инвалидов при президенте Российской Федерации.

Четвёртое. Было бы очень правильно, если бы у нас при председателе Государственной Думы был создан совет по делам инвалидов, тем более что наш председатель имеет опыт руководства таким советом при президенте Российской Федерации.

И последнее – притча. У нас в Обществе слепых очень любят рассказывать историю. История очень простая. Международный рейс, огромный самолёт, входит экипаж в чёрных очках, пассажиры волнуются. Стюардесса им говорит, что это самый лучший экипаж, не одной аварии. Экипаж занимает места, самолёт разгоняется по взлётной полосе, взлётная полоса заканчивается, пассажиры вскрикивают, самолёт плавно поднимается вверх. А второй пилот говорит первому: «Интересно, если бы они не вскрикнули, как бы мы взлетели?». Притча предельно простая. Люди с инвалидностью могут всё или почти всё, им просто нужно помочь и желательно вовремя.

Прошу ратифицировать конвенцию. Спасибо. (Аплодисменты.)

P.S. За ратификацию конвенции проголосовали 443 депутата.